Прирастает богатство России

– Марина Владимировна, как и почему вы стали строителем дорог?


– Предопределение, наверное. И возникло оно почти на генетическом уровне. Мой отец был «бойцом» (так они себя тогда называли) первых комсомольско-молодежных отрядов, которые в далеком уже 1975 году из разных уголков огромного Союза ССР отправлялись строить Байкало-Амурскую железнодорожную магистраль. На стройке он познакомился с мамой. Они поженились. В результате явилась на свет я. Понятно, что с детства знала, как прорубается в тайге просека, как готовится насыпь под дорогу на болоте, на участке вечной мерзлоты, где, на каком километре работает рельсоукладчик… Ведь у нас дома, в Алдане, в Тынде, довольно часто собирались друзья и коллеги моих родителей. И каждая встреча в конечном итоге превращалась в планерку.


Мои отец и мама окончили Белорусский институт инженерно-железнодорожного транспорта в Гомеле. Поэтому, окончив среднюю школу, я поступила в Белорусский государственный университет транспорта, где когда-то учились и они. Получила диплом и стала работать рядовым специалистом в тресте «Тындатрансстрой». Параллельно училась в Академии народного хозяйства при президенте РФ. Вот так росла, росла и… выросла в генерального директора компании.


Когда мне говорят, что строительство дорог – это не женское дело, становится и грустно, и смешно. Ведь и мой талантливый первый заместитель тоже женщина – Ирина Арзуманова. Да и многие другие ключевые посты не только в офисах компании, но и непосредственно на строительных площадках занимают представительницы «слабого» пола. В России спокон веку так повелось: женщина - опора мужчине и стране. Но это не в обиду мужчинам сказано. Они у нас отважные, умелые, настоящие… Особенно БАМовцы.


– А как случилось, что, возглавляя компанию, работающую далеко на северо-востоке, вы стали москвичкой? Или разделяете мысль, высказанную одним ироничным писателем: «В России мало быть гением, надо еще жить в столице»?


– Две поправки к вопросу. Первое, строим мы не всегда далеко от столицы. Занимались, например, реконструкцией скоростной железнодорожной магистрали Москва - Санкт-Петербург, участвовали в сооружении обходной дороги с мостом через Волгу у Ярославля.


Да и «жить в столице» – это не про меня. Я в ней лишь прописана. В Москве бываю между командировками. И дома себя ощущаю, скорее, на северах, на Дальнем Востоке. Ведь именно этими просторами, их кладовыми прирастает и будет прирастать богатство России. Надо только всерьез здесь освоиться. Пока на площади в 7 миллионов квадратных километров всего шесть (Чита, Якутск, Благовещенск, Хабаровск, Магадан, Владивосток) относительно крупных города. Но и среди них ни одного «миллионника». Необходимо ускоренное развитие региона. Нужны новые индустриальные, научные и научно-образовательные центры. Без сети добротных, скоростных железных и автомобильных дорог такое развитие невозможно. Мы обязаны строить…


БАМ И «АМУР» - ЗЕМНОЙ ПУТЬ К ЗВЕЗДАМ


– Недавно в одном из публичных выступлений вы говорили, что России сегодня недостает масштабных общенациональных проектов, равных БАМу. Но многие и сегодня сомневаются в полезности этой магистрали, утверждают, что никогда не заработает она в полную силу. И автодорога «Амур» не вызвана необходимостью, а, так сказать, дань престижу. Интенсивного движения по ней не было и нет. Даже после того, как премьер Путин с ветерком промчался по «Амуру» на «Ладе-приоре»…


– Так говорят люди, которые дальше московской кольцевой автодороги Россию не видят и знать не знают. Байкало-амурская магистраль вызвала к жизни, можно сказать, породила десятки и сотни новых населенных пунктов. Она сделала возможным сооружение многих энергетических объектов, открытие и разработку крупнейших месторождений полезных ископаемых, создание угольных, горнорудных предприятий. Да, в 90-е БАМ почти остановился. Но тогда казалось, что вся экономика страны рухнула. Сегодня магистраль переживает второе рождение. Движение по ней набирает обороты, приближается к нормативной интенсивности.


И дорога «Амур», являющаяся лишь частью первого и единственного сквозного автомобильного пути отзападных к восточным (и обратно) границам страны, – это живительная «кровеносная артерия» экономики. Она неизбежно принесет России новую мощную энергию и силу. Коллектив треста «Тындатрансстрой» гордится, что принял участие в ее строительстве. «Амур» влечет за собой и новые проекты. Нарастает необходимость строительства дороги «Лена» с проходом через Тынду и Алдан на Якутск – другой дороги здесь нет. Она даст толчок к развитию севера Дальнего Востока.


«Амур» был для нас очень нелегкой и протяженной во времени работой.Ведь первый раз «бамовцы» зашли на трассу в 1994 году. Тресту «Тындатрансстрой» поручили участок автодороги Талдан - Гонжа. Потом участок Сковородино - Талдан. Еще Уруша, Амазар, Ерофей Павлович. Эти экзотичные названия на масштабной карте России пока и отыскать невозможно, и вряд ли о них кто-то, кроме дорожных работников, тогда слышал. А транспортники из Тынды трудились и в слякоть, холод и зной, переносили многие лишения, прокладывали путь, которого никогда не было.


Всего чуть больше полусотни верст дороги, общая протяженность которой (Чита - Хабаровск) составляет 2097 километров. На строительство так называемой первой стадии этой полусотни верст ушли семь лет. И… в 2001 году все кончилось. Коллектив «Тындатрансстроя» вынужден был покинуть трассу, потому что стройка замерла из-за полного отсутствия финансирования.


Только в 2008 году мы вновь вернулись на те же участки уже разбитой дороги, чтобы залечить ее страшные раны. Ведь по трассе, несмотря на то, что она не была укреплена и завершена, все это время шли, буксовали, в любую погоду пробивались большегрузные фуры, автомобили. Они почти основательно рушили то, что было сделано дорожниками с таким трудом…


Стройку, начатую в 1994-м, надо было завершить. На сей раз мы вошли на трассу с новой высокопроизводительной техникой. Демонтировали в Санкт-Петербурге, перевезли по железной дороге и «на перекладных», установили практически в «голом поле» современный асфальтобетонный завод. Применяя вахтовый метод (объект был слишком удален от места дислокации стационарной строительной организации), приступили к так называемой второй стадии строительства.


Я повторяю «так называемой», потому что первая и вторая стадии (вполне законный профессиональный строительный термин) сооружения дороги по нормальной технологии не должны и не могут разрываться во времени на несколько лет. Они просто следуют одна за другой. Здесь все было иначе. Пришлось во многом повторять уже пройденное: заменять, удлинять покореженные водопропускные трубы, устранять деформации, размывы и просадки на откосах когда-то отсыпанного земляного полотна. Вновь перемещать десятки тысяч кубометров грунта и скальных пород…


Сейчас федеральная трасса «Амур» полностью «одета» в прочную асфальтобетонную смесь (со специальными добавками и присадками, которые гарантируют ее долговечность). Только на нашем участке уложено более 24 тысяч тонн асфальтобетона. По дороге действительно можно промчаться и на большегрузе, и на обычной легковушке с ветерком. И это неправда, что трасса не востребована: по ней уже ежедневно проезжают тысячи автомобилей. Интенсивность движения будет только возрастать.


А пользу от дороги мы уже почувствовали. Когда по ней проезжал Владимир Владимирович Путин, он встречался со строителями и жителями Тынды. Пообещал помочь в решении острейшей проблемы - расселении людей из ветхого и ведомственного жилья. Бамовцы это заслужили.


Я столь подробно остановилась на сложностях строительства не для того, чтобы читатель восхитился героикой труда дорожников. Просто тем, кто не устает твердить о «бесполезности» затрат на БАМ и «Амур», надо понять, что цивилизованное обустройство дальневосточных территорий России чрезвычайно необходимо и для безопасности страны, и для нашей интеграции в экономики самых динамично развивающихся в мире стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Наконец, и БАМ, и «Амур» выводят к единственному в России еще строящемуся космодрому «Восточный». Если хотите, эти земные пути открывают путь к звездам…


– Марина Владимировна, значит, масштабные общенациональные проекты в современной России все же существуют? Вы сами, возглавляемый вами коллектив претворяете их в жизнь. Чего же тогда не хватает?


– Последовательности, настойчивости в исполнении задуманного. Мы действуем слишком затратно. Что-то провозглашаем, потом сомневаемся, отказываемся. БАМ, трасса «Амур», к сожалению, служат только подтверждением этому тезису. Начали строить, бросили. Потом снова начали. Все крайне расточительно и неэффективно.


Вы правы, я не москвичка. В столице БАМа – городе Тында сейчас живут мои дочки - близняшки Анастасия и Софья. Им всего четыре года. Конечно, они скучают, когда я пропадаю в командировках. Но с ними остается несгибаемый «боец» БАМа – моя мама и их бабушка. И душа у меня спокойна: девочки получат правильное воспитание, у них будет развито чувство ответственности за страну.


Вот этого чувства, знаю не понаслышке, не хватает многим. В благополучной столице чиновники часто даже не представляют, в какой тревоге живет, с каким волнением ждет решений о развитии своих территорий Дальний Восток. Ведь программы развития – одна лучше другой – принимались на самом высоком уровне с начала 90-х годов прошлого века. И практически ни одна не была выполнена. Результат: дальневосточники изверились, начался массовый отток населения в западные районы России.


Несмотря на сооружение трассы «Амур», возрождение БАМа, грандиозное строительство, развернутое в Приморье к саммиту АТЭС, отток, правда, в существенно меньших масштабах, продолжается и сегодня. А его надо не просто остановить, но перенаправить людской поток на Восток. Если мы хотим сохранить обширнейшие территории, которыми должно прирастать богатство России.


Я недавно разговаривала с коллегой из Владивостока. Он с воодушевлением говорил о сооружении красавцев - мостов через бухту Золотой Рог, пролив Босфор Восточный к острову Русский. О строительстве на острове Дальневосточного федерального университета (кстати, слышала, что несколько дней назад было принято юридическое решение о его открытии, назначен и новый ректор). И у меня, как у «москвички» (представляете!), с волнением спрашивал: «А вдруг все остановят? Вдруг прекратят финансирование?» Успокоила, как могла. Ведь нельзя же испытывать веру и терпение дальневосточников бесконечно…


Беседа наша оборвалась буквально на полуслове. Марина Владимировна снова спешила на отдаленную строительную площадку. Она села за руль внедорожника и решительно рванула с места. Напоследок наказала, чтобы обязательно упомянул в беседе о том, что за строительство автодороги «Амур» почетными грамотами федерального государственного управления дорожного строительства «Дальний Восток» награждены работники ООО «Корпорация «Инжтрансстрой» Евгений Грищенко, Оксана Старовойтова и Юрий Бажак. Добавила, что не только они, а многие ее коллеги за свой самоотверженный труд достойны самых высоких орденов и медалей. Только сейчас их строителям дорог "редко выписывают».


…А мне подумалось, что настоящее богатство России все же не в великих территориях. Оно в таких хрупких, умных, решительных и красивых женщинах. В мастерах - мужчинах, работающих рядом с ними. Тех, кто думает, заботится о стране, своим трудом ее обустраивает.


Александр ГЛЕБОВ,

Тында - Чита  



← Назад в раздел