Особенности национального промысла

С древних времен в жизни коренного населения тюлени были и остаются одним из самых ценных даров моря. Мясо этих морских млекопитающих – идеальный корм для пушного зверя, шкура и кости используются в производстве одежды и сувениров. Но самый главный компонент - это тюлений жир, который очень полезен для человека, ведь только в нем содержатся кислоты “омега-три”, используемые для профилактики онкологических и других заболеваний. В течение столетий аборигены, питаясь в основном рыбой и мясом, не знали таких болезней, как гипертония, атеросклероз, сахарный диабет.

80-е годы прошлого века – это пик добычи тюленей в Магаданской области. Судовой промысел в то время достигал 44 000 голов в год. Кроме того, еще почти 7 000 голов добывали в прибрежной зоне. Такие высокие показатели позволили региону стать лидером на всем Дальнем Востоке по добыче морского зверя. А что сейчас? Согласно информации управления Россельхознадзора по Магаданской области, в прошлом году чуть больше двухсот голов были добыты по промышленным квотам и около 150-ти голов по квотам, выделенным для нужд коренных малочисленных народов Севера.

Добыча тюленей, как и всех ценных видов морских биоресурсов, строго контролируется государством. Ежегодно в Министерстве сельского хозяйства РФ определяется ОДУ (объем допустимого улова) морского зверя для регионов, где ведется такой промысел. Несмотря на низкие показатели добычи, этот лимит до сих пор получает и Магаданская область. В 2006 году так называемая промышленная квота составила 24755 голов, плюс 4010 штук - это квота для распределения между коренными малочисленными народами Севера. О ней мы поговорим подробнее.

Управление Россельхознадзора выписало для Магадана 14 разрешительных билетов, дающих право добыть около 600 голов. 13 билетов получили охотники из числа коренного населения, которые добывают морзверя исключительно для собственного пропитания, их улов составил около 30 голов. Одно разрешение оформлено национальному предприятию “Улын”, которое несколько лет назад создал бывший работник совхоза “Рассвет” Алексей Шахурдин.

Совместно со своими единомышленниками он разработал программу по возрождению этого вида промысла. К сожалению, привлечь спонсоров под этот проект не удалось: долгие годы им никто не занимался, а робкие попытки наладить добычу морзверя терпели фиаско. В итоге все, – начиная от аренды судна до снаряжения, пришлось покупать самим.

Бригада на катере должна была отправиться в море осенью прошлого года. Однако судно для охоты, которое шло из Николаевска на Амуре, из-за сложных погодных условий, задержалось в пути и пришло только в начале декабря. В итоге, охотники отправились на добычу морзверя уже после окончания промысла. Несмотря на то, что даже самые поздние сроки промысла уже давно закончились, а катер не был оборудован для добычи морского зверя, бригада из нескольких человек добилась весьма неплохих результатов.

– Вначале мы направились в Амахтонский залив. В первый день настреляли 12 голов, - рассказывает Алексей Шахурдин. - Конечно же, все очень волновались, ведь последний раз мы охотились на тюленей более 10-ти лет назад, когда и навыки были другие и все расходы брал на себя совхоз. А сейчас все, включая патроны для ружья, куплено предприятием “Улын” за деньги и каждый выстрел был буквально на вес золота. Тем не менее, за 4 дня наша добыча составила около ста голов. Сложность заключалась и в том, что в такое позднее время никто не охотился и даже в традиционных местах не всегда можно было найти зверя.

Этот довольно короткий выход в море доказал: тюленей можно добывать в больших количествах и с минимальными затратами. Конечно, сотня голов - далеко не промышленный объем, но в “Улыне” настроены решительно. Недавно здесь взяли в аренду судно на воздушной подушке, с помощью которого можно охотится и в периоды нарастания льда, когда выход в море на катере практически невозможен. Возместить хотя бы часть своих затрат на предприятии планируют, приняв участие в программе “Трудозанятость коренных малочисленных народов Магаданской области”, где этот вид промысла выделен отдельной строкой.

Добыча морского зверя во всем мире считается очень сложным и затратным промыслом, требующим специальных судов и оборудования, отличного от того, которое используется при рыбодобыче. Специалисты любят приводить такой пример. “Когда рыбак, достал рыбу из сетей и выкинул ее на берег – она уже стала товаром, и ее можно сразу же продать, а только что добытую тушу тюленя никто не возьмет. Животное в короткие сроки необходимо грамотно разделать, затем, соблюдая технические условия, обработать и законсервировать при определенной температуре, и только после этого предлагать покупателю. Все это значит одно: предприятия, занимающиеся данным видом промысла, нуждаются в поддержке государства.

Отчасти такой поддержкой можно считать выделяемые области бесплатные квоты для обеспечения традиционных видов промысла и традиционной хозяйственной деятельности, которые распределяют ассоциации коренных и малочисленных народов Севера. В конце 2006 года такой квотой и воспользовалось национальное предприятие Алексея Шахурдина “Улын”. Правда, согласно условиям, которые предъявила городская ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Алексею пришлось безвозмездно отдать значительную часть от всего улова! Парадокс, не правда ли? Так называемая “бесплатная” квота оказывается просто разорительной для любого предприятия, - ведь подобный “налог”, составляющий почти половину от всего заработанного, просто не дает получать никакой прибыли.

В данном случае для предпринимателя выгодней отказаться от “бесплатной” квоты и купить промышленную, при этом издержки намного меньше.

- Квоты для ведения хозяйственной деятельности национальных предприятий должны выделятся им без ограничений, - считает главный специалист морского отдела управления Россельхознадзора Владимир Малахов. - Промысел морзверя очень трудоемкий и затратный, добиться получения прибыли может только отлаженное производство. Поэтому, если предприятие обеспечивает работой своих земляков, то та часть продукции, которую оно раздает односельчанам, требует возмещения затрат. В противном случае и в этом году освоение квот по морзверю будет минимальным.

Действительно, квота для того и выделяется, чтобы осваивать ее в максимальном объеме. Если охотники из числа местного населения способны добыть всего несколько десятков тюленей, почему бы не отдать остальную квоту предприятию, которое способно добыть и тысячу голов?

– В Министерстве сельского хозяйства, конечно же, учитывают, сколько морского зверя добывается в области. Поэтому динамика уменьшения квот по этому виду с каждым годом все значительней, - считает исполняющий обязанности начальника отдела надзора за использованием водных биологических ресурсов в морских районах Охотского моря управления Россельхознадзора Владимир Хомяков.

В подтверждение его слов приведем яркий пример: если в 2006 году промышленная квота на Магаданскую область составила 24755 голов, то на 2007-ой ее сократили аж до 7600 голов. В Минсельхозе рассуждают вполне логично: зачем выделять многотысячную квоту региону, где добыча составляет всего лишь несколько сотен голов. К счастью, пока такое сокращение не коснулось лимитов для нужд коренных народов, которые остались на уровне прошлого года. Все потому, что в федеральном Законе о рыболовстве приоритет освоения этого вида морских биоресурсов закреплен именно за данной категорией населения. Однако опасения многих, что и эту квоту могут уменьшить, не лишены оснований.

Такими темпами, в определенный момент, который наступит как всегда неожиданно, у Магаданской области могут вообще забрать все квоты. Как предполагают специалисты, в этом случае нельзя исключить приход в регион других предприятий, которые, обладая флотом, людьми и, главное, квотами, начнут добывать морзверя возле наших берегов. А это обязательно произойдет, учитывая, что северная часть Охотского моря идеальна для берегового и судового промысла тюленей.

Между прочим, в Министерство сельского хозяйства уже поступают обращения от добывающих предприятий, не зарегистрированных на территории области, с просьбой - оказать помощь в организации промысла в Охотском море. Конечно же, эти факты не говорят о том, что завтра к нам придет целая флотилия и начнется массовый отстрел тюленей. Но повод задуматься, безусловно, есть.

И еще о квотах. Даже если предположить, что в течение, скажем, 1-2 лет промысел морзверя в области наладится, местные добывающие и перерабатывающие предприятия встанут на ноги и объемы добычи начнут расти, это вовсе не значит, что федеральный центр сразу же увеличит промышленный лимит. Чиновники в Москве росчерком пера могут только уменьшить размер квоты, а увеличить ее без рекомендаций научных институтов нельзя! Для того, чтобы ученые дали добро, необходимо провести учет численности тюленей в акватории Охотского моря. Последний раз эта работа велась в 1986 году. Полученные тогда данные давно устарели, и сейчас никто не знает сколько всего морских млекопитающих обитает на этой территории. Учет – это трудоемкая работа, которая потребует привлечения большого количества специалистов и, конечно, немалых финансовых средств.

Каждый год на Колыме говорят о лососевой путине, забывая, что Охотское море богато не только красной рыбой. Добыча морского зверя - это тот резерв, использование которого может решить множество экономических и социальных проблем. Появление целого ряда добывающих и перерабатывающих предприятий создаст дополнительные рабочие места, увеличатся налоговые поступления. Однако пока все идет к тому, что мы в очередной раз, бездарно отнесясь к использованию своих природных богатств, лишимся и этого резерва.

Виктор ПЧЕЛИНЦЕВ.Магаданская область



← Назад в раздел