Живительные истоки города у океана

– Во Владивостоке и его окружении, как помните, всегда возникали проблемы с водоснабжением: еще при царе главная база Тихоокеанского флота страдала «жаждой у океана» – жили без воды; дело доходило до того, что ее сюда завозили танкерами из Японии. Потом помимо рытья колодцев стали пытаться сооружать первые водоводы – водозабор в зоне Мингородка, в долине Первой речки. Кажется, там до сих пор сохранились своеобразные «памятники». Пытались строить в 1925 году гидроузел на Седанке. Опыт тиражирования объектов водоснабжения на Дальний Восток проник из центра страны после сооружения Беломорканала – строили Пионерский гидроузел. Так началось во Владивостоке регулярное снабжение водой. Город на Тихом океане рос и развивался, крепла промышленность, и существующие источники уже не удовлетворяли потребности населения и производства. И хозяева водоводов стали осваивать долину реки Богатая – Лянчихи. В 1967 году ввели в строй новый водоисточник. Тем не менее на памяти жителей Владивостока остались жуткие времена, когда весь город, что называется, пересыхал: на целый квартал выводили одну трубу или во дворы приезжали специальные водовозки. И люди с ведрами, бидонами, тазами становились в очередь, чтобы получить «каплю» живительной влаги. Я тогда жил на Амурской. Колонка располагалась возле переезда на Кунгасной, и мы, пацаны, с канистрами выполняли задание родителей – запасались водой.


Ситуация изменилась в лучшую сторону, когда построили комплексный Артемовский гидроузел, и на всех этажах, даже «высотных» зданий, в квартирах появилась вода – люди были безмерно счастливы.


Проблема, однако, далеко не была исчерпана. Она возникала еще не один раз, потому как во все времена снабжение водой в Приморье зависело от природных катаклизмов - шел тайфун откуда-нибудь с Желтого моря - все молились Богу или Нептуну, чтобы они не забыли про край, который живет по принципу: есть дожди - есть вода, нет тайфунов - жить людям на голодном водном пайке. Последний раз с таким природным законом Владивосток столкнулся в 2003 году и серьезно пострадал, хотя во всех кругах - политических и экономических - говорили об успешном развитии водоканализации, о модернизации и механизации многих процессов этого важного хозяйственного организма. Лишь принятые рациональные меры по расширению Шкотовского и Штыковского водозаборов позволили благополучно миновать «осадочные капризы» 2009-го кризисного года.


– Зато с 2010-го, в связи с подготовкой Владивостока к саммиту АТЭС, для «Примор-ского водоканала», кажется, наступила новая эпоха?


– Она пришла с осуществления давней мечты о строительстве и разработке Пушкинской депрессии, которая к водному рациону Владивостока добавляет еще 120 000 кубометров воды ежедневно. Сегодня столичный город Дальнего Востока потребляет 300 000 кубов, что явно мало. Новая прибавка качественной, «отфильтрованной» самой природой подземной воды полностью закрывает потребности людей.


Пушкинскую депрессию начинали осваивать давно и то, что удалось в перестроечные времена соорудить, растащили в рыночный период; хозяйственная разруха не могла не коснуться этого «протяженного» объекта. Возродил его губернатор Приморского края Сергей Дарькин, который настойчиво и целеустремленно заставил решить жизненную задачу – бесперебойное обеспечение людей водой. Депрессия уже к 2011 году не будет депрессивным объектом – вы, наверное, видели вдоль трассы, подъезжая к Артему, трубы большого диаметра – это и есть живительные жилы Владивостока, через которые хлынет поток воды из подземной линзы. Правда, она не избавлена от разного рода химических элементов, особенно железа, но уже сейчас нами принимаются все меры, чтобы этот источник выдавал на-гора воду высочайшего качества. Пушкинская депрессия, наконец, избавит жителей Владивостока, Артема и Вольно-Надеждинского от тайфунной зависимости.


– И люди забудут про бидоны и ведра?


– Забудут. Если мы еще решим все проблемы, возникающие на линии подачи, и таким образом избавимся от разного рода аварий «местного масштаба». Тут, конечно, все зависит от работоспособности и профессионализма кадров «Приморского водоканала».


– А депрессию разрабатывают они?


– Наши инженеры принимают активное участие в быстрейшей реализации проектных решений, в части внедрения технологического оборудования. А строительная политика возрождения Пушкинского источника принадлежит московской компании «Лизингстроймаш», которая выиграла аукцион и теперь на 100 % разворачивает свой богатый опыт прокладки газопроводов с трубами большого диаметра. Москвичи, должен доложить, работают быстро, качественно – используют трубы с внутренней и внешней гидроизоляцией, чтобы лежали в земле века и их не пришлось без надобности менять.


– А какие еще масштабные проекты осуществляет «Приморский водоканал»?


– Строим третий водовод, который пройдет от станции Муравейка до Горностая. Там лежит всего одна «нитка» – трубы диаметром 1200 – возраст которой 40 лет, что создает серьезную проблему жителям этой части морского города, особенно в зимний период. Третий водовод на грани завершения – по осени трубу опрессуют, и она внесет свою поправку в безопасность и надежность водоснабжения района бухты Тихой и центральной части. Совместно с Пушкинской депрессией новый третий водовод создаст некое «водное кольцо» вокруг Владивостока, с помощью которого можно свободно варьировать в любых аварийных ситуациях или при профилактических работах на объектах водоснабжения. Кстати сказать, третий водовод не на новом месте строится – его ведь в 80-х годах тоже начинали и забросили, а потом разворовали и растащили по трубе, оставили захороненным, что называется, до лучших времен. Лучшим периодом оказались рыночные условия.


– Новострой – дело великое, но у вас на плечах еще вся старая система трубопроводов, канализации, опутавшая Владивосток. Сколько тут километров наматывает вся железная «паутина»?


– Сотни и сотни километров только по Владивостоку, а прибавьте Артем, Вольно-Надеждинское, муниципальные села. КГУП «Приморский водоканал» считает: правильно вести все хозяйство в единой упряжке – не распыляя ни средства, ни МТБ. Должна быть единая система управления всех трех городов с их окрестностями. Пока же мы увязали только два, а вот Владивосток стоит особняком, имея собственное акционерное муниципальное образование. Хотя раньше у нас был вполне удачный эксперимент совместного управления до 2005 года, когда Приморье – чуть ли не единственный регион в России – совсем не повышало для людей тарифы на водоснабжение. Стоило только разделиться – городские тарифы сразу кратно поднялись! По этому поводу ведутся экономические переговоры с мэром Владивостока Игорем Пушкаревым – к единому мнению пока не пришли, но, полагаем, проект этот с участием государственных органов должен реализоваться: пусть будет существовать несколько предприятий, но управление ими - общее, как и во всей коммуналке, государство не отвращает свое «око» от проблем общенародного характера.


– Недавно президент страны как раз об этом говорил.


– Оно вполне понятно: не буду говорить о зарубежном опыте, а сошлюсь на всероссийский. Крупные города Москва, Санкт-Петербург ведь не спешат в водоснабжении уходить в частный сектор, там живут и здравствуют городские унитарные формы предприятий. Да, согласен, что и в водоснабжение следует привлекать частный капитал, но никак не делать его монопольным, ибо можем получить английский вариант, о котором говорилось: «Хуже монополиста может быть только частный монополист».


Думаю, при совместном управлении не возникли бы такие огромные задолженности, которые ныне не только тормозят процесс развития хозяйства городского водоканала, но ставят под угрозу всю водную цепочку Приморья. Мы могли бы управленческую цепочку взять на себя – специалисты в КГУП «Приморский водоканал» профессионально обученные...


– Расширите кадровую составляющую?


– За последние годы мы посетили все ведущие водоканалы России,особенно лидеров отрасли Москву, Санкт-Петербург, Хабаровск, Новосибирск, Кемерово. «Приморский водоканал» изучил их передовой опыт, применяемые новые технологии и взял лучшее на вооружение, чтобы в очередной раз не экспериментировать. Ни одна всероссийская выставка не обходится без нашего участия. Недавно в Москву на выставку ездил губернатор Сергей Дарькин. С международной выставки, проводившейся не так давно в Японии, вернулись наши специалисты – привезли опыт работы гидравлических резервуаров, проверки качества воды, применения измерительных приборов – все это активно у себя внедряем. Находясь на острие технического прогресса, «Приморский водоканал» входит в десятку сильнейших предприятий отрасли.


– Слышал, что в вашем водоканале идет новая разработка по обеспечению жителей качественной водой?


– Эта работа поставлена в процессе внедрения автоматизации управления. Систему начали осуществлять с Седанкинского узла, где много экспериментировали и доводили до логического предела. Из главного офиса на улице Некрасовской диспетчер может реально управлять всем процессом, запускать и контролировать все насосные агрегаты на втором подъеме, видеть объемы воды непосредственно в гидроузле, регулировать уровень – накапливать, сбрасывать, отслеживать все качественные показатели.


Скажем, были жалобы на качество воды по содержанию хлора. На контроле стоят немецкие измерительные приборы. Раньше на эту процедуру уходила уйма времени, теперь с помощью автоматизации останавливается агрегат по принятому решению диспетчера. Аналогичная картина не только на Седанке, но и Богатинском, Артемовском гидроузлах. Таков достаточно масштабный проект, который по своей надежности превосходит все предшествующие процессы.


– Я как-то знакомился с вашим девизом: «Чистая вода – залог здоровья, комфорта и благополучия!»


– Девиз – это еще до конца не реализованная идея. А предприятие водоканала зиждется на идее трех критериев, определяющих красную черту в производственной деятельности: надежность – снижение аварийности с помощью систем управления; амортизация – закупаем и внедряем только современное оборудование; применяем технологии немецкой компании КСБ – одного из лидеров насосного оборудования. Когда мы впервые приобрели и установили их приборы, немецкие специалисты сами приехали к нам – на берег Тихого океана, чтобы убедиться: что за фирма на краю России внедряет их лучшие разработки?


Что касается качества воды, то мы установили немало очень точной контрольной аппаратуры. Приобрели установки обеззараживания, позволяющие с помощью ультрафиолетового излучения уничтожать все существующие вредоносные бактерии. Установили в столице Тихоокеанского края – на Артемовском, на Седанкинском гидроузлах, завершаем на Богатинском,что позволит резко изменить качественное состояние воды. На наши внедрения смотрят внимательно все дальневосточники: каким образом можно провести доступно полное обеззараживание воды и в первую очередь – без использования хлора.


Интересна технология внедрения системы биомониторинга: если санкт-петербургские специалисты для оценки качества используемой воды применяют аквариумы с раками и по их реакции определяют изменяемую среду, то нам дальневосточные ученые порекомендовали не менее точный метод использования определения загрязнения на практике с помощью моллюсков, которые очень чутко и мгновенно реагируют на состав воды. Специальные датчики определяют, что произошло со средой обитания, и тут же, не допуская распространения, производится устранение причин изменения состава воды. Такой метод позволяет не ежечасно делать измерения воды, а постоянно вести наблюдения за изменениями и применять рациональные меры, чтобы не допустить нежелательных выбросов в водные бассейны.


– Параллельно с внедрением новых технологий «Приморский водоканал» осуществляет какие-то важные проекты в связи с подготовкой к саммиту АТЭС?


– Пожалуй, самое важное и масштабное для нас - это возведение канализационных очистных сооружений. Перед Владивостоком за его 150-летнюю историю стояли две неразрешимые задачи: обеспечение растущего и развивающегося города, зажатого с одной стороны морем, а с трех других - горами, от природных осадков и очищение акватории Амурского залива от загрязняющих стоков и сбросов канализационных отходов производства.


Коль скоро город ежедневно потребляет 300 - 400 тысяч кубометров воды, то он столько же сбрасывает стоков. И 150 лет подряд Владивосток пользовался сливной «ямой» под окнами – Амурским заливом, превратив его, по сути, в мертвое пространство. Помню, как в детстве мы купались на Кунгасном – ветром с залива прибивалась всякая нечисть к берегу. Канализационная система была сооружена таким образом, что сбрасываемые отходы жизнедеятельности города не доходили до глубинных выпусков, а прибивались к берегу, когда люди отдыхали на берегу, ловили рыбу и моллюсков. И зараженные продукты попадали на рынки и употреблялись в пищу. Мечта всех поколений владивостокцев была одна: очистить залив.


Такая возможность появилась реально лишь сегодня – во Владивостоке сооружаются три очистные площадки. Первая из них – почти в центре города. Строить очистные там намеревались еще в 70-е годы, но все было брошено на произвол судьбы, с годами здесь образовалась громадная свалка. По заданию губернатора и подпрограмме развития Владивостока к саммиту АТЭС «Приморский водоканал» приступил к возрождению экологического объекта с марта 2009 года. И вот обратите внимание на этот компьютерный экран, который демонстрирует картины дня сегодняшнего: стратегическая готовность первых очистных сооружений – уже 70 процентов. Закуплено технологическое оборудование, которое будет заниматься очисткой стоков. Производительность – 160 000 кубометров. Другие площадки располагаются в бухте Промежуточная, что в районе Шаморы. Это очистные сооружения Южного планировочного района. Их суточная мощность тоже 160 000 кубов. И третья площадка: мощность первого пускового комплекса на 50 000 кубов. Эти три площадки должны обеспечить выполнение губернаторской задачи: «Все стоки Владивостока должны попасть на очистные сооружения, и ни капли не должно пророниться в Амурский залив».


Однако мало построить очистные сооружения, самое тяжелое дело – выстроить сети канализации в условиях городской тесноты и строящихся многочисленных объектов четко к саммиту АТЭС. Особая трудность заключается в том, что все участки земли, через которые так или иначе наши пути-дороги пересекаются, уже кем-то заняты, приватизированы в собственность, и хозяева не хотят, чтобы на их участках производились какие-либо работы. Помимо всего прочего есть благоустроенные скверы, которые потом надо снова обустраивать. Однако такая работа крайне необходима, и сотрудники КГУП «Приморский водоканал» вместе со своими подрядчиками понимают: объекты должны быть сданы на благо города у океана в срок. Задача ответственная и благородная: наш труд вкладывается в экологию среды обитания человека.


Николай БРАТЧИКОВ.

     



← Назад в раздел