Федор БОНДАРЧУК: «Фамилия мне скорее мешала»

 

– Можно я сначала звонок сделаю? – спрашивает меня. – По делу звонок, срочный.

– Долгое у вас получилось путешествие.

– Да, я прилетел в Якутск, потом самолет развернулся и улетел в славный город Нерюнгри. Оттуда послал SMSку жене: «Я в Нерюнгри за тысячу километров от того места, где должен быть. Приезжай».

– Согласилась?

– Конечно. Она же такая, жена декабриста. Жаль, не успеет, я завтра улетаю обратно. Нерюнгри мне очень понравился. А люди какие замечательные! Все хотели меня потеплее одеть: то унты предложат, то меховую шапку. Говорю им: не надо, я же знал, куда лечу, тепло оделся. Бесполезно. Уже в самолете принесли плед и шарф. Спрашиваю: «От кого?» В ответ – от Ивана Петровича. Какой Иван Петрович? «Неважно», – отвечают. Удивительно. А красиво как! Я единственно переживал, что не успею сделать все, что наметил в Якутске.

– А какова цель вашего приезда, что за проект вы предлагаете?

– У нас есть программа, которую мы готовили три года. Это строительство мультимедийных образовательных комплексов в средних и малых городах России. Для меня это профильный проект, потому что он связан с кино. 4 мая 2011 года «Единая Россия» придала статус партийного проекта. Несколько дней назад на экспертном совете по кино при председателе российского правительства В.В.Путине мы поставили точку и теперь попытаемся реализовать. За три года, что мы им занимаемся, исследовано 250 городов России, наши специалисты везде побывали, разговаривали с руководителями местных администраций. Я помню прекрасно, как сначала многие из этих городов были отмечены на карте черным. Это те, кто не шел на контакт или просил денег на откат. Что делать, коррупция. Потом значки превращались в синие, наконец, зеленые. И мы уже слышали от чиновников: «Да вы что, вы нас не поняли». Но знаете, что самое интересное? Когда мы сделали карту России и прикрепили значки, где есть современные кинотеатры, получилось, что в левой части – просто скопление, а вся середина и правая часть России пустые, практически нет ничего. Поэтому мы приехали в Якутск и включаем его в нашу программу. Есть города, где люди выходят на нас сами и принимают самое деятельное участие. Это Ржев, Майкоп... То же самое произошло и с Якутией. Мы встречались и разговаривали с вашим вице-президентом Дмитрием Глушко. Должно получиться. Более того, комплекс должен быть построен уже в 2012 году, постараемся к открытию Международного спортивного форума «Россия – спортивная держава» и V Международным играм «Дети Азии», которые состоятся летом следующего года.

– Речь идет о новом кинокомплексе?

– Мы говорим не только о кинопоказе, здесь будет цифровое оборудование, благодаря которому спектр возможностей кратно возрастает. Мы говорим об образовательном комплексе, где можно будет проводить уроки по истории искусства, живописи, истории России, литературе, изучать базовые вещи про историю и культуру своей страны, которые должен знать любой человек. Все это стало доступным при конвертации, то есть переводе на «цифру». Мы подписали договоры с библиотекой первого президента России Б.Н. Ельцина, с Русским и Пушкинским музеями, Третьяковской галереей, которые переходят в «цифру», с Михайловским театром. Так что в этом центре, мы его называем Дворцом культуры, можно будет смотреть театральные премьеры, балет, спортивные соревнования даже в 3D. Причем для детей с восьми утра до 16.00 все это будет бесплатно, коммерческие показы лишь вечером. Возможностей море, они будут зависеть от тех молодых людей, которые будут вести его как менеджеры. Одновременно мы начали готовить специалистов для таких комплексов. Во ВГИКе пока не получилось, зато есть замечательное взаимопонимание с Санкт-Петербургским университетом кино и телевидения. Там открыт специальный курс.

– Думаю, вы наслушались критики и в свой адрес, и в адрес своего проекта.

– Его критиковали и Минфин, и Минэконом. На совете по кино были и мои товарищи и коллеги, у которых есть свои замечания. Я благодарен Александру Николаевичу Сокурову, который в один момент просто рявкнул, что не нужно вставлять палки в колеса хорошему делу. И конечно, я благодарен министру культуры А.Андрееву, который сказал, что помимо цифр существует катастрофическая нехватка современного культурного образования в малых городах. Об этом надо подумать.

– А какова стоимость такого проекта?

– У нас стоимость оборудования в разы дешевле, потому что все работают с американцами, а мы с индусами. На этом же Совете по кино Владимир Владимирович подписал льготы по ввозимому цифровому оборудованию для кинопроката. Опыт у нас уже есть. Это не будет дорогим удовольствием, что уже доказано и проверено.

– Как вы думаете, почему сегодня начали такое внимание уделять кино?

– Посмотрите, какое внимание уделяется спорту. Я очень рад как гражданин России, что мы проводим Олимпиаду в 2014 году. Теперь футбол. Колоссальные бюджеты. Но должно быть какое-то равновесие, потому что если мы не будем воспитывать молодежь, заниматься ее образованием и культурным воспитанием, то получится нация спортсменов. Сегодня в России всего 2300 экранов. В Америке – 39 тысяч. А в Советском Союзе было 250 тысяч! Не было ни одной, даже маленькой деревеньки, куда бы не привозили кино. Я это представить не могу. Как не могу представить, что надо было сделать, чтобы все это разрушить. Это необходимо реанимировать, потому что мы страна, которая любит своих героев. Пока еще любит.

– А у нас есть свои герои?

– Героев, к сожалению, нет. Это я вам как режиссер говорю. Мы в поисках героев нашего времени.

– Вам не жалко тратить свое время на такие огромные проекты, его же наверняка не хватает?

– Для меня все это важно. Я вообще не отдыхаю. Сплю по четыре-пять часов. У меня нет выходных, отпусков. Я так работаю вот уже три года изо дня в день. В 2010 году спродюсировал три картины, снялся в семи, пять из которых – главные роли. Это гигантские проекты «Белая гвардия» по Булгакову, «Шпионский роман» по Акунину. Я спродюсировал и снялся в картине у Дуни Смирновой «Два дня» с Ксенией Рапопорт, великой нашей актрисой, в телевизионном художественном фильме на телеканале Россия «Лектор», выходят «Пирамида», в основу которой положена история с Мавроди, две комедии. Как режиссер я готовлюсь к картине «Сталинград». Уже делаются планы постройки декораций, выбирается натура в Петербурге и Волгограде, идет кастинг актеров. Это будет международный проект. Только что прилетел из Лос-Анджелеса, подписал договор с композитором Девида Линча Анджело Бартолометти, ведем переговоры с иностранными артистами.

– А разве можно все успеть?

– Нет, конечно.

– Есть какой-то секрет от Бондарчука, как растянуть время и где взять силы на осуществление всего задуманного?

– Да нет никакого секрета. Да, я еще и студию строю под Москвой, гигантскую, 33 тысячи квадратных метров. Понимаете, я не занимаюсь сельским хозяйством, производством шарикоподшипников. Так или иначе все это связано с кино, индустрией кино.

– Вы всегда хотели связать свою судьбу с кино?

– Нет, в детстве я хотел быть водителем такси, потом солдатом, каменщиком, но в армии быстро понял, что это не мое. Мама хотела, чтобы я стал дипломатом, но это скучно, и я благополучно провалил экзамены. А потом отец за руку отвел меня во ВГИК, и это было стопроцентное попадание.

– Фамилия отца знаменитого режиссера и актера Сергея Бондарчука помогает в работе?

– Мне моя помогает. Я честный человек, законопослушный гражданин. У меня хорошая репутация, и я ею очень дорожу, хотя предложений получаю великое множество. Что касается отца, то как его фамилия могла мне помогать после перестройки, когда на пятом съезде кинематографистов его обвинили во всех тяжких грехах, поставив в вину то, что он Герой Соцтруда, лауреат Сталинской и Ленинской премий? Потом, слава Богу, прошло время, его «реабилитировали», я в кавычках так называю, потому что он в реабилитации не нуждался. Человек, который снял хотя бы один фильм, подобный «Войне и миру», может всю жизнь ничего не делать в кино, ему за одно это надо памятник поставить. А у него таких фильмов множество: «Судьба человека», «Они сражались за Родину», «Степь», я уж не говорю о его актерских работах, то что он сделал для своих коллег. Знаете, в Ейске ему поставили памятник на главной площади, и мне нравится, что у него ботинки просто заполировали, молодожены трут их на счастье.

Я входил в кино в сложное время, и мне фамилия скорее мешала. Это было после армии в 1987 году, и в меня пальцем тыкали в институте. Студенты всегда бывают максималистами, революционерами и изменения в стране воспринимают сильнее, чем простые люди. А потом это творческий вуз. И вдруг приходит сын Бондарчука. Как он попал в институт? Место ли ему тут? Вот такие вопросы задавались. Поэтому первые годы я только и делал, что доказывал, что я состоятелен. Жена мне всегда говорит: «Ты даже не обнадеживайся фамилией, у тебя все через очень тяжелый труд». Мне с неба ничего не падало. Это правда. Зато и победа значимее. Мой первый фильм «Девятая рота» – лучший прокат страны 2005 года. Я первым перешел планку в 20 миллионов долларов, что на кинорынке было немыслимо, а потом еще догнал до 25. «Обитаемый остров» стал лучшим в прокате 2009 года. Покажите, у кого из российских режиссеров лучший прокат. Ну, у Тимура Бекмамбетова. Нас мало, тех, кто может сделать работу для большой аудитории. Пальцев на одной руке хватит.

– Ну, с этим-то проектом все нормально?

– Вы даже не представляете, какое сопротивление он встречает. И это при том, что есть постановление правительства, что это партийный проект. Делается все, чтобы затормозить. Например, слово «поддержать» меняют в документе на «рассмотреть», что может оттянуть проект еще на полгода. Я с таким столкнулся, что у меня волосы дыбом встают. Я говорю о коррупции. С этим борются и президент, и премьер. Очень сложно. В один момент я себе сказал: если это не пройдет, в открытую выступлю и назову фамилии чиновников, которые устраивают саботаж. Я готовил проект три года, и отношусь к нему как солдат, который должен выиграть сражение за благое дело.

Мы выкашиваем целые поколения, растим Фому, не ведающего родства. Обратитесь с простыми вопросами к нашим подросткам: кто такой Сталин или Ленин, и я вас уверяю, что от количества тех, кто этого не знает, вы ужаснетесь. Я уже не говорю о Николае I и Екатерине.

В России обожают национальное кино, мы конкурентоспособны. Ну, давайте потеряем и это. Будем великой спортивной державой и точка. У нас еще есть время, силы и люди, чтобы кино воспряло.

– Может быть, чтобы решить все эти вопросы, артисты, журналисты и спортсмены идут в депутаты? Как вы к этому относитесь?

– Если б мне сказали, чем они занимаются, я бы ответил.

– А у вас не было такого желания?

– У меня все очень просто: я не политик, я практик. Я хочу строить, реализовывать свои проекты.

– Приходится рассчитывать только на себя? А на Бога?

– Я ортодоксально верующий человек. Это у меня от бабушки. Но Бог суровый, скорее строгий. Легко ничего не дается.

– Любите ли вы авторское кино?

– Обожаю, но не люблю профанации, когда оно ничем не наполнено, как говорят, «певец пустоты».

– Многие молодые люди и у нас в Якутии тоже хотят снимать кино, что посоветуете будущим режиссерам?

– Изучить все книги по кино Эйзенштейна. Ничего другого не написано, а еще всю классическую русскую литературу.

– Как им стать известными?

– Размещать свои работы в сети, если понравятся, на вас выйдут продюсеры, они просматривают проекты молодых в Интернете. Растет количество телевизионных каналов, везде нужны люди. Сегодня большой спрос на плотные хорошие сценарии, в том числе и к детским картинам. Пожалуйста.

– Как вы относитесь к кинопиратству?

– А как можно относиться к воровству?

– Лучшее время в вашей жизни?

– Съемки фильма «Девятая рота». Это был мой первый фильм, было товарищество, братство. Все совпало в одной точке и в одно время.

– Кого из ныне живущих российских кинематографистов вы бы назвали национальным достоянием?

– Сокурова и Германа.

– Кто из артистов наиболее интересен?

– Мой отец и его друзья, Андрей Краско, Константин Хабенский, из режиссеров – Дуня Смирнова, Валерий Тодоровский, Сергей Снежкин.

– Как отбираете артистов в свои картины?

– По таланту, той самой Божьей искре. Профессионализм на последней строчке.

– Есть у вас режиссерская фишка, собственный почерк?

– Я работаю над этим. Прежде всего это особый монтаж и мегакрупные планы: от бровей до подбородка.

– Как относитесь к популярности?

– Нормально. Жаль, что мешает спокойно появляться в людных местах, на рынке, например. Я очень люблю ходить на рынок.

– Готовить умеете?

– Очень люблю это дело.

– На последнем Совете по кино говорилось о возможном открытии в регионах кафедр кинорежиссуры, что позволит развиваться региональному кинематографу.

– Это хорошее дело. Сюда могли бы приезжать известные и успешные режиссеры российского кино и проводить мастер-классы.

Марина КОЛБАСИНА.

г. Якутск




← Назад в раздел