Ошибки резидентов

Начиная с 2011 года из всех уровней бюджета на создание зоны выделяется 3,8 миллиарда рублей. Правительство Хабаровского края называет ПОЭЗ «зеленым коридором» особого назначения. Чем больше компаний зайдет в порт Советской Гавани, тем выше экономический эффект от реализации проекта. По мнению начальника управления отраслевого развития министерства экономических и внешних связей края Валентины Григорьевой, в России, а тем более в нашем крае опыт создания таких зон отсутствует. Тем не менее порт Советской Гавани может стать центром притяжения бизнеса, так как законодательство предоставляет там компаниям возможность ускоренной окупаемости своих инвестиций. Завозимое в зону импортное оборудование не облагается пошлиной, налогообложение на прибыль снижается и налог на имущество сводится к нулю. Государство берет на себя обязательство по созданию инфраструктуры порта общего пользования. Деятельность резидентов там находится под пристальным вниманием федеральных органов власти, которые следят за исполнением своих обязанностей монополистами, ограничивая дискриминационные действия в части доступа к энергоресурсам, что особенно актуально для бизнеса.Ниша по переработке рыбы в порту Советская Гавань не занята, и здесь существуют хорошие возможности для инвесторов. «Задача наблюдательного совета, состоящего из представителей власти и резидентов, – соблюдать баланс интересов в рамках частно-государственного партнерства», – отмечает первый заместитель председателя правительства края Геннадий Апанасенко. Основ для конфликта власти и бизнеса в ПОЭЗ не существует, так как вся деятельность там регламентирована законодательством.Два года назад, когда идея создания проекта широко обсуждалась в обществе, специалисты отмечали нестыковки в законодательстве о портовых особых экономических зонах. Зона создается сроком на 49 лет, хотя и через полвека деятельность в порту не прекратиться. Особенно странно, что законом о ПОЭЗ не предусматривалось строительство судов, а только их ремонт и обслуживание. Между тем, для рыбаков это фактор развития бизнеса. «Специалисты предлагали внести поправки в закон для расширения территории ПОЭЗ, чтобы к порту Советской Гавани присоединить бизнесвозможности порта Ванино», – отмечают в комитете рыбного хозяйства.«За два года многое изменилось», – говорит Валентина Григорьева. Большинство законодательных преград устранено, и на имя министра экономического развития и внешних связей Виктора Калашникова стали поступать заявления от предприятий рыбной отрасли о согласии вложить в ПОЭЗ серьезные инвестиции. Среди них СПК рыболовецкий колхоз «Простор», который первым заявил о желании стать резидентом зоны. Однако на коллегии МПР Хабаровского края председателем комитета рыбного хозяйства Сергеем Рябченко заявлена противоположная позиция рыбаков, которую подтвердила часть присутствующих директоров предприятий. «В чем же дело?» – озадачил членов коллегии Василий Шихалев. Заявления о желании стать резидентами ПОЭЗ поступили в мае, а в июне рыбаки стали оформлять отказные письма, в которых указывали о препятствиях деятельности в зоне. «Недавно изменила свою позицию «Восточно-промысловая компания», – отмечает начальник отдела экономики и анализа комитета рыбного хозяйства Светлана Слыхан. – Мы проверили информацию рыбаков. Действительно, произведенная на территории ПОЭЗ продукция при вывозе в другие регионы России облагается не только налогом на добавленную стоимость, но и таможенной пошлиной. Экономический расчет показал, что перерабатывать рыбу в Советской Гавани становится невыгодно».


В министерстве экономического развития и внешних связей подтвердили выводы комитета рыбного хозяйства, но для уточнения направили письмо в Дальневосточное таможенное управление. «Вопрос по оплате таможенной пошлины при вывозе продукции за пределы ПОЭЗ мы поставим перед законодателями», – говорит Валентина Григорьева. Почему же нормативное право так противоречиво? – удивляются рыбаки. Одним пунктом закона нас туда завлекают, а другим – отторгают. Для деятельности в зоне необходимы серьезные инвестиции, которые имеют только крупные компании. Ответ на вопрос поступил из Дальневосточного научно-исследовательского института рынка.


– Привлекая крупные инвестиции в ПОЭЗ, государство решает задачу противодействия теневому бизнесу, – отмечает директор института, доктор экономических наук Вадим Заусаев. – Наше законодательство выстроено не на поддержку легальных субъектов предпринимательства, а на противодействие нелегальному бизнесу. Однако оно не может не оказывать влияние на честного рыбака. Сомнения в эффективности закона появлялись в период, когда создавалась особая промышленная технологическая зона в Комсомольске-на-Амуре на площадке Амурского судостроительного завода. Войти туда бизнес не смог. Ученые побывали в штате Орегон, где создана в районе Великих озер особая экономическая зона в форме технопарка. Спрашивали мэра города: как удалось реализовать идею? «Вложил огромные бюджетные средства в технологическую площадку и инфраструктуру, а потом продал проект бизнесу за один доллар», – ответил чиновник. Контрольные органы не наказали за растраты и содействие предпринимательству из бюджета? – недоумевали ученые. Проверка состоялась в конце года, когда бюджет распух от доходов, а число рабочих мест в городе выросло до таких размеров, что предъявлять претензии оказалось бессмысленно.


– В России мэры городов на безденежье, потому предпочитают не содействовать развитию бизнеса, а просто «доить» предпринимателей. Бизнес в отместку уходит в тень, – делает заключение Вадим Заусаев. По последним данным, 37 процентов бизнеса в стране находится в теневом секторе. Образуется замкнутый круг. Чем сильнее мэры давят на предпринимательство, тем меньше получают доходов в бюджет. И этот деструктив прекрасно существует в консенсусе бизнеса и власти. Понять рыбаков, отказывающихся идти в ПОЭЗ, нетрудно, потому правительству и законодателям придется поработать, чтобы сначала перенять позитивный опыт, а потом пользоваться плодами деятельности портовых особых экономических зон.


Андрей СМИРНОВ.



← Назад в раздел