Елена плюс "Виктория"

 

Здание чулочно-трикотажной фабрики на фоне отсвечивающего голубизной свежевыпавшего снега похоже на огромный океанский лайнер. В советские времена маленьких предприятий не строили, вот и биробиджанскую "чулочку" изначально планировали на "размах" - она должна была стать самым крупным на Дальнем Востоке производителем чулочно-носочных изделий и нижнего трикотажа. Было это сорок лет назад. Круглую фабричную дату отмечали в начале этого года в самом красивом здании города – областной филармонии. Тому, что юбилей-таки состоялся, радовались все – от юных работниц-новичков до ветеранов, проживших все эти сорок лет вместе с фабрикой. Радовалась вместе со всеми и Елена Самойленко генеральный директор "Виктории" - так победно называется "чулочка" вот уже пятнадцать лет. К радости примешивалось волнение: гендиректору впервые предстояло выступать перед таким большим количеством народа, да еще по такому торжественному поводу. Но когда она вышла на сцену, люди в зале, не сговариваясь, дружно, одобрительно зааплодировали и заулыбались. Так, с улыбок и аплодисментов, началось юбилейное торжество, а самой улыбчивой на этом празднике была Елена Николаевна. "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", - с этих слов, которые стали рефреном одной из популярных песен ее молодости, она начала свое выступление.

А ведь этого праздника, этого юбилея могло бы и не быть. Из пяти предприятий легкой промышленности Еврейской автономии, которая в советские годы считалась негласным центром легкой промышленности Дальнего Востока, только "чулочке" удалось выйти из экономических передряг девяностых годов с наименьшими потерями. Одной из первых "пала" швейная фабрика – ровесница области, которая в этом году должна была отметить 75-летний юбилей. Фабрика, с которой начиналась трудовая биография Елены Самойленко – молодого инженера-технолога швейного производства.

 

Говорят, если человек первое важное решение в своей жизни принял сам, то он и потом будет брать на себя всю ответственность за свои дела и поступки. Елена Самойленко свой первый самостоятельный выбор сделала после окончания школы. Ее мама, сельская учительница, очень хотела, чтобы кто-то из трех дочерей продолжил учительскую династию. Надеялась, что ее продолжательницей станет Елена, – дочери легко давался английский. Но вместо иняза золотая медалистка отвезла документы в Благовещенский технологический институт. С детства Лена любила моделировать и шить одежду, и это увлечение решила сделать своей профессией. Мать, повздыхав, согласилась с решением дочери, а отец его одобрил. Родителей своих она ценила именно за то, что они не считали себя последней инстанцией, уважали мнение других. Это качество передалось и ей: Елена Николаевна никогда не рубит "по живому" и важные решения принимает только после того, как выслушает аргументы своих подчиненных.

В Биробиджан она приехала в разгар лета 1983-го, когда все вокруг цвело и зеленело. Швейная фабрика, куда её распределили, была ей знакома – проходила там практику.

– Ко мне отнеслись тогда на фабрике очень доброжелательно, а опекали прямо-таки по-матерински. И фабрика, и сам город мне показались такими добрыми, несуетными, что я без колебаний решила вернуться в Биробиджан, и именно на "швейку", - вспоминает Елена Самойленко.

В город она приехала не одна – с мужем Анатолием. История их любви и семьи достойна отдельной публикации, но я постараюсь изложить ее в общих чертах. В общем, жили по соседству в одном селе мальчик и девочка – дочь директора совхоза и сын совхозного агронома. Потом отца Елены перевели в другой совхоз, а спустя десять с лишним лет семья снова вернулась в родное село и поселилась в том же самом доме. И однажды отец попросил соседского парня, который только что вернулся из армии, подвести дочь-студентку со станции домой. С тех пор Анатолий встречал Елену на станции всегда, и это "всегда" продолжалось пять лет, пока девушка не закончила институт. Свадьбу сыграли сразу после выпускного институтского вечера, а через несколько недель молодожены поехали на новое место жительства – в Биробиджан. Первым их семейным гнездом стала маленькая комната фабричного общежития, где они прожили шесть счастливых лет и где родились их дочери – Света и Анюта.

Она пережила и расцвет, и закат фабрики. В годы перестройки "швейка" в духе времени тоже перестроилась, ушла от своей узкой специализации – пошива зимних женских пальто на ватине. Здесь стали шить модные куртки, комбинезоны, и те же пальто на синтепоне, освоили производство одеял и другой востребованной продукции. Фабрика открыла несколько филиалов в районах области, дав работу многим сельским женщинам. Акции "швейки" охотно покупали, фабрика открыла свое представительство в нескольких городах.

Но 90-е годы для процветающего предприятия стали началом её конца. "Проглотила" "швейку" мощная китайская конкуренция – хлынувший поток дешевого ширпотреба из соседней страны. В этой неравной схватке фабрика стала терять одну позицию за другой. Елене, для которой любимая работа была праздником и смыслом жизни, тяжело стало переступать порог родного предприятия. Продукция лежала на складах, работникам нечем было платить зарплату. Попытки руководства реанимировать производство оказались безуспешными – фабрика обанкротилась.

– Это был для меня первый тяжелый удар судьбы. Чувство, что тебя выбросили за борт, как что-то ненужное, не давало покоя, - рассказывала Елена Николаевна, вспоминая то время. – Я пыталась работать на частном швейном предприятии, шила на дому халаты и синтепоновые одеяла – нам ведь расчет на фабрике выдали тканью и синтепоном. А я уже в это время в академии заочно училась, надо было набрать ещё денег и на учебу. Вот и пришлось сесть за машинку…

Не только "швейка", но и другие предприятия легкой промышленности области несли большие потери, сократив объемы производства в десятки раз. Бывшие швеи, обувщики, вязальщицы пополнили большую армию безработных. А многие переквалифицировались в челночницы: брали оптом товар на складах и ехали торговать им в соседние города. Часть выручки забирали себе – это и была их зарплата. Побывала в такой роли и Елена: пошитые на дому халаты и одеяла она  продавала в соседней Амурской области. Надо было как-то жить, или, как часто говорили в те годы, выживать.

Приглашение работать в областной комитет статистики Елена приняла с радостью: наконец-то в её жизни наметится какая-то стабильность. Хотелось к тому же попробовать себя в новой сфере, применить на практике экономические знания, которые получала в академии. И всё сложилось на новом месте действительно удачно, появились перспективы роста по служебной лестнице. Но стабильности так и не получилась, а вышел новый поворот, круто переменивший её жизнь. Елене Самойленко предложили стать главным инженером чулочно-трикотажной фабрики.

ОАО "Виктория" в конце 90-х тоже находилось на грани развала. Уехал в другую страну старейший директор Зиновий Дудкин. Его сменил Марк Борохович, который пытался вытянуть фабрику из экономического болота и искал в этом деле союзников. И этой союзницей и стала Елена Самойленко, которой Марк Борохович предложил "вернуться в отрасль" - на должность главного инженера.

Ещё работая в такой же должности на "швейке", Елена Николаевна разработала программу финансового оздоровления предприятия, надеясь, что он будет востребован. Но у руководства были на этот счет другие планы. И вот теперь снова появился шанс осуществить свои замыслы, новый проект. Но для начала предстояло вникнуть в производство, а по сути начать все сначала. И она сделала этот шаг, ещё не зная, какие ухабы ждут её на новой, ненадежной дороге.

– Елена Николаевна, у меня к Вам очень серьезный разговор, - возвратясь из московской командировки пригласил её в свой кабинет Марк Борохович. – Садитесь и спокойно слушайте, не перебивайте. Так вот, у нас скоро будет собрание акционеров. И там я буду рекомендовать Вас на должность генерального директора. Вы должны подумать и согласиться – никого другого я на этом месте не представляю.

– Но…

– Я собрался уезжать в Германию. Болею, надо серьезно лечиться. Ну, так что:, будем соглашаться?

– Я подумаю, Марк Михайлович. Но ведь это так неожиданно, - растерянно смотрела она на Марка Бороховича. – А вдруг, вдруг меня не изберут…

– Считайте, что никаких "вдруг" не будет – я лучше знаю настроение людей. И готовьтесь к собранию! – жестко сказал, как приказал, обычно мягкий в общении с подчиненными Борохович.

Собрание, на котором её выбирали в гендиректоры, запомнилось до мелочей. Это был сентябрь 2000 года. Когда люди стали говорить, казалось, что не о ней, а о ком-то другом ведется речь. Инициативная… Вникает во все производственные тонкости… Прислушивается к людям… Ценит инициативу подчиненных… Наконец, просто ответственный и хороший человек.

Так при поддержке большинства акционеров Елена Николаевна возглавила самое крупное в области промышленное предприятие из оставшихся на плаву. Думала, что придется бороться за улучшение производственных, качественных результатов, а пришлось воевать и за судьбу самого предприятия – контрольный пакет акций попыталась выкупить некая инициативная группа, имевшая на "Викторию" свои виды. Фабрику удалось отстоять. Но победу необходимо было закрепить. Собрав всех своих специалистов, гендиректор сказала: "Будем все вместе разрабатывать бизнес-план модернизации фабрики. Иначе конкуренты нас с рынка просто выдавят".

И тут стоит сделать небольшой экскурс в историю. Та продукция, которую выпускала фабрика в доперестроечные времена, была недорогой, экологически чистой, но… Её внешний вид, или, как сейчас говорят, дизайн, не выдерживал никакой критики. А после одной-двух стирок майки, трусы, футболки теряли форму. Носки, чулки, колготки были покрепче, но и к их качеству претензий у покупателей было много. Когда появился в Биробиджане китайский товар, народ стал его охотно брать – и, прежде всего, за дизайн: нарядные футболочки-маечки ласкали взгляд яркими расцветками.

Бизнес-план на фабрике разрабатывали, заручившись поддержкой областного правительства. Внедряли его поэтапно. Не всё было на этом пути гладко, не всегда подводные течения и рифы удавалось обходить. Когда брали первый банковский кредит, вдоль и поперек всё просчитали-рассчитали, но проценты всё равно выходили неподъемными. Елена Самойленко пошла в Союз товаропроизводителей области, в финансовое управление областного правительства. Ей подсказали путь решения проблемы, и она, найдя необходимые законы, подготовила пакет документов и потом со всеми расчетами и обоснованиями отправила их в Москву, в Минпромнауки. Там бизнес-план не просто одобрили, но и поддержали – из федерального бюджета "Виктория" получила субсидию на компенсацию процентов по кредитам.

Именно тогда она поняла, насколько это важно – иметь и на федеральном, и на местном уровне чётко проработанные законы в поддержку отечественных товаропроизводителей. И почему бы самой не принять участие в составлении таких законов? Когда Елене Самойленко предложили баллотироваться в Законодательное Собрание области, она приняла решение без колебаний. В те годы в депутаты чаще всего выбирали врачей да учителей, а производственники были не в чести. Она, преодолев этот барьер недоверия, стала единственным депутатом "от производства". Её коллега по депутатству Марк Кауфман поддержал Елену Николаевну с первых же дней: "Всегда буду рад помочь". Они работали в разных комитетах, но эту поддержку депутата-старейшины она всегда чувствовала и дорожила ею. Так же, как и поддержку других более опытных в законотворчестве депутатов.

– Помню, как я радовалась, когда мы, наконец, приняли закон о государственной поддержке инвестиционной деятельности, - поделилась Елена Николаевна. – Это – как раз тот закон, который поможет обеспечить благоприятные условия для развития собственных предприятий. Закон, который предусматривает государственную поддержку предприятий, вкладывающих средства в своё развитие. А это – возможность иметь налоговые льготы, получать бюджетные кредиты и привлекать кредиты банковские, большая часть процентов по которым погашается из областного бюджета.

Принятый закон помог модернизироваться и "Виктории", и фабрике "Диамант", где производят качественный верхний трикотаж, который получает золотые медали на выставках и ярмарках.

Не одну такую медаль за высокое качество своей продукции получила и "Виктория". То, что производила фабрика ещё с десяток лет назад и нынешний ассортимент – это небо и земля.

– Я как-то сказала своим девчатам: когда вы станете с гордостью носить то, что производите, это и будет лучшей оценкой качества продукции. И вот как-то смотрю, пришла в фабричной кофточке Татьяна Дмитриевна Шадрина, моя зам по производству. А сейчас и в управлении, и в цехах промелькнет - то кофточка знакомая, то футболка.

Татьяна Шадрина – правая рука директора. Разработка и внедрение новых проектов, новых видов продукции в основном держит рука заместителя. Они часто спорят, обе умеют настоять на своем, но все споры заканчиваются там, где начинаются интересы общего дела. Тут директор и зам становятся единомышленниками.

За семь лет директорства Елене Самойленко удалось сделать очень много. Но главное, чем может она гордиться и как директор, и как женщина – это сохранение тех социальных гарантий, которыми фабрика дорожила в советские времена. Обеды в фабричной столовой за символическую плату, бесплатные путёвки мамам и их детям (почти 90 процентов коллектива "Виктории" - женщины). На фабрике есть свой стоматолог, терапевт, гинеколог. Здесь поощряют наставничество и семейные династии, не забывают о многодетных и одиноких матерях – в общем, ценят и дорожат людьми, которых директор называет главным капиталом, своим "золотым фондом".

А фабрике всем трудностям вопреки удается выходить из многих ситуаций победительницей – название обязывает. За семь лет здесь разработали и внедрили более ста новых моделей, преобразили дизайн привычных изделий. К трем фирменным магазинам добавился недавно в Биробиджане четвертый – под него выделили часть фабричного управленческого здания. И теперь специалисты – модельеры, дизайнеры, технологи - могут изучать покупательский спрос чуть ли не на рабочем месте.

Своего гендиректора подчиненные видят всегда подтянутой, элегантной, с доброй, обаятельной улыбкой на лице. Доброжелательность – это главная черта её характера. Как удается ей при всех нагрузках и самой оставаться в "форме", и держать в "форме" большую фабрику, для многих остается загадкой.

– У меня есть хорошие помощники - и на фабрике, и дома. Без их поддержки я бы мало что смогла, - пыталась уверять меня Елена Николаевна.

В прошлом году на собрании акционеров её снова выбрали гендиректором "Виктории". А в октябре избрали в Законодательное Собрание нового созыва. На первом же заседании депутаты решили – лучшей кандидатуры на должность заместителя председателя собрания не найти. Вскоре преподнесла подарок и старшая дочь – в ноябре у Елены Николаевны родилась внучка. А в январе фабрика отметила сорокалетие, и в январе же на "Виктории" начали реализовывать новый инвестиционный проект.

– Надеюсь, что успею сделать всё, что есть в задумках. Обидно только, что мы, дальневосточники, находимся в неравных условиях с другими. Сколько говорим об этом, а всё без толку. Мы ведь даже достойные зарплаты платить людям не можем – это разве справедливо?

Это – наболевшее. И когда она об этом наболевшем говорит, то очень волнуется и меняется в голосе.

– И всё же мы добьемся своего! - голос становится увереннее, волнение исчезает. – Да, будем добиваться, а не ждать от кого-то милостей. Не зря ведь Президент в декабре поднял вопрос о Дальнем Востоке – причем, назвал его вопросом стратегическим. А уж мы будем определять тактику. Разве не так?

Ирина МАНОЙЛЕНКО.

г. Биробиджан

 



← Назад в раздел