Путь ФГУ «Приморрыбвод»

– Сколько в Приморье действует рыбоводных заводов?


– Два. Но на сегодняшний день их явно недостаточно, чтобы обеспечить устойчивое воспроизводство лососевых в тех реках, где это необходимо и возможно. В крае немало рек, в которых естественный нерест находится на высоком уровне – по научному сказать: там хороший нерестовый фонд, особенно при обеспечении должных рыбоохранных и мелиоративных мероприятий. Но у нас есть речки, где, в общем-то, естественный нерест незначительный. В свое время Тихоокеанский институт рыбного хозяйства и океанографии выбрал именно такую речку – Рязановку и спроектировал, как нынче модно говорить, модульный проект рыборазводного завода, который воочию доказывал, что искусственное воспроизводство лососей на подобных малопродуктивных реках может быть довольно эффективным. Кеты, как таковой, здесь тогда не было, и в исторически обозреваемый период сюда эта рыба не заходила. Речка небольшая – протяженностью около 50 километров. Однако уже на первом этапе эксперимент прошел удачно. А через пять лет искусственно созданная популяция уже дала первую промышленную «продукцию» – рыбокомбинат «Славянка» произвел пробный лов ценной рыбы в ближайшей бухте.

Но перестроечный период сбил темпы работ по воспроизводству здесь лососей – завод попал в частные руки, и не заинтересованные во вложении капитальных средств новые владельцы не смогли по-хозяйски распорядиться обнадеживающими результатами и привели материально-техническую базу завода к разрушению. И только при больших усилиях государства Рязановский завод опять был восстановлен, и снова популяция ожила: стала активно развиваться – уходить на нагул в океан и возвращаться «домой». Сегодня она, что называется, работает на полную мощь.


А таких водоемов, подобных речке Рязановке, где искусственное воспроизводство можно продуктивно организовывать, в Приморье немало. Конечно, государство не может постоянно тратить из бюджета большие деньги на экспериметы подобного рода. В настоящее время предлагается эффективное сотрудничество государства и частного бизнеса – своеобразное партнерство в восполнении ресурсов, то есть передаче перспективных рек в концессию. Управление считает, что концессия в Приморском крае вполне возможна – даже было бы очень не плохо, чтобы частный бизнес обратил особое внимание на восполнение биоресурсов.


– Не могли бы Вы, Елена Владимировна, рассказать подробнее о Рязановском заводе, как бывший его директор – о кадрах и нынешних производственных условиях?


– Завод благополучно работает – прекрасно справляется со своими плановыми заданиями, постоянно усовершенствует производственные мощности и технологию. Буквально за последние три года на заводы поступило много современного импортного оборудования (в том числе для системы контроля за режимами и качеством водоснабжения). Специалисты здесь прекрасные – надо отдать должное, что в рыбоводстве появилось очень много молодежи и это нас радует. А средний возраст специалистов на Рязановском заводе - от 20 до 40 лет. Многие из них заочно учатся в институтах – получают высшее образование или специализируются там. В общем, эта созидательная работа. И когда люди весьма далекие от рыбоводства приходят на наше производство, через некоторое время они ощущают себя причастными к благородному делу - понимают, что от каждого из них зависит общий результат труда. На рыборазводном заводе невозможно разделение ответственности: если сбой дали электрики – проблемы всплывают сразу у всех.


– Недалеко, тоже в Хасанском районе, находится ваш второй – Барабашевский рыбозавод, – как там идет реконструкция?


– Барабашевский и Рязановский заводы мы не стремимся противопоставлять. На Барабашевском с необходимостью заменяются устаревшие системы и аппаратура – там, представляете, будет полностью новый завод – новые цеха, здания, оборудование. Сейчас производится прокладка трубопроводов водоснабжения, на будущий год планируем построить здание и установить современное оборудование. Несмотря на это, работы по воспроизводству лососей не остановлены.


– Приморские специалисты осваивают многолетний опыт воспроизводства лососей сахалинскими и камчатскими заводами?


– Сахалин и Камчатка нам очень близки. Единственная разница в том, что Приморье находится в конце ареала по кете, а они там в самом удачном во всех отношении месте, и потому, наверное, мы очень тесно общаемся со специалистами всего Дальневосточного региона: люди приезжают к нам, а наши специалисты с желанием едут на берега Камчатки и Сахалина, где происходит достойное обучение кадров и обмен опытом. Польза многократная во всех отношениях: они учатся работать с современным оборудованием, познают особенности технологического процесса. Мы стремимся максимально заменить ручной труд – к нам постоянно поступает новое современное оборудование.


Вот в августе мы тесно общались с соседями, во Владивостоке проходило региональное совещание по проблемам воспроизводства биологических ресурсов. Кстати сказать, «Росрыболовство» инициирует подобные региональные и общероссийские совещания и семинары, где есть возможность специалистам непросто познакомиться, пообщаться, а, обменявшись опытом, на новой материально-технической базе разобраться, как в Приморье на основе двух заводов увеличивают популяцию стада лососевых.


– Расширяется ли программа деятельности приморских специалистов?


– В Федеральную целевую программу вошли по реконструкции наши два рыбоводных завода, запланировано еще на 2011 год начало работ по строительству крабового комплекса для восстановления популяции камчатского краба и других объектов. Что перспектива нам готовит, мы пока еще не знаем, но кадры для этого у нас есть хорошие, главное дело за технической базой и финансовыми средствами.


Но Приморский край ведь не ограничивается только морями. Он богат пресноводными водоемами – уникальное озеро Ханка и еще 130 малых озер, знаменитая река Раздольная, впадающая в Амурский залив и еще 42763 речки. Целая сеть пресных водоемов и на них тоже последние годы сказались очень отрицательно – это и недостаточность мелиоративных работ по увеличению продуктивности водоемов, влияние человека на состояние этих рек – сбросы химикатов, вырубки лесов, ведущих к обмелению и загрязнению. Нам ли, живущим у океана, не понимать, что подобное значит для биопродуктивности? Был ликвидирован Ханкайский рыбхоз, погибший в волнах перестройки, что очень жаль – воспроизводство рыбы пресноводного комплекса тоже крайне важно потому, что там обитают такие рыбы, как толстолоб, сазан. Ханка предполагала разведение осетровых, которые встречаются в незначительных количествах.


– Правительство и «Росрыболовство» в последние годы предприняли очень важные шаги для развития аквакультуры?


– Долгие годы это направление хозяйствования на Дальнем Востоке находилось в неопределенной ситуации и в не прописанном правовом поле. Специалисты отрасли ощущали неуверенность в завтрашнем дне, и важное направление экономики не развивалось должным образом. Сейчас, надо отдать должное, все с мертвой точки сдвинулось: выделяются морские участки под аквакультуру, появились новые пользователи, которые надеются, что морское огородничество даст Приморскому краю большие перспективы, а значит – рабочие места и ценную продукцию. Закон по аквакультуре, как утверждают наши законодатели, уже на выходе. Но уже одно то, что участки закрепляются на 20 лет, о многом говорит и дает серьезные надежды на производство.


– Помимо воспроизводства лососей «Приморрыбвод» ведет работы по расселению гребешка?


– Мы занимаемся его расселением в тех местах, где благоприятные природные условия для его естественного размножения. Проводя периодический мониторинг, анализируем, где нанесен ущерб и планируем в течение года в рамках компенсационных мероприятий, где произвести расселение молоди морского гребешка, чтобы восстановить этот биопродуктивный ресурс.


– Два завода «Приморрыбвода» входят в Федеральную программу, а у вас своя программа разработана? Вы конкретно знаете, где можно на других реках строить подобные заводы, как восполнить биоресурсы?


– Программа такая есть, но надо учитывать, что мы являемся государственным федеральным учреждением, и все свои планы и желания согласуем и соизмеряем с финансированием. Наше управление надеялось на Федеральную целевую программу, в которую, к сожалению, не вошли, кроме двух, новые – желаемые рыбоводные заводы. Но будем надеяться на то, что это не последняя программа и не единственная. Попробуем свои планы осуществить через другие программы и другое финансирование. Нами начаты работы по восстановлению рыбоводных мелиоративных станций, которые смогут в полевых условиях, мобильных передвижных установках воспроизводить водные биологические ресурсы . Над этим вопросом как раз сейчас трудимся – вспоминаем забытое прошлое, кое-что усовершенствуем. То есть, были такие методы, когда создавались искусственные нерестилища прямо в естественных водоемах, и мы проводим работы по содействию естественному нересту.


ФГУ «Приморрыбвод» ведет исследовательские работы рыбохозяйственного фонда, инвентаризацию нерестилищ, зимовальных ям, обследование рек и водоемов для определения их биоресурсной значимости. Производится сертификация и контроль безопасной эксплуатации рыбопромыслового флота. Разрабатываются предложения по улучшению использования рыбохозяйственного и рыбопромыслового фондов. Также проводятся исследования по воспроизводству и акклиматизации различных видов гидробионтов, ведутся наблюдения за гидрологическими и температурными режимами рек и водоемов в период нерестовых миграций, осуществляются наблюдения за условиями и ходом зимовки промысловых рыб. Специалисты проводят работы по выявлению случаев гибели речных и морских обитателей, участвуют в расследовании причин и определению масштабов гибели.


– С вашим приходом к руководству «Приморрыбводом», как надежного практика, знающего тонкости всего процесса, что-то в аппарате управления перестроилось?


– Знаете, чтобы кардинально что-то перестраивать я не стремилась, а вот настойчиво добивалась, чтобы заводы Приморского края были включены в Федеральную целевую программу – и реконструкция долгожданная, как я уже говорила, теперь идет полным ходом.


В 2008 году ФГУ «Приморрыбвод» было наделено особыми функциями – в состав нашего управления включена аварийно-спасательная служба, крайне необходимая для наших рыбаков. Коллектив создал все необходимые условия, чтобы эта служба успешно работала. С аварийно- спасательным флотом к нам пришли очень грамотные моряки, прекрасно знающие свое дело. Ведь в экспедициях на промысле одновременно находится до 160 судов и для шести судов-спасателей и двух вспомогательных, что называется, громадное поле профессиональной деятельности.


– Какие проблемы волнуют аварийно-спасательную службу?


– Очень важный вопрос – быстрейшего обновления судов. При нормативном сроке службы в 26 лет нашим кораблям в среднем уже исполнилось по 30 лет. Хотя они на службу выходят в прекрасном техническом состоянии, мы сегодня остро поставили вопрос о смене и строительстве аварийно-спасательного флота. Ибо сейчас рационально надо предпринять шаги, о которых говорил председатель правительства России Владимир Путин на последнем камчатском совещании рыбаков и при его поездке по Дальнему Востоку. О необходимости смены флота, особенно на Дальнем Востоке – в Беринговоморской и Охотоморской экспедициях, он мудро заявил: «Должно быть соломоново решение, которое не подрывает рыбную отрасль, но дает шанс развитию судостроения». Наша служба только в этом году 15 рыбацким кораблям оказала своевременную и рациональную помощь. Я бы подчеркнула – помощь не просто техническую, а всестороннюю заботу о жизни людей. «Росрыболовство» – особенно его руководитель Андрей Крайний нас поддерживает в рациональном выходе из проблемного состояния. У нынешнего отраслевого руководства есть не только понимание и стремление, а конкретный план действий.


Николай БРАТЧИКОВ.

   



← Назад в раздел