Гонки по вертикали

 

Вы же, по существу вашего бизнеса, посредники, - где деньги на спонсорство берете? – не выдержала я.

– А знаете, как сказано в писании, - смеется Каменева, - одной рукой бери – другой отдавай. И прибудет тебе. К большому богатству я никогда не стремилась, зачем? Но никогда и не жила бедно. Всегда было, что накрыть на стол, и к этой закуске поставить. Самодостаточность - вот мое кредо. 

***

У Пауло Коэльо есть замечательные слова: " Когда человек только начинает бороться за свои мечты и желания, он, по неопытности, совершает множество ошибок. Но в том-то и смысл бытия, чтобы семь раз упасть и восемь подняться на ноги". Вот и мы начнем с одного из самых обидных и сложных моментов в жизни Нины Михайловны.

Во второй половине 80-х прошлого века ее назначили начальником территориального агентства воздушных сообщений. Назначили честно – без блата. За доскональное знание авиации, редкую работоспособность и знание психологии пассажира, умение погасить любой конфликт. Но сама-то должность! Для северянина начальник этого агентства был царем и богом, важнее всех Генсеков и обкомовской элиты. Во время зимних пург, летнего дефицита билетов – от такого человека зависело - вылетишь ли на Большую землю, домой, встретишь ли родных, улыбнешься ли теплому солнышку. Вот кем стала Нина Михайловна.

Но царицей она, видно, не родилась. Просто начала вкалывать, как всегда, берясь за новую работу. Стала требовать дисциплины и порядка, зажала избалованных кассирш. Тут как раз построили городской аэровокзал, примыкающий к гостинице Петропавловск. Она успела перевести агентство в новое помещение, полы сама перемыла, потому что уборщиц еще не успели нанять. И подошло время исполнять одну из самых нелепых реформ Горбачева, окончательно, кажется, подкосившую кризисную уже социалистическую экономику: выборы начальника трудовым коллективом. В агентстве, как и везде, пошла подковерная борьба, о которой Нина и не подозревала, в деле интриги была не сильна… И - проиграла шестью голосами. Должность досталась человеку, который хорошо знал, сколько с доходного места можно всего иметь для себя, лично.  Люди постарше помнят это время, помнят, сколько ошибок сделали, выбирая болтунов, и чем  расплатились за это в 90-х. Помнят "отверженных". Тогда впервые, наверное, появилась масса людей с затравленными глазами. Потом их стало намного больше, и к ним привыкли.

Нина переживала дома, прокручивала жизнь с самой юности. Никого не винила, но понять хотела, почему? Ведь судьба ее не в первый раз сделала крутой разворот.

***

Первый рабочий опыт. Нина училась в Биробиджанском педучилище. А на БАМе – ударной стройке социализма катастрофически не хватало учителей. Мобилизовали старшекурсников училища. Несколько месяцев, пока искали специалистов, 17-летний педагог вела занятия в двух школах трижды в день. С утра был 7 класс, с обеда – четвертый, вечером – 7-8 классы школы рабочей молодежи. В 50-градусный мороз она по 5 километров бегала от школы до школы, ночами готовилась к урокам. Быстро заметила, что взрослые ученики дружно засыпают на литературе. Придумала выход: урок начинала с чтения стихов – запрещенных тогда шуток Пушкина, Евтушенко, Пастернака, которые студенты переписывали друг у друга. Аудитория реагировала активно, литература стала любимым предметом. Потом уже, когда вернулась в училище, ребята ей прислали телеграмму, где поименно перечислили свои экзаменационные успехи и подписались –все 18 человек. Это был первый крупный успех.

Потом ей предложили без экзаменов поступать в пединститут, но родители давно жили на Камчатке. И 17-летней девчонке, которая с 13 лет существовала практически самостоятельно, до смерти, до слез захотелось к маме с папой. Она и поехала за ними, за домом. Первый год работала запасным учителем Елизовского ГОРОНО – моталась по поселкам района, стационарным геологическим партиям – подменяла уехавших учителей. Быстро находила общий язык и с учениками и с родителями. В Богачевской нефтеразведочной экспедиции, отчитав курс детворе, три дня подменяла заболевшую повариху. Очень уговаривали ее буровики остаться – еда понравилась. Потом отвела 2-4 классы в настоящей школе. И катастрофа: резко стало падать зрение. Врачи посоветовали найти работу, не связанную с чтением и писаниной. Так жизнь преподнесла сюрприз.

Нина устроилась в Елизовский аэропорт. Первая работа – калитка на перроне – она ее открывала и закрывала. От проходной постепенно -постепенно стала подниматься по служебной лестнице: 6 лет была дежурной по встрече-посадке, по три километра пешком с пассажирами по перрону, в любую погоду. 6 лет диспетчером по загрузке – в общем-то мужская работа. Грузчиков не хватало, вся служба, и она, конечно, становились цепочкой.  Люди перекидывали с рук на руки тяжеленные почтовые мешки, передавали ящики с фруктами. Она прошла все должности в службе организации перевозок. Была и зам. начальника, и диспетчером по приписным аэропортам… Потом территориальное агентство.

Нет, Нина не долго жалела себя. Себя и в неудаче обвинила: не наладила контакт с коллективом, слишком высоко подняла рамку требований… Ей всего 40 – еще не поздно начать сначала. И снова вернулась в аэропорт. И снова заступила, практически, с низшей ступени – ее приняли диспетчером - администратором аэровокзала. Люди не любят взлетевших, но еще больше – упавших. Поначалу было трудно, ей не раз ставили препоны. Начальник смены, в которой она работала, просто забирала все брони, которые всегда придерживаются для вылетающих по срочным вызовам, по телеграммам о несчастьях. Но и Нина стала другая – хитрее, ловчее. Договаривалась с кассирами и те придерживали втихую брони специально для нее. Сообразила, что делать с пассажирами магаданских рейсов, которые заворачивают по непогоде. Договорилась с лагерем отдыха "Восход", который зимой обычно пустует, с автоколонной. Рейс еще на подлете, а она уже всех обзвонила. Измученным, раздраженным пассажирам предлагала: хотите хороший ночлег, ужин, бассейн, пожалуйста, но только за свой счет. Конечно, люди с радостью соглашались, а пургуя еще и отдыхали.

Клубок начал раскручиваться по второму кругу: начальник смены, начальник международного сектора… А потом пошли приглашения на коммерческую работу. В 1996 году камчатское территориальное агентство обанкротилось из-за мелкого мошенничества человека, подсидевшего в свое время Нину Михайловну. Независимые авиакомпании стали открывать свои кассы. В числе других открыло две кассы Дальавиа, они и пригласили Каменеву руководить своим филиалом на Камчатке.

Опять надо было решать - бизнес или госслужба. Уже сейчас, когда агентство отметило свое десятилетие, когда наград заработано больше, чем можно перечислить, Нина Михайловна отмечает: "Люди часто жалуются, за что мне не везет, чем хуже других? Видимо, что-то есть. Может быть, просто не умеют переломить и переоценить себя, а поняв, сделать все по-другому, лучше. У меня это качество есть: я могу сама, в один момент, перевернуть свою жизнь. Перестроить, и начать заново."

***

В январе 1997 года она и начала заново. Пошла в бизнес. Но, повторюсь, это была уже новая, окрепшая, уверенная в себе Каменева. Она приняла предложение Дальавиа, но с условием: "Филиалом, содержанкой компании не буду. Субагентом, с удовольствием". Но чтобы стать самостоятельной, нужно было выкупить кассы. За них затребовали 100 миллионов рублей – 150 тысяч долларов, по курсу тех лет.

Огромные денжищи, где их брать? – Нина кинулась к бывшим комсомольцам, ставшим видными предпринимателями. В свое время она не раз помогала им с билетами. Они и одолжили ей эти деньги, кто в долларах, кто в рублях. Кто под проценты, кто так. Нина тетрадочку завела, где по числам расписала сроки возврата.

И началась гонка по вертикали. Она считалась индивидуальным предпринимателем и по запутанным законам тех лет не имела права привлекать наемную рабочую силу. Сама вела бухгалтерию, клеила обои в кассах. До хрипоты спорила с юристами налоговой инспекции. Выручил судья Баев, к которому она в конце-концов обратилась. Он сказал: " Раз законом не запрещено нанимать людей, значит можно. Суд будет на твоей стороне". И подсказал форму найма – "Договор-поручение". Так и сделала. Она была не единственной в этих мытарствах, подобные барьеры в те годы преодолевал, практически, весь малый и средний бизнес.

Но было еще одно, Каменеву не отпускало ощущение ( наверное, правильнее назвать его  предпринимательской интуицией), как будто в спину кто толкал, и нужно, как можно быстрее сделать все, все успеть.

В июне 1997 года она вернула долги, создала и оснастила серию касс, набрала кассиров и обучила их. На Камчатке торговая сеть с тех пор практически осталась неизменной: три точки по городу, по одной  в аэропорту и Вилючинске. Добавился только филиал в Магадане, сейчас открывают кассу в Якутске. Дефолт они пережили спокойно.

А дальше пошли бои за обретение полной самостоятельности. В 1999 году зарегистрировали юридическое лицо, Камчатское агентство воздушных путей сообщения стало обществом с ограниченной ответственностью. В 2000 – агентство аккредитовалось в транспортной палате в Москве на продажу билетов от всех авиакомпаний России – СНГ на нейтральных бланках и принялось заключать прямые договоры с компаниями, потому что при работе на бланках авиакомпаний выше и комиссионные, с которых живет агентство. Но бесплатного сыра, как известно, не бывает. Под каждый из договоров нужно было выложить, как минимум 20 тысяч долларов – страховая сумма за бланки. История эта тянулась бы нескончаемо долго, если бы за плечами у Каменевой не стояло более тридцати лет работы в авиации, знакомства практически во всех компаниях, вихревая энергия. У нее принимали и банковские гарантии, где-то делали минимальные ставки, где-то подписывали контракты под честное слово. Правда, знали, что Каменева ни разу не задержала ни один платеж, что ее слово вернее многих гарантий.

Кредо агентства – работа с оборота и максимальный сервис для покупателя. Кассиры обучены функционировать во всех системах, им четко поставлена задача подбирать для клиента оптимально дешевый и удобный маршрут. Логика простая: в первый раз можно так закрутить вояж, что человеку останется только проклинать авиакомпании за цены. Это разовая прибыль с комиссионных. Но во второй раз этот человек пойдет уже в другие кассы.  Заявки на билеты принимаются по факсу или электронной почте, потом кассир по телефону предлагает варианты маршрутов, дни вылета, согласовывает с заказчиком время, удобное для него, чтобы зайти и без очереди получить билет.

Правда, за всеми этими благами стоит все та же отчаянная борьба Каменевой. Это она первая выбила – "криком кричала", требуя у авиакомпаний глубину продаж в 90 и 120 дней, чтобы северянин был обеспечен в отпуске и обратным билетом. Добилась полного пакета дорожных услуг: сейчас отпускнику, по его просьбе, могут подстыковать  авиабилет к поезду в нужном направлении, по необходимости, забронировать гостиницу на время ожидания пересадки. Она первая стала помогать бюджету, предоставляя отсрочку платежей, хотя обязана каждые 10 дней расплачиваться с перевозчиками. Выкручивается за счет кредитов, собственных оборотных средств, авертравтов (краткосрочных кредитов) Внешторгбанка. Под ее обороты он дает 25 миллионов, которые списывает по мере поступления денег. Живет агентство – живет бюджет. Уже 8 лет работники областного подчинения не испытывают неудобств с отпусками.

Принцип бизнеса – не стоять на месте, не буксовать. У Нины Михайловны есть планы по расширению географии полетов, но это пока в стадии переговоров. А вот организацией туристической деятельности "на прием" она занялась вплотную параллельно с основной работой. В стадии строительства 4 базы отдыха: в Паратунке, Эссо, Ключах и Малках. Курирует это направление ее муж Павел. Впрочем, о нем – чуть позже.

***

На носу 8 марта, а мы все о делах, делах. Как-то Нину Михайловну спросили, чем отличается женщина-бизнесмен от бизнесмена- мужчины.  Она, не задумываясь, ответила: " Только тем, что женщина упорнее в достижении цели и не разбрасывается по мелочам. Не бродит по баням, не заводит любовниц. Нас тянет домой, беспокоимся, чтоб тыл был обеспечен".

У нее, правда, второй муж. Первый был на 11 лет старше, военный летчик. Человек хороший, но, как говорит Нина Михайловна, трудный, "под колпаком у Мюллера жила". В общем, не сошлись характерами.

Второй – Павел, появился нежданно-негаданно. Сам моложе, но выбрал ее, уговорил. Нина поколебалась, а потом подумала: зачем против себя идти? Наверное, судьба. И живут душа в душу уже 15 лет. Муж ее – первый помощник во всех делах. И до сих пор лучший отдых для них – запереться вдвоем и с собаками, а вокруг, чтоб было тихо и светло.

Но случается и так. Эту историю Нина Михайловна рассказала в твердой уверенности, что муж газету не прочитает. Ей и слово: "Семейная сцена. Лето – пассажиров выше крыши, я их ублажаю, вечером бумажную работу делаю. Устала. Еду домой с одной мечтой – прилечь бы. И вдруг, как током ударило, а ведь в этой запарке мы с мужем, считай, неделю уже вместе толком и не были. Ведь бросит, бросит же… Врываюсь домой: ну, Паша, говорю, мужайся, сегодня у нас вечер любви! Приготовили ужин, бутылочку вина на стол поставили… Муж пошел собачек прогулять. А я под телевизором прилегла. Просыпаюсь – 2 часа ночи. Муж поужинал и тоже крепко спит, только в спальне. Утром стыдно мне было, говорю, прости, родной. А он меня обнял и утешает: "Ничего страшного. Ты же хотела, просто не смогла!".

***

В 2005 году Нину Михайловну выбрали председателем правления Союза женщин Камчатки. До этого там социальные работники трудились, а тут решили попробовать новые подходы к работе. "Въезжала" в это дело она основательно. Такой уж человек. И сейчас, спустя два года, прекрасно понимает, как расширила ее кругозор эта работа, встречи с передовыми женщинами других регионов. Она научилась проводить пленумы и конференции, выступать и планировать общественную работу.

Она сразу поняла, что одна не потянет, нужен верный помощник. Посмотрела списки и наткнулась на фамилию Дуюновой, бывшего зама градоначальника Петропавловска, женщины толковой, грамотной, исполнительной. "Где она сейчас?", - спрашивает. "На даче, на грядках пашет". Вызвонила ее Каменева: "Заканчивай с дачей, Екатерина Ивановна, - говорит, - здесь работа есть, как раз для тебя".

Выделила помощнику зарплату (из своего кармана). Вместе, опять-таки на деньги Каменевой, открыли и оборудовали общественную приемную. Как могут, всем, а это сотни людей с жалобами, проблемами, стараются помочь, поддержать, рассылают челобитные по инстанциям.

Провели уже две конференции, форум матерей, посвященный национальному проекту. Выиграли региональный грант в конкурсе, объявленном администрацией полномочного представителя Президента в ДВФО для общественных организаций на создание женского антикризисного центра "Надежда". Уже пришли 400 с лишним тысяч, найдено помещение, еще немного времени и Союз полностью оборудует его. Это будет приют, куда может прибежать любая женщина с ребенком или без, с деньгами или без. Здесь она отоспится, помоется, покушает, получит квалифицированную медицинскую и юридическую консультацию. Да и просто подумает, как быть. Каждая женщина знает, как важно иногда уйти туда, где тебя не найдут, где помогут.

На последнем пленуме Союза женщин Нина Михайловна с удивлением увидела, что у Камчатки уже учатся другие. Но сама она недовольна. Это еще не движение, у нас пока всего-навсего группа активисток. Чтобы союз стал массовым, чтобы оторвать женщин от кухни и грядок, куда их загнали 90-е годы, начинать требуется с низов. В каждом селе, муниципальном образовании нужно организовать подразделение Союза – первичку. Дел у них будет множество. Они могут вести общественный контроль за деятельностью муниципальных властей, организовать помощь бездомным детям, непригретым старикам. Уйму нужных дел сотворить. Была бы инициатива. Уже работают женсоветы на Алеутах и в Милькове. Где сами женщины не соорганизуются, правление союза уже этим летом поможет, разошлет методические разработки. А объединит всех, по мысли Каменевой, газета, которая начнет выходить тоже летом. Вот такие планы у Нины Михайловны, а задуманное она всегда выполняет.

Галина ТРЕУМОВА.

Камчатская область

 

 



← Назад в раздел