Как строим новый-старый Магадан?

– Как-то нетипично, что в названии вашей фирмы отсутствует слово «проект». Обычно это стараются подчеркнуть – звучит солидно.


– В 2002 году, когда наша фирма только организовалась, коллектив ставил первоначальной целью внедрение на территории новых энергосберегающих технологий. Поставляли различные бойлеры, системы отопления, котлы. Но оказалось, что на тот момент это было не очень востребовано. В 2005 году я стал руководителем предприятия, и было принято решение поменять сферу деятельности. С тех пор мы занимаемся строительным проектированием. Конечно, это невозможно было сделать на пустом месте. Просто в коллективе и раньше работали специалисты, необходимые в проектировании. Мы дополнили набор кадров, и в итоге сейчас у нас работают профессионалы любого направления – архитекторы, сметчики, конструкторы, электрики, инженеры-проектировщики и т. д. То есть работу, которую мы берем, выполняем, можно сказать, под ключ своими силами.


Мы проектируем все. Правда, удовольствие работать по крупным подрядам в нашей области выпадает пока очень редко. К примеру, могу сказать, что нам не посчастливилось заниматься проектированием Свято-Троицкого Кафедрального собора. Астоль же крупных объектов на территории и нет. Поэтому, несмотря на наше регулярное участие в различных конкурсах, зачастую приходится выполнять мелкие, порой даже нерентабельные заказы.


В прошлом году заметно изменилась законодательная база в проектировании строительства. Но вместо ожидаемых положительных перемен это внесло какую-то сумятицу в работу проектировщиков. Допустим, прежде коэффициент стоимости изготовления рабочего проекта составлял 0,85. Теперь этот коэффициент составляет 0,6. То есть, может быть, не самая творческая часть работы, но самая трудоемкая резко подешевела. А поскольку наши заказчики требуют все сразу и подешевле, то фактическая стоимость наших работ снизилась на 30-40 процентов. При этом новые правила и требования к нам составлены таким образом, что понять, какая работа относится к проектной, а какая – к рабочей документации, весьма затруднительно.


– Как же выходите из положения?


– Боремся.


– Какие объекты вам довелось проектировать в эти пять лет?


– Вообще-то мы осилили достаточно большой объем. Проектировали ледовый комплекс, 8-квартирные дома, спортзал для школы в Тахтоямске, резервное электроснабжение областной больницы и психдиспансера, капитальный ремонт здания таможни, занимались разработкой проектной документации гидротехнических сооружений – дамб на реках Тауй, Хасын, Ола.


– А какие объекты можно было бы считать визитной карточкой вашей фирмы?


– Да мы по всем объектам стараемся отработать так, чтобы это было хорошо, красиво и вызывало уважение. Просто очень часто мы поставлены в жесткие рамки. Заказчик должен сэкономить средства на строительстве. Поэтому он говорит: «Нет, этого не нужно, а без этого – можно обойтись. Сделайте так, чтобы было красиво, но просто». Но так не бывает. Поэтому не могу припомнить, чтобы нашему архитектору удалось по-настоящему развернуться – приложить все свое умение, вложить всю душу в какой-то объект.


– Когда украшали Анадырь, там группа архитекторов постаралась хоть как-то преобразить типовые серые здания. Кроме яркой раскраски делали новые фронтоны, крылечки, козырьки. Все это преобразило город. Практикуется ли такое в Магадане?


– Мы знаем об этом опыте Анадыря. Беда лишь в том, что понятия «красиво» и «дешево» не всегда совместимы.


Пытаемся каждый раз убедить заказчика как-то украсить здание. Вот сейчас мы перепроектировали бывшую гостиницу объединения «Северовостокзолото» под многофункциональный центр. Там будут все службы социального обеспечения, отделение Сбербанка, паспортный стол и т. д. То есть, человек, войдя в здание, сможет получить любую консультацию или справку. И, разумеется, мы хотели, чтобы там было приятно и удобно и работать, и оформлять какие-то документы. Так вот, это наш один из немногих заказчиков, который согласился сделать красивый фасад. Могу добавить, что в целом объект для реконструкции очень интересен. Там потребовалось рассчитать демонтаж одной из несущих стен, а потом предложить мероприятия по усилению конструкции здания, поскольку новым требованиям по сейсмостойкости оно уже не отвечает.


– А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее. Как известно, с недавних пор требования к сейсмостойкости зданий в Магадане изменились. Теперь любой дом должен быть рассчитан таким образом, чтобы выдержать подземный толчок в среднем на один балл больше. На этот счет есть федеральная программа. Но затраты на мероприятия по усилению зданий таковы, что выполнение нужных работ представляется нереальным. Об этом говорят и строители, и сейсмологи. Дело осложняется тем, что усиление сейсмостойкости здания невозможно провести без одновременного капитального ремонта. И наоборот – любой капремонт старого здания, безусловно, потребует укрепления его конструкции. Вы сейчас столкнулись с этим на практике. Какой метод укрепления здания вы применяете и насколько это дорого?


– На самом деле, с технической точки зрения здесь все делается просто. И сметную стоимость работ это увеличивает не более чем на 8 -10 процентов.


В нашем случае мы имеем кирпичный четырехэтажный дом. Естественно, кирпич при подземных толчках больше подвержен каким-то подвижкам, чем, скажем, железобетонная конструкция. Так вот, для усиления сейсмостойкости здания применяются железобетонные пояса. На практике это выглядит так. Изнутри по всему периметру наружных стен пробивается ниша. В это углубление укладывается арматура, и оно заливается бетоном. Такие пояса проходят по каждому этажу. Они соединяются между собой такими же вертикальными стойками. Получается жесткая рама, каркас. Ну и фундамент, учитывая то, что конструкцию здания мы утяжеляем, тоже усиливается. Вот, собственно, и все. Работа несложная. Просто проводить ее нужно очень аккуратно, без нарушения технологии.


– А вы контролируете выполнение работ?


– Да, мы сейчас заключаем договор с Центром социальной поддержки на авторский надзор за строительством. Это, кстати, обычная практика. Хотя не все заказчики на это идут. В результате и на менее сложных объектах допускаются нарушения в ходе строительства. Заказчик и строители хотят сэкономить, а это отражается на качестве. Но здесь мы будем отслеживать ход работ.


– Как разворачивается реализация федеральной программы по усилению сейсмостойкости зданий в нашем городе?


– Буквально на днях пройдут первые аукционы по нескольким объектам. Первый по списку – старый корпус хирургического отделения областной больницы. Сначала будет проведена обследование строительных конструкций здания, выданы рекомендации, затем выполнено проектирование. А в следующем году начнутся строительно-монтажные работы вместе с капитальным ремонтом.


Вы сказали, что мало кто верит в реальность выполнения федеральной программы по сейсмоусилению. Но здесь нужно учитывать, что большинство зданий и жилых домов, построенных в Магадане в 70 - 80-х годах, все-таки возводились с хорошим качеством. И первые обследования показали, что такие дома в основном соответствуют и новым требованиям по сейсмостойкости. То есть, они имеют какой-то запас прочности.


А вот старые постройки, в том числе кирпичные, конечно, нужно укреплять. Те из них, где размещаются общественные учреждения и где работы финансируются из бюджетов, безусловно, будут отремонтированы и усилены. В этом я не сомневаюсь. Другой вопрос: что делать с жилыми домами – «сталинками»? Ведь там ремонт возлагается на плечи самих жильцов, которые стали собственниками жилья. Возникнет ли у них желание осилить капитальный ремонт с одновременным усилением конструкции зданий? Уж очень велики затраты. Да и сами жильцы домов по-разному относятся к своей собственности.


Мы проектировали 8-квартирные дома из деревянных панелей. Таких жилищ строится во всем мире очень много. Они теплые, удобные. Кроме того, дерево – это все же природный материал, и человек чувствует себя лучше в деревянном доме. Но есть ведь и правила эксплуатации таких зданий. Допустим, запроектировали мы систему отопления из полипропиленовых труб. Потянулся жилец открыть окно. По привычке встал на трубу… Все затоплено. И вместо того, чтобы снять линолеум и дать просохнуть деревянному полу и утеплению под ним, стер с поверхности воду тряпочкой. Пусть гниет. Другой пример. Пожаловались люди на протечку потолка. Приходим, наблюдаем такую картину: вместо 30-сантиметрового слоя утеплителя на крыше – пусто. Убрали утеплитель – пошел дополнительный воздух, на чердаке начал скапливаться конденсат. Кто убрал? – «А мы не знали…».


– Стоит ли вообще тратить огромные средства на ремонт и подтягивание до новых норм домов–«сталинок»? Мне почему-то всякий раз, как речь об этом заходит, вспоминается пустая вставка на улице Ленина. Уж сколько лет она стоит, закрытая сеткой, а сыпется прямо на глазах. Не проще ли снести этот позор и построить новый дом?


– Но ведь здание-то интересное. Возможно, досталось оно не тем хозяевам. А кто-то другой мог бы провести ремонт.


Вы знаете, я, к стыду своему, впервые прошлым летом побывал в Санкт-Петербурге. И – просто в восторге от этого города. Хотелось бы, чтоб Магадан был на него хоть чем-то похож. А зданий, построенных по оригинальным проектам, у нас все-таки немного. Их нужно сохранить. И при ремонтах они тоже требуют к себе особого, бережного отношения. Посмотрите, как в Москве, в Санкт-Петербурге перекрывают крыши. Там ведь стараются не применять никаких современных материалов. Стоял дом под кровельным железом - так и делают. Это, кстати, намного долговечнее, чем та же металлочерепица, да, думаю, что и не дороже.


– Вы сказали, что проектировали дома из деревянных конструкций. Помню, перед тем, как выбрать подходящую технологию для изготовления таких панелей, было много споров. Как сейчас они себя показали?


– Могу сказать, что при соблюдении требований технологии строительства и в дальнейшем правил эксплуатации таких домов претензий к ним не будет. Мы проектировали из деревянных конструкций спальный корпус в летнем лагере «Зелёный остров». Строительство его будет завершено в ближайшее время. Сейчас разрабатываем проектную документацию на строительство Центра досуга в Тахтоямске. А в конце года, я надеюсь, примем участие в новых аукционах на проектирование новых объектов в деревянном исполнении.


Конечно, деревянные конструкции, изготовленные по канадской технологии, диктуют нам типовые решения. Но в этом случае мы стараемся проявить максимум творчества. Новые здания органично вписываются в существующую застройку.


Николай ПАНОВСКИЙ.

г. Магадан  



← Назад в раздел