«Жить, а не доживать!»

– Статистика подтверждает: число пожилых растет и у нас. Сегодня в республике живут 242 323 пенсионера, а это почти треть ее населения. Соответственно, постоянно увеличивается и нужда в социальных услугах, что заставляет нас включаться в какие-то новые проекты, искать нестандартные формы работы с людьми преклонного возраста. В прошлом году, например, в рамках организации их досуга мы пригласили их на курсы компьютерной грамоты…


– Ну и каковы результаты в таком возрасте?


– Очень даже неплохие. Мы посчитали, что это необходимо еще и потому, что с 1 ноября 2010 года в республике начал работу единый портал государственных услуг в электронном виде, благодаря чему, не выходя из дому, можно получить и социальные услуги. Любой гражданин может воспользоваться ими посредством Интернета.


– Однако компьютеры есть не у всех…


– Конечно. Именно потому пенсионеры должны получать социальную помощь вне зависимости от места проживания. Службы социального обслуживания у нас есть везде. И если раньше они работали в заявительном порядке – только тогда, когда пенсионер сам попросит помощь социального работника, то сейчас мы им ставим задачу работать на опережение - по фактам выявления. Конечно, это потребует увеличить сеть социальных служб.


Кроме того, учитывая специфику республики - ее огромные расстояния, разбросанность населенных пунктов, их оторванность друг от друга, сегодня мы отрабатываем и такую форму обслуживания, как мобильные бригады, которым предоставили несколько машин. Впрочем, надо сказать, в том или ином виде такое практикуется не первый год. К примеру, когда в районах проходят дни управления соцзащиты, во время которых персонал старается посещать все населенные пункты, вплоть до самых труднодоступных. Причем в составе бригад не только соцработники, но сотрудники Пенсионного фонда, медики и т. д.


– Николай Николаевич, в последнее время все чаще говорится о том, что нужно поднимать престиж социального работника. На ваш взгляд, что для этого требуется прежде всего?


– У соцработников маленькая зарплата – 11 - 13 тысяч, но очень сложная работа, требующая больших душевных сил. По нормативам каждый из них в городе должен обслуживать восемь человек, в селе – четыре, но на деле обращаемость намного больше. Не случайно профессиональное выгорание тут ощутимо как нигде. Однако до сих пор статус этой профессии в РФ не определен.


– Текучка среди соцработников велика?


– Как ни странно, нет. Потому что люди, как правило, приходят по призванию. Мы стараемся их поддерживать. С прошлого года начали обеспечивать спецодеждой. И если в центральных регионах России это в основном халаты да перчатки, то у нас еще и зимняя одежда: валенки и прочее. Снабдили их сумками социальных работников, где есть все необходимое: от градусника до фонарика и зонта… Мы пытаемся, как можем, повышать престиж профессии, но, согласитесь, без хорошей зарплаты делать это сложно.


Потому мы рады, что, как сказал президент РФ Дмитрий Медведев, будут внесены изменения в закон о социальной службе и через полгода он поступит на рассмотрение Государственной Думы РФ. Разумеется, мы внесем и свои предложения. Прежде всего, это касается нормативов. Дело в том, что мы давно работаем по временным нормативам предоставления социальных услуг, а должны быть общие стандарты в целом по РФ, которые в то же время учитывали бы специфику каждого региона.


– Николай Николаевич, как показали комплексные проверки социальных объектов, которые прошли в России после известного пожара в Республике Коми, по сравнению с другими субъектами Дальневосточного федерального округа у нас ситуация оказалась достаточно тревожной. Подавляющее большинство домов-интернатов для престарелых - в ветхих деревянных зданиях… Однако сразу же вслед за этим началась и работа по модернизации таких объектов. На каком этапе она сегодня?


– Да, после ужесточения норм противопожарной безопасности оказалось, что закрытию подлежат 90 % учреждений социальной сферы: ветхих, изношенных, старых. А главное - деревянных, что по федеральному закону № 123 абсолютно недопустимо. Как известно, проживать обитатели домов-интернатов должны исключительно в зданиях первой степени огнестойкости, то есть каменных.


В мае 2009-го правительство РС (Я) приняло постановление № 199, в котором предписано модернизировать эту базу в кратчайшие сроки. Однако отстроить за год больше десятка каменных корпусов нереально – для этого республике потребовалось бы не менее миллиарда рублей. И тогда решено было закрыть 12 наиболее сложных социальных учреждений, переделав под их нужды подходящие объекты.


При этом мы приняли решение отойти от интернатов малой формы, которые были в каждом районе, организовав вместо них межулусные. Поначалу пожилые люди страшились переселения, однако все оказалось гораздо проще, чем мы думали.


– Старики не отказывались покидать насиженные места?


– Мы старались подходить индивидуально. Кроме того, мы не хотим, чтобы они теряли связь с родиной - для тех, кто пожелает, решено организовывать поездки в родные места: навестить друзей, знакомых…


Однако то, что было сделано, - лишь начало модернизации сети домов-интернатов. Сегодня мы должны принять программу, согласно которой строительство замены им было бы включено в инвестиционный бюджет республики.Привести эти учреждения в соответствие – сегодня наша главная задача.


– С каким количеством домов-интернатов еще предстоит разобраться?


– Прежде всего, нас беспокоят объекты в Вилюйской группе улусов – это Нюрбинский, Верхневилюйский и Сунтарский районы. Все они деревянные. Вместо них решено построить один - межулусный. Проект готов, сейчас проходит экспертизу, и начало строительства мы ожидаем со следующего года.


– К какому году республика планирует разобраться с этим хозяйством совсем?


– Сложный вопрос. Но президент РС (Я) Е. Борисов такую задачу поставил, работа идет, так что, думаю, в 2013-м уже можно будет подводить какие-то итоги…


Кроме того, решая жилищную проблему пожилых, в 2010 году в Якутии впервые был сдан 72-квартирный социальный дом. Еще один такой же мы ожидаем в 2011-м. Для нас это принципиально новая форма социального обслуживания престарелых и инвалидов. Ведь такое жилье – не просто комплект индивидуальных квартир, но и полный комплекс услуг, которые проживающие могут получить, не выходя из подъезда: есть аптека, прачечная, магазин и т. д.


– Николай Николаевич, в отличие от центральных регионов России, где давно работают частные пансионаты для престарелых, в Якутии ни одного подобного учреждения нет. Хотя очередь в дома-интернаты существовала всегда. Почему бизнес не спешит осваивать пустующую нишу на рынке услуг?


– Действительно, все подобные объекты в республике – это госучреждения. Но не потому, что мы против прихода бизнеса в эту сферу.Наоборот, все необходимые регламенты и стандарты оказания социальных услуг уже приняты, и заняться этим может любой – место на рынке свободно.


Пожалуйста, если у тебя есть желание, можешь открыть пансионат для престарелых.


– А спрос есть?


– Еще какой! Ведь всегда найдутся люди, которым нужно выехать в командировку или в отпуск, но не с кем оставить родителей, прикованных к постели… А государство, к сожалению, пока не в состоянии предоставить гражданам такие услуги.


Однако одного желания мало. Нужно еще иметь возможности. Потому что и противопожарные, и санитарно-эпидемические требования достаточно жесткие, не все их выдерживают. Ко мне часто подходят, спрашивают про условия, и… дальше этого не идет. Но я думаю, что рано или поздно такие услуги в республике все же будут освоены, потому что спрос на них есть.


Тем не менее государство готово рассмотреть любые разумные проекты в этой сфере. И мне, например, очень импонирует, что руководство страны не декларативно, а в последнее время на деле взялось за решение ее самых насущных проблем. А поскольку к инициативам подключаются и регионы, то социальную сферу России - а также тех, на кого она ориентирована, и пожилых прежде всего, - думаю, ждут интересные времена...


Елена ВОРОБЬЕВА.

г. Якутск  


Кстати!


В рамках реализации Указа президента РФ в 2009-2010 годах жилье получили 555 якутян-ветеранов Великой Отечественной войны, вставших на учет до 1 марта 2005 года. Из них 160 человек получили жилье, выстроенное специально. Так, в Якутске был возведен 110-квартирный ветеранский дом, в городе Олекминске жилой дом на 40 квартир, в селе Сунтар – 12-квартирный дом.


Еще 395 ветеранов получили социальные выплаты на покупку жилья.

  Кстати!


Из 242 323 пенсионеров, проживающих сегодня в Якутии, неработающих – 130 319 человек. Средний размер трудовой пенсии – 10 805 рублей. При этом величина прожиточного минимума пенсионера в первой зоне республики (это в основном арктические районы) составляет 8544 рублей, во второй – 7661 рубль.


На 1 октября региональную социальную доплату к пенсии получали свыше 27 тысяч человек. Ее средний размер – 2893 рубля.

  Кстати!


В республике принят и закон о специальном жилищном фонде – социальных домах. Мы считаем, это очень важно на перспективу, так как хотим, чтобы аналогичное строительство развивалось во всех муниципальных образованиях республики – потребность в этом у людей есть.



← Назад в раздел