Новая орбита Вячеслава Штырова

Сегодня гость нашей редакции – заместитель председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Вячеслав Штыров. После избрания на высокую должность экс-президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Анатольевич буквально на второй день вылетел в командировку в Якутию.


– Вячеслав Анатольевич, поздравляем вас с избранием на должность заместителя председателя Совета Федерации России и желаем вам успехов и еще раз успехов.


– Спасибо.


– Расскажите, пожалуйста, какой круг вопросов сейчас Вам приходится решать?


– С начала работы в Совете Федерации я стал членом Комитета по местному самоуправлению. Это один из главных и наиболее активных комитетов, поскольку там решается очень много вопросов, касающихся совершенствования системы МСУ.


На самом деле в нашей стране в целом кардинальная реформа МСУ прошла в первой половине первого десятилетия XXI века. Была разработана целая концепция, автором которой принято считать Дмитрия Николаевича Козака, в то время занимавшего пост заместителя руководителя администрации Президента Российской Федерации.


В Якутии нам пришлось в какой-то степени начинать с нуля, потому что у нас была сплошная вертикаль власти. Хотя это тоже все относительно условно, потому что МСУ существовало еще с царских времен. Сегодня, конечно, можно уже судить о каком-то опыте, противоречиях, которые есть в организации МСУ, и т.д.


– В целом можно сказать, что и в республике, и в стране время становления местной власти прошло.


– Власти, очень приближенной к населению, важной, потому что именно здесь непосредственно реализуются вопросы, которые касаются нужд людей на местах. С другой стороны, понятно, что она недостаточно совершенна, есть много вопросов, их можно разделить на группы.


Первая. Не до конца отрегулированы взаимоотношения между уровнями государственной власти и органами МСУ. Чтобы не уходить далеко в теорию, можно на практике посмотреть. Например, летние пожары практически по всей России. Все СМИ и органы государственной власти обвиняли местный уровень – такие, мол, сякие, беспомощные и т.п.


А если заглянуть в эту проблему поглубже, то тут явное несоответствие обязанностей и ответственности, которую должна нести местная власть, и, конечно, возможностей. Ну, что можно сделать, если денег хватает только на оплату коммунальных услуг и на содержание одного человека в штате? Ну, берут лопату и сами в первых рядах тушат пожары, а организовать, мобилизовать – увы.


В стороне остались и структуры МЧС, которые в первую очередь должны нести главную ответственность и координировать работу всех. Вот и возникает вопрос – в какой мере органы МСУ обеспечены властными, организационными, финансовыми полномочиями? Эти вопросы сейчас обсуждаются, ведется анализ законодательства – что надо изменить для того, чтобы уравновесить ответственность и возможности.


Вторая проблема связана со структурой органов МСУ. Она и у нас в республике есть – это проблема взаимодействия между органами МСУ разного уровня. Да что там греха таить, в некоторых случаях есть явные противоречия. В том же Мирнинском районе, например. Они были сняты с приходом нового главы. В Нерюнгринском районе есть трения между районной администрацией и городской. Возникает вопрос – а где четкая граница? Кто из них и за что отвечает и какова система соподчинения?


На примере Мирнинского района мы увидели, что есть чисто субъективный фактор – пришел новый глава, и все утихомирилось. Но сама система должна действовать автоматически. К этому же можно отнести такие проблемы, как дублирование функций. Если мы на свой же опыт посмотрим, то раньше у нас, в Мирном, городской Совет фактически одновременно являлся районным Советом и город имел соподчиненную территорию, за которую нес ответственность. А в чем преимущество этой системы? В том, что в крупном районном центре, где зарегистрированы предприятия и сосредоточены крупные коммерческие структуры, конечно, больше возможностей, чтобы вокруг себя глубинку подтягивать. В новой системе места таким отношениям нет. Во многих случаях это привело к тому, что органы местного самоуправления непосредственно поселенческого уровня, они обескровлены финансово, организационно, и происходит опустошение глубинки. Люди тянутся туда, где уровень жизни повыше, где можно получить какие-то социальные услуги и т.д. У нас в России за последние годы около 38 тысяч населенных пунктов исчезло с карты, и этому есть разные причины. Нельзя сказать, что это вопрос только структуры органов МСУ. Но однако это одна из причин.


Сегодня обсуждается вопрос о том, можно ли вернуться к старой системе. В Нижегородской области, например, город Бор сначала отделился от района, а теперь они приняли другое решение, и территория района фактически вошла в городскую. На самом деле это не совсем соответствует законодательству, но зато появился опыт.


Или такая актуальная проблема – некоторые муниципалитеты, пожив самостоятельно, теперь начинают принимать решения о том, что надо бы объединиться, потому что появится больше возможностей для решения структурных вопросов, для обслуживания населения. А законодательство, в общем-то, такого не предусматривает. Вся эта группа вопросов сейчас обсуждается.


Ну, и конечно, ключевой, главный вопрос – финансовое обеспечение деятельности. С одной стороны, муниципалитеты правильно ставят вопрос о том, что необходимо большую часть налогов оставлять на уровне муниципалитетов. А с другой, страна настолько неравномерно развита, да и кризис показал, что некоторые промышленные центры, где есть нефтяная и газовая отрасли, более-менее нормально пережили его, а все другие субъекты Федерации, не говоря уже о муниципалитетах, с трудом. Все это выявило большую разницу в уровне экономического развития и, соответственно, налогового потенциала. На уровне государственной власти должен быть объем ресурсов для выравнивания возможностей муниципалитетов. Это говорит о том, что они большую часть налогов вынуждены у себя оставлять, меньшую – муниципалитетам отдавать, чтобы потом перераспределить их. Это объективно, и от этого никуда не денешься. С другой стороны, есть вопросы, которые можно решить. Ну, например, муниципальные налоги. А, допустим, федеральное правительство может эту льготу по этому налогу тому или иному предприятию дать. Получается, что муниципалитет рассчитывает на эти доходы, а они получают льготу. Значит, надо уравновесить: тот, кто получает налоги, и должен решать – давать эту льготу или нет.


Вот такая работа ведется, и я должен сказать, что к ней привлечены и специалисты-теоретики, и люди приезжают непосредственно с мест. Это полезная работа, которая позволит нам решить многие вопросы.


Сейчас с избранием меня заместителем председателя Совета Федерации круг обязанностей, естественно, расширяется. Мне поручено координировать деятельность комитета по МСУ, членом которого я останусь. Дальше – работу одного из очень важных комитетов - по социальным вопросам, с точки зрения законодательства в этой области. Сложный комитет, потому что достаточно противоречивы все процессы. Особенно сейчас все настороженно относятся к тому, что в системе образования каждая школа станет самостоятельным юридическим лицом. Это означает, что финансовое обеспечение должно быть за счет какой-то их коммерческой деятельности, а не за счет бюджета. Конечно, в этом есть и положительное, что позволит оптимизировать затраты, сделать более самостоятельным учебное заведение. Заставит думать о рациональном использовании средств, скажем, на отопление и освещение. А с другой стороны, есть опасения, что начнется повальное сокращение. Почему? Есть в глубинках школы, где мало учеников и нет возможности заниматься дополнительным образованием, платными услугами для населения и т.д. Такие школы, конечно, пострадают. Поэтому одна из важнейших задач – сопровождение данного закона. Или в медицине, например, была проблема, когда многие населенные пункты остались без лекарственного обеспечения, потому что запрещено было продавать лекарства неспециализированным структурам, тем же самым больницам. Вопрос этот наконец решен, но проблемы остаются – людей надо направлять на учебу, а это деньги и время. Другими словами, вопросов очень много, учитывая финансовые трудности, которые есть в стране в связи с кризисом. Разумеется, острота социальных проблем возрастает.


– В зоне вашей ответственности также Комитет по делам Севера.


– Это наш традиционный комитет, очень активный. Его возглавляет наш земляк Александр Сафронович Матвеев.


Кроме того, мне поручено от имени Совета Федерации заниматься взаимодействием с субъектами Дальнего Востока, работать по стратегии и программе его развития.


Направление актуальное. В свое время Совет безопасности принял решение о том, что надо разработать Стратегию развития Дальнего Востока. Очень тяжело и сложно шли разработка и утверждение этой стратегии. Сейчас она утверждена, но документы остаются без движения. Наша задача – активизировать работу, создать новую программу, контролировать ее исполнение. Каждый год возникает угроза секвестра, остановки строек. Сейчас правительство Республики Саха (Якутия) активно работает, чтобы сохранить финансирование тех объектов, которые были у нас в дальневосточной программе. И это касается всех субъектов региона. Получается, что вроде регион и перспективный, и очень значимый в будущем. И в то же время – самый отсталый в социально-экономическом отношении. На основе стратегии развития мы должны обеспечить прорыв. Вот этой работой я должен заниматься.


Еще одно направление – курировать работу приемной Совета Федерации. Совет Федерации – один из высших органов государственной власти РФ, очень многие люди обращаются с разными вопросами и проблемами в его приемную. У нас в республике такая система контроля поставлена была достаточно хорошо, может быть, поэтому такой опыт требуется.


– Вячеслав Анатольевич, вас работой не испугать с вашими масштабом и уровнем. А сами как оцениваете то, чем вы будете теперь заниматься?


– В общем-то, работа совершенно другая, чем была раньше. Я в свое время был депутатом Госсобрания на неосвобожденной основе. Более того, однажды мне даже пришлось один день быть и председателем нашего Госсобрания, когда в 1994 году был распущен Верховный совет и создан новый. Как вице-президент я занимался организационными мероприятиями. Понятно, что этого опыта совершенно недостаточно. Но четыре месяца, которые я работал в качестве члена Совета Федерации, позволили понять и технологию работы, и ее систему. Адаптационный период, можно сказать, прошел. Ну а дальше – дальше будем работать.


– Вы приняли участие в третьем съезде местного самоуправления Республики Саха (Якутия). Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями.


– Если возьмем за вехи первый съезд, второй, третий, то, конечно, видно, как меняется уровень проведения съезда, его подготовки, характер тем, которые обсуждаются. Это зримые вехи – вехи становления. И этот съезд мне очень понравился как с точки зрения организационной, так и обсуждения круга вопросов. Если на первом съезде, например, вопросы были организационные: а как мы должны структурироваться, где взять помещения, кадры, как взаимодействовать с органами государственной власти. Было очевидно, что некоторые муниципалитеты в лице своих новых избранных глав или органов представительной власти были растерянны, может, даже и не понимали своей роли. А сейчас на самом деле видно, что система устоялась, функционирует и появились определенные принципы, МСУ вплелось в ткани общего государственного строительства в республике. В докладе Владимира Ильича Птицына очень четко структурированы проблемы – какие вопросы должны решать сами органы МСУ. Впервые они стали сами себя критиковать, говорить о том, где недорабатывают. Раньше такого никогда не было, всегда кто-то крайний находился.


Порадовали толковые выступления участников, поднимались разные вопросы – по финансам, земле, энергосбережению. Все прошло на хорошем уровне, а это уже показатель того, что много сделано у нас в области местного самоуправления.


– Вячеслав Анатольевич, признайтесь честно – скучаете по республике?


– Конечно. За четыре месяца третий раз приезжаю.


– Немудрено. Столько сделано, столько стартов здесь дано.


– Все равно, даже находясь в Москве, я постоянно встречаюсь с якутянами, руководителями предприятий. Приходится в чем-то помогать, связываться с министерствами и ведомствами. Я должен сказать, что очень активно работает президент республики Егор Афанасьевич Борисов. С одной стороны, работа в республике по многим направлениям по-новому построена, но основные перспективные планы развития сохраняются, и для меня очень важно в чем-то помочь, чтобы все задуманное было реализовано.


Так что связь с республикой не потеряна, и это тоже помогает быстрее адаптироваться к новой работе.


– Рабочий график на вашем новом посту отличается от прежнего?


– В качестве президента республики у меня было очень много командировок, деловых встреч и т.д. У нас в республике традиционно все это организовано. По планам, которые делались на год, квартал, помесячно по часам детально расписывался каждый день. И это была практическая работа по конкретным вопросам.


Здесь же больше времени нужно уделять изучению вопроса, теоретической подготовке, потому что у каждого вопроса своя история и для того, чтобы правильно принимать законодательное решение, нужно все события поднимать. Больше встреч с консультантами, экспертами. Хотя командировок, в общем-то, тоже достаточно, только теперь они по Российской Федерации. За это время я побывал в Иркутской, Орловской областях.


Другая тема, другой уровень.


– Спасибо за беседу.


Ирина ЛИХАУ.

«Якутия».    



← Назад в раздел