В случае экологической катастрофы на шельфе мы готовы развернуть все свои силы и средства за 4 часа

– Что стало первым боевым крещением для вашей компании?


– Чрезвычайная ситуация с самоотводным земснарядом «Христофор Колумб», принадлежащим «Европейской компании по дноуглубительным работам», который в 2004 году выбросило на мель в районе набережной центрального бульвара между рыбным и морским торговым портом города Холмска (на юго-западе Сахалина). От удара о камни были пробиты топливные танки судна, в море попало порядка 25 тонн нефтепродуктов. В нашу задачу совместно с Сахалинским бассейновым аварийно-спасательным управлением (СахБАСУ) входило локализовать и собрать разлившееся топливо, снять его остатки из танков земснаряда и очистить береговую черту от нефтепродуктов. В течение двух недель мы выполнили эту задачу, после чего из-за технической невозможности снять земснаряд с мели к разделке судна приступили другие специализированные компании. Главной проблемой тогда для нас стал вопрос: где утилизировать то, что мы собрали (нефтепродукты, загрязненные водоросли, использованные средства защиты, сорбенты и прочее). Мусоросжигающих печей на Сахалине не было.


По сути, эта ситуация и стала толчком для качественного развития компании – мы приобрели самое современное оборудование, которое позволяет не только собирать, но и утилизировать часть таких отходов на Сахалине, остальные отходы вывозим на материк, где они проходят вторичную переработку, утилизируются и хранятся на специальных полигонах.


– Если не ошибаюсь, ваша компания появилась на базе СахБАСУ?


– Нет, она появилась с участием СахБАСУ: применительно к морской части работ мы опирались на подготовку и материально-техническую базу Бассейнового аварийно-спасательного управления. Сегодня мы арендуем специализированные морские суда СахБАСУ и Дальневосточного БАСУ. Эти суда несут дежурство в акваториях порта Пригородное (завод СПГ и морской терминал отгрузки нефти) и на северо-восточном шельфе Сахалина в районе морских платформ. Мы также обеспечиваем безопасность нефтегазовых работ на суше острова.


За 13 лет нашей работы «Экошельф» получил уникальный опыт в сфере обеспечения экологической безопасности, и мы этим гордимся. Материковая часть РФ в этом отношении страдает, так как там не было такого рода нефтегазовых проектов и возможности обрести данный опыт, отработать взаимодействие с подрядчиками, природоохранными службами. У нас регулярно проходят тренировки, два раза в год проводим масштабные учения на суше и в море, действия персонала (а у нас сегодня работают около 200 человек) отработаны до автоматизма. Наши специалисты знают, что такое нефть, как она распространяется в случае разливов, как ее собирать, как эффективно и профессионально применять в тех или иных ситуациях технические средства, находящие в распоряжении, как грамотно руководить персоналом в таких случаях.


У ООО «Экошельф» два основных направления работы – управление отходами и ликвидация аварийных разливов нефти (ЛАРН). Мы занимаемся вывозом и утилизацией отходов не только нефтегазового комплекса, но и многих других предприятий региона, больниц, учреждений ФСБ, УВД и т. д. Это – ртутные лампы, батареи, пластик, шины, замазученная вода, отработанное масло и др.


– Исходя из опыта работы вашей компании, какой объект в Сахалинской области самый опасный в случае чрезвычайной ситуации?


– Завод СПГ, морской терминал по отгрузке сжиженного природного газа, выносной морской терминал по отгрузке нефти проекта «Сахалин-2», морские добывающие платформы. Все опасные производственные объекты известны, к ним приковано самое пристальное внимание контролирующих структур, сами компании-владельцы этих объектов понимают их опасность. Эти объекты хорошо прикрыты: они подготовлены в части спасения и ЛАРН, пожарной безопасности.


Спрогнозировать время, место и причины возникновения чрезвычайной ситуации достаточно сложно, а иной раз и невозможно. Подтверждение тому – недавнее происшествие с разливом нефтепродуктов на юге острова, в Долинском районе. В ближайшей округе действующих складов ГСМ нет, и ничто там не предвещало разлива нефтепродуктов. Однако экскаватор во время работ по благоустройству частного участка задел старый трубопровод, в котором оказались нефтепродукты, часть из них попала в нерестовую реку. Как выяснилось, достаточно давно в Долинске работал целлюлозно-бумажный завод, на его территории был расположен склад горюче-смазочных материалов. Экскаватор задел трубу на участке, который находится далеко от этого объекта. Кто проложил тогда эту трубу от резервуаров с ГСМ и зачем – неизвестно.


Или взять ситуацию с земснарядом «Христофор Колумб» – никто не ожидал, что капитан окажется не совсем профессиональным и судно выведет на мель. На любом опасном производстве самый опасный объект – это человек. Как показывает статистика, в 90 % случаев причиной чрезвычайной ситуации становится не отказ оборудования, а неграмотные и непрофессиональные действия работников, которые приводят к достаточно серьезным последствиям.


– Сахалинская область (компании-операторы шельфовых проектов, сервисные компании, спасательные службы), на ваш взгляд, готова к таким катастрофам, как в Мексиканском заливе?


– Надеюсь, что нам такие катастрофы не грозят. Есть большая разница между Мексиканским заливом и Сахалинским шельфом. В Мексиканском заливе глубины моря достигают 2 тыс. метров, у нас в районе, где ведутся разработка шельфовых проектов, поисковое бурение, добыча, глубины небольшие – 30 - 40 метров. В Мексиканском заливе платформа бурила скважину сквозь огромную толщу воды, где все нестабильно. Любое изменение направления ветра, течений, волнений моря при таких работах требует высоких профессиональных качеств обслуживающего персонала буровых, а отсутствие таковых навыков и приводит к чрезвычайной ситуации.


На Сахалинском шельфе тоже сложные условия работы, но глубины моря не те и риски намного меньше. Но и в целом опыт сервисных компаний, которые работают на Сахалине, достаточно высокий, у них очень серьезное отношение к требованиям безопасности. Считаю, что компании, обслуживающие сахалинские проекты, готовы к развитию ситуации такого рода.


– Если, не дай бог, случится похожая катастрофа, за какое время ваша компания развернет все имеющиеся у нее силы и средства?


– В течение четырех часов в море. Как я уже говорил, в районе работы буровых платформ постоянно дежурит наш аварийно-спасательный флот. На судах есть все необходимое оборудование, персонал подготовлен. В районе дежурства возле морских платформ мы проводим масштабные учения и развертываем все имеющиеся у нас силы и средства для проведения спасательных работ и локализации нефти.


– Говорят, что в России самое жесткое экологическое законодательство.


– Да, экологическое законодательство в нашей стране одно из самых жестких, но самая главная проблема – выполнение его требований. Сейчас эта тема достаточно широко обсуждается на всех уровнях и власти, и бизнеса, я полагаю, что ситуация в целом будет меняться к лучшему и наши моря, океаны, реки станут чище и безопаснее.


– С чем связываете перспективы развития компании?


– В основном – с выходом на материк, нам интересно поработать и показать себя в Приморском и Хабаровском краях. Мы ставим задачу – предлагать свои услуги и свой опыт, чтобы решать вопросы экологического характера на материке. Идет бурное развитие нефтегазового комплекса, особенно на Дальнем Востоке, где сейчас строятся крупные объекты транспортной инфраструктуры для отгрузок нефти и газа в страны АТР, это заставляет правительство страны, региональные власти обращать более пристальное внимание на вопросы экологической безопасности. Надеюсь, что мы будем полезны компаниям, которые занимаются перевалкой нефтепродуктов. Пока мы подаем заявки, пытаемся каким-то образом обозначиться на материке, пройти предквалификационный отбор у таких компаний, как «Транснефть», «Роснефть», «Газпром». Если отдадут нам предпочтение, с удовольствием будем работать с ними.


Также осваиваем сейчас новое для нас направление работ – газоспасение. Проводим аттестацию своего профессионального аварийно-спасательного формирования, 30 наших сотрудников прошли обучение в Новомосковском институте повышения квалификации. Для этой задачи было закуплено специальное защитное оборудование, включая дыхательные аппараты, компрессоры, защитные костюмы производства ведущих зарубежных фирм. Планируем к концу года завершить аттестацию и получить свидетельство на право ведения данных работ. Объектов, где могут возникать такие опасности, на Сахалине предостаточно в рамках тех же проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2».


Елена Третьякова.

г. Южно-Сахалинск    



← Назад в раздел