Это дело открыло нам глаза

Дело «холдинга»

В сентябре 2007 года в Москве были задержаны президент американской фирмы «Глоубал Фишинг», гражданин США Аркадий Гонтмахер, а также его российские партнеры Азиз Эмбарек и Александр Суслов (ЗАО «Восточные рыбные ресурсы»). Они были обвинены в организации преступного сообщества, легализации имущества, приобретенного преступным путем, нарушении законодательства России о континентальном шельфе и исключительной экономзоне. Коммерсанты провели за решеткой почти три года, пока шло следствие. Весной 2010 года уголовное дело было передано в Камчатский краевой суд. Для местного правосудия оно стало уникальным во всех отношениях. Дело насчитывало 270 томов. В нем были указаны сотни эпизодов, произошедших в различных точках мира.

По версии следствия, преступная деятельность велась следующим образом. Фигуранты дела создали на Дальнем Востоке неофициальный холдинг из более чем 20 краболовных компаний с головной фирмой «Восточные рыбные ресурсы». Общий флот насчитывал порядка 17 судов. Как говорилось в материалах дела, эти суда находились в море легально, прикрываясь законными квотами. Но краб добывался не в пределах квот, а в максимально возможном объеме. Добытая продукция вывозилась на транспортных судах в Южную Корею, где на нее оформлялись фиктивные документы. В дальнейшем она как легальная поступала в адрес «Глоубал Фишинг».

По подсчетам следователей, объем краба, незаконно добытого с конца 2006 года до лета 2007-го, составил около 9 тысяч тонн, ущерб интересам России – 5 млрд рублей.

Невиновны?

В самом начале процесса суд удовлетворил просьбу обвиняемых о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Двенадцать присяжных слушали дело с июня до декабря 2010 года. За это время сторона обвинения представила им почти 80 свидетельских показаний (в основном, членов экипажей), записи телефонных переговоров фигурантов дела, данные из ноутбука, который был изъят у Гонтмахера в момент задержания, и т.д. Однако присяжных это не убедило. Факт браконьерства они не оспаривали. Но, по их мнению, причастность к нему Гонтмахера, Суслова и Эмбарека осталась недоказанной. Подсудимые были полностью оправданы.

Правда, после освобождения Гонтмахеру были предъявлены новые обвинения в рамках еще одного уголовного дела, в котором описана похожая схема, что и в деле «холдинга», но с участием иных фирм. Он остается под следствием.

Эти события имели в Камчатском крае большой общественный резонанс. Здесь до сих пор не утихают споры о том, правы ли присяжные или нет.

Дело «Восточных рыбных ресурсов» приоткрыло широкой публике многие нюансы морского промысла, о которых ранее предпочитали молчать. Например, на суде говорилось, что фигуранты дела имели коррупционные связи с сотрудниками Северо-Восточного пограничного управления береговой охраны ФСБ России, получали от них секретные данные о положении патрульных судов и самолетов, информацию о датах предстоящих проверок. Хотя имена «оборотней в погонах» так и не были названы,  камчатцы теперь имеют полное представление о том, что же происходит на крабовом промысле и как его контролируют.

Не менее интересная тема – практика подачи судовых суточных донесений (ССД).

«Стопроцентный» контроль

Российское добывающее судно обязано отчитываться перед государственным контролем, предоставляя ему ССД с указанием улова, добытого за сутки. Многие краболовы откровенно занижают эти данные, сообщая, что выловили за день не более 300 кг.

Содержание судна в море за сутки обходится до 8 - 10 тысяч долларов. Из 100 кг сырца получается 65 кг продукции. 1 кг крабопродукции стоит до 10 долларов. Значит, судно, которое якобы ловит в сутки 300 кг, а то и меньше, себя не окупает. Вопрос: почему владелец этого судна держит его на промысле с такими низкими показателями? Ответ очевиден: потому что на самом деле краболов ловит гораздо больше, но занижает отчетность. С помощью такого приема квоту, которой хватает на пару месяцев промысла, можно «растянуть» на год. Это позволяет судну долго оставаться в море, работая не по квоте, а на всю мощность.

Подобная практика описана и в деле «холдинга» «Восточные рыбные ресурсы». Когда его руководителей судили, то им задали логичный вопрос: за счет чего компания существовала, если ее суда и вправду ловили столько краба, сколько проходило по судовым суточным донесениям? Президент «холдинга» Азиз Эмбарек развел руками: «Я вообще ССД не читал». Действительно, зачем ему было их читать, если они не отражали реальную ситуацию.

К сожалению, у присяжных заседателей вопросов по этому поводу не возникло. Их оправдательный вердикт фактически стал карт-бланшем для других компаний, которые практикуют те же методы. Если сегодня взглянуть на ССД некоторых краболовных судов, то мы увидим знакомую картину: официально - не более 300 кг за сутки. А сколько же добывается неофициально?

Информация к размышлению

В декабре прошлого года, ТИНРО-центр заявил, что объем экспортных поставок российского краба превысил в 2010-м официальный вылов в 2 раза.

В камчатских рыбопромышленных компаниях нам откровенно говорят, что продукция из неучтенного краба продолжает регулярно поступать на американский и азиатский рынки. Правда, размерный ряд крабовых конечностей заметно уменьшился, что показывает «выдающийся» результат работы браконьеров: более крупные размеры – те, что составляют основу воспроизводства популяции - практически ликвидированы как класс. Похоже, и у природы есть свой предел. 

Чтобы добывать краб в таких количествах, мало кратковременных бандитских набегов. Здесь дело поставлено на промышленную основу. Для этого браконьеры должны находиться в море постоянно и добывать краба регулярно, прикрываясь легальными квотами.

Так что все, кто имеет крабовые квоты, могут быть под подозрением, равно как и те должностные лица, что контролируют промысел.

Кирилл МАРЕНИН.

г . Петропавловск-Камчатский

 



← Назад в раздел