Шанс для процветания Дальнего Востока

Президентское сообщение не стало для дальневосточников сенсацией. Обо всем они знали еще накануне Нового года - местная пресса “раструбила” на все лады о приезде правительственных “экспертов” по подготовке предстоящего саммита во главе с всесильным руководителем Минэкономразвития Германом Грефом. Однако объявленный Путиным астрономический - 100-миллиардный - долларовый транш “на организационные расходы” и конкретизация “приемлемой” точки проведения саммита - остров Русский, что под окнами Владивостока, многих просто повергли в шок.

Мол, как же так: зачем растрачивать такую громадную сумму на обустройство какой-то заброшенной среди пустынных заливов островной гряды. Там теперь прозябают два-три разорившихся рыбацких поселка. И тянуть к ним дорогостоящую инфраструктуру - уникальные мосты из центра Владивостока, возводить средь лесистых островных сопок многоэтажные дворцы и гостиницы, чтобы потом все это бросить на произвол судьбы, просто нет смысла. Не слишком ли роскошно, разорительно и необдуманно?

Эта злопыхательская позиция, по оценке политических и экономических аналитиков, преднамеренно стала “мутить морскую воду” у острова Русский с тем, чтобы закамуфлировать самую важную цель проведения саммита АТЭС во Владивостоке. А она, по мнению Президента, заключается вот в чем. Социально обустроив главный город Дальнего Востока, связав в единый узел его транспортные развязки и расширив жизненные пределы форпоста на Тихом океане, Россия, таким образом, широко и вольно откроет экономические двери для вхождения на Дальний Восток не отдельно избранным, а абсолютно всем странам Азиатско-Тихоокеанского региона.

Что в этой расстановке важно: саммит АТЭС может стать “хорошим шансом” не только для развития Владивостока и Приморского края, но и всего Дальнего Востока. Потому как все финансово- емкие подготовительные меры должны вписаться в новую стратегию России в отношении ее дальнего региона и учитывать решения, принятые в декабре 2006 года на Совете Безопасности. Они-то как раз должны состыковаться и даже слиться с теми 100 крупными мероприятиями, что за год председательства России в АТЭС пройдут на Дальнем Востоке с участием влиятельных политиков, бизнесменов и общественных деятелей.

– Все это, в конечном счете, будет привлекать внимание иностранных соседей к региону в целом, - объяснял Президент присутствующим на Владивостокском совещании министрам РФ и ведущим предпринимателям страны. - Решений у нас по Дальнему Востоку принималось и раньше немало, но все-таки не могу сказать, что я удовлетворен тем, как мы действуем и насколько эффективно действуем.

Вот потому на сей раз, чтобы слова не расходились с исполнительностью чиновников государственного масштаба, Президент буквально перед визитом во Владивосток подписал Указ о создании Госкомиссии во главе с председателем Правительства Михаилом Фрадковым, которая должна заняться координацией деятельности всех структур по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Такая предусмотрительная мера вполне оправдана: принятое Советом Безопасности решение по комплексному развитию Дальневосточного региона ни в коей мере не должно повторить судьбу прежних “тщательно отработанных”, но абсолютно не выполненных государственных программ.

Возвращаясь к их анализу, надо подчеркнуть, что все дальневосточники хорошо помнят время великого перелома, когда в августе 2002 года Президент (опять же во Владивостоке) впервые ответственно поставил задачу на совещании по проблемам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа перед Правительством и его министерствами и ведомствами: “Мы должны продемонстрировать людям, которые здесь живут, перспективу, создать условия для их нормальной жизни и работы”. И что же? Чиновники, подчиняясь, дружно взяли под козырек и проявили удивительно единодушную готовность развернуть бюрократическую машину “лицом к Тихому океану”.

Маршруты их неустанных визитов, действительно, пролегли через дальневосточные широты. Но, очевидно, только для отвода глаз. Ибо польза от них была для региона нулевой. Доказательство тому – хотя бы исполнение Федеральной целевой программы “Социального и экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья”.

– В откорректированной в 2002 году ФЦП в новой редакции (до 2010 года) цели и задачи остались практически без изменений, - жаловался в прошлом году губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев в своем докладе на Генеральном Совете Всероссийской политической партии “Единая Россия”. - Но цена ее снизилась в среднегодовом исчислении в 5 раз – с 8 млрд. долларов до 1,6 млрд. в год! ФЦП теперь финансируется из государственного бюджета не как программа, цена которой определена в соответствии с мероприятиями заранее, а в соответствии с проектами годового бюджета. То есть, именно искусственное удешевление ФЦП и новый порядок финансирования дают возможность “говорить” о 100-процентном выполнении обязательств государственного бюджета!”

Подобные искусственные “операции” с программой и привели к тому, что затраты на ее реализацию с 1996 по 2005 год планировались в объеме 80 млрд. долларов, а фактически составили только 14,4 миллиарда. Последний ее модифицированный вариант (действующий и сегодня) ничего не прибавил для улучшения положения дел в ДФО: до 2010 года запланировано строительство всего одного рыбоперерабатывающего завода, одной птицефабрики и одной ТЭЦ. И это на весь огромный Дальний Восток, составляющий 1/3 России! Вот этот невидимый, но ощутимый угол падения - от “планирования” и до “фактического” исполнения искривлен по всем параметрам. Как следствие – валовой продукт (основа национальной безопасности), производимый в регионе, стал в 17 раз ниже, чем в остальной части России. На Дальнем Востоке прекратили свое существование десятки и сотни предприятий, связанных непосредственно с морем, переработкой сырья, производством техники. А вслед за этим стал иссякать кадровый квалифицированный потенциал, произошли деградационные изменения в научной структуре, чем Дальний Восток, имеющий прочную научно-исследовательскую базу, существенно отличался от других окраинных регионов России.

Смирившись с ужасающим фактом, что за время рыночных реформ с экстремальной территории на краю России съехало в благополучный центр страны 1,5 миллиона работоспособного населения, правительство, собственно говоря, ничего существенного, кроме туманных обещаний о помощи, не сделало, чтобы хоть как-то приостановить гибельный для территории процесс. Созванный наконец-то не в 2002-ом, как хотел Президент, а в 2006 году Совет Безопасности, проанализировав, по-военному отточено выдал формулировку: “Положение на Дальнем Востоке превратилось в прямую угрозу национальной безопасности всей России!”.

Только вдуматься: прямую угрозу национальной безопасности всей России. Оно и понятно: как и прежде “исход” населения продолжается и сегодня прежними темпами – ежедневно пределы ДФО покидают 274 человека… Ученые Дальневосточного отделения РАН подсчитали: если и дальше ничего с “демографическим крестом” не предпринимать, то уже к 2070 году в округе вообще никого не останется.

Почему же люд отсюда бежит? Ведь даже сами уезжающие сквозь слезы говорят: земля-то здесь такая богатая да щедрая – Тихий океан с его отечественными морями полон рыбы, бескрайняя тайга со зверьем и всякими дикоросами, в толще гор лежат россыпи алмазов, золота, серебра, неисчерпаемые запасы нефти, газа, угля – вся таблица Менделеева, уже почти “разработанная”, в наличии. Так что же столь гибельно пустеют города и села? Почему такой безнадежный “исход” населения? Не чума же случилась?

Да потому, что жизнь в регионе стала страшнее чумы. Отечественные экономические стратеги постарались, чтобы именно на окраине земли российской бюджетная обеспеченность всех дальневосточных субъектов (а их десять) в два раза была ниже, чем по всей России-матушке. Спрашивается: почему так? В чем люди-то здешние провинились? Тарифы на электроэнергию и тепло для них диктуются в два раза выше общероссийских (и это там, где 7 месяцев беснуется зима). Жилищно-коммунальные услуги в три раза выше средне-российских. В три раза!

Что, может быть зарплата у дальневосточников выше, чем у всех россиян. Ведь в свое время их отцы и матери из благодатного центра страны ехали в край суровый за “длинным” рублем! Но, оказывается, ничего подобного для прописавшихся здесь на постоянное житье и их детей нет: заработки даже меньше российских. Каждый пятый дальневосточник живет ниже прожиточного минимума.

Каждый пятый…И ведь этот “пятый” тоже готов уехать, да денег на билет не может собрать. Вот и сидит себе в глуши, где обеспеченность железнодорожным транспортом в 4 раза, а автодорогами в 6 раз хуже. А тарифы, конечно же, на поездки и перевозки грузов внутри регионов почти в 2,5 раза выше, чем у остальных россиян. Зато, как говорил недавно побывавший во Владивостоке генеральный прокурор России Чайка, на Дальнем Востоке вольготно живется 60 мафиозным группировкам, которые нагло, не боясь силовых структур, грабят морские ресурсы, пилят лес и все гонят, минуя государство, за “бугор”.

Вот такой “сгусток” внутренних социальных и экономических проблем, которые наконец-то обеспокоили государственных мужей: не потерять бы из-за государственной скупости и чиновничьего равнодушия золотую территорию. Недаром говорится: пожалеешь копейку - потеряешь миллион! Оно и действительно так - под ногами не миллионы, а миллиарды. Нефтегазовые запасы ДФО практически не распечатаны – 8,5 млрд. тонн нефти и 30 трлн. куб. метров газа – на Сахалине, Камчатке, Магадане, у побережья Якутии.

А рядом – рукой подать - огромный рынок потребления. Тот же Китай бедствует – ему в ближайшие 15 лет потребуется на 300 млн. тонн нефти больше. Япония, Южная Корея, США – всем им нужны и нефть, и газ, и лес, и различное минеральное сырье с Дальнего Востока. Но дело не в том, чтобы все это разом сплавить “за кордон”. Дальний Восток и без того становится сырьевым придатком уже не самой России, а стран АТР. Вся нынешняя проблема заключаются как раз в том, чтобы разместить свободные российские и иностранные капиталы в сферу перерабатывающих производств региона.

На этот счет у самих дальневосточников есть четко разработанная учеными Дальнего Востока и выстроенная с учетом современных требований тихоокеанского рынка “Стратегия долгосрочного экономического развития Востока России”. Проанализированная и одобренная на уровне международных экономических форумов и Хабаровского экономического конгресса, она вплотную состыковалась с ключевыми элементами решений декабрьского Совета Безопасности РФ и новыми ускоренными корректировками действующих ФЦП. Поскольку, как высказывались участники Владивостокского совещания, нет уже времени разрабатывать и сочинять новые “фолианты” экономических и социальных исследований, пришли к заключению: на первом - экстренном этапе обойтись разработкой и утверждением перечня показателей обеспечения национальной безопасности на территории ДФО. А уже на втором - необходимо позаботиться о создании мощного рычага экономического и социального переустройства - Стратегии по Дальнему Востоку. Туда включить целый ряд показателей, которыми либо не обладали существующие до этого ФЦП, либо преднамеренно обходили их стороной.

Речь идет о таких специфических методах, как нормативное планирование, государственное финансирование инфраструктурных проектов, создание целой системы преференций для отдельных территорий и разработка видов экономической деятельности в регионах. Но надо разрабатывать это не вслепую, а опираясь на знания экономических подразделений Дальневосточного отделения РАН, имеющих опыт таких “количественных и качественных параметров критериев экономической безопасности Дальнего Востока”, учитывающих особенности каждого в отдельности здешнего субъекта и их сложившихся взаимодействий как внутри региона, так и со странами АТР.

– Нынче в механизмах экономических предложений, в целевой программе и самой Стратегии развития Дальнего Востока высоким порогом является система инвестиционных проектов, которые должны ложиться бременем не только на государственные плечи, но и крупного российского и иностранного бизнеса, компаний и фирм, способных инвестировать уже не миллионы, а миллиарды, - прокомментировал ситуацию полпред Президента в ДФО Камиль Исхаков.

Следуя логике уникальной стратегии размещения производительных сил в восточных регионах, инвестиции необходимо, прежде всего, размещать в пределах двух поясов – Южного и Северного поясов широтного экономического развития, где наряду с крупнейшими городами Сибири и Дальнего Востока сосредоточены промышленные центры и узлы обрабатывающей промышленности, увязанные международными транспортными коридорами, где сосредоточены зоны и ареалы депрессий, которые могут получить импульс к оживлению и росту в результате создания здесь Особых экономических зон, а также формирования интеграционных производственно-транспортных (инфраструктурных) зон.

Научные исследования и экспериментальные расчеты дают основание утверждать, что все они необходимы не только для развития и процветания восточных регионов, сколько для России в целом. Вот именно сюда могут быть устремлены интересы и идеи участников предстоящего Владивостокского саммита АТЭС 2012 года в разрезе также интересов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Валентина Братчикова.Дальний Восток



← Назад в раздел