Дорога, пронзающая скалы

ПОЖЕЛАНИЯ К ПРАЗДНИКУ


Ровно в 9 утра от офиса Владивостокского филиала ЗАО «ТМК» на улице Нефтеветка служебный джип компании взял курс на дефризовскую дорогу. Произошло это в канун Дня строителя. И пока мы преодолевали отрезок пути от так называемого «нулевого пикета», я поинтересовалась, что бы пожелал своим коллегам Александр Анатольевич в профессиональный праздник?


– Хорошей и плодотворной работы. Потому что без нее строитель «киснет». Наш коллектив сложился, стал по-настоящему профессиональным, потому что все годы со дня основания компании мы трудились и трудимся в жестком ритме. И в свой профессиональный праздник будем работать.


– А мне говорили, что вы отмечаете День строителя концертами, гуляниями, спортивными состязаниями…


– Свободные от вахты, конечно, смогут повеселиться и отвлечься. Потанцевать, музыку послушать, в футбол или волейбол поиграть. Условия для этого созданы. Только расслабляться надо в меру. Ведь на вахте все в деле по 12 часов. Если учесть, что стройка нам еще и снится, то... Необходимо держать себя в форме. Это в одинаковой мере касается и рабочих, и руководителей компании.


– Как же и когда вы лично отдыхаете?


– В командировках. Если не звонят, не теребят тебя каждый час – уже отдых…


– Это форменное нарушение трудового законодательства.


– Почему? Отпуска у нас по графику и потребности. И я после строительства тоннеля от фуникулера к основанию моста немного устал. Провел в доме отдыха несколько дней. Но стройка, как и всем нам, снилась, – отшутился Гофман.


А всерьез из иных источников я узнала, что к празднику в «ТМК» подготовились основательно. И торжества предусмотрены, и концерт, и благодарности передовикам. Вообще к отдыху, обустройству быта строителей в компании относятся ответственно. В вагонах, где проводят свободное время вахтовики, есть все: телевизоры, кондиционеры, курительные комнаты, душевые, сушилки для одежды. Питание на стройку подвозят точно в установленное время - витаминизированное и весьма разнообразное. За этим строго следит генеральный директор «ТМК» Виктор Гребнев.


Но это я отвлеклась от дороги. Дефризовская трасса началась «отсыпкой» в 24 метра высотой. Слева открылось Седанкинское водохранилище…


БЕЗ ПЕРЕПАДОВ И СЕРПАНТИНА


Джип катился по ровной, мне даже показалось, уже асфальтированной дороге. Поверхность ее играла солнечными бликами и выглядела почти отшлифованной. Но это было только готовое к дальнейшему «одеванию» земполотно. Оно состоит из плотно утрамбованных слоев щебня и пескогравия. Над ним основательно поработали мощные бульдозеры, грейдеры, вибрационный каток. Последний многотонный агрегат особенно интересен. Он уплотняет дорожно-строительный материал – грунт и двухслойный пирог (щебень и пескогравий) – по всей глубине насыпи, что практически создает монолит, которому не страшны ни перепады температуры, ни влажный морской воздух.


Новая трасса будет полностью избавлена от таких недостатков, как вспучивание асфальта. Потому что земполотно предусмотрено еще одеть в бетон. И только потом положить на него слой асфальта. Асфальт для дороги, образно определил Александр Гофман, как окончательная отделка парадной залы для приема высоких гостей - автомобилей разной грузоподъемности и назначения.


На какое-то время я просто забыла, что мы едем по дороге, которая еще только строится. По широкому - 21 метр предусматривает четырехполосное движение – земполотну джип несся стремительно и мягко, а за окном открывались захватывающе-прекрасные пейзажи. Тайга, высокие скалистые утесы. Мы словно ныряли в синюю тень и вдруг выскакивали на поверхность к слепящему солнцу. На ум пришло сравнение с каньонами – глубокими, с крутыми отвесными склонами ущельями из романов Фенимора Купера и Майн Рида. Но оно было неверным, потому что вместо узкого извилистого речного русла между скалами шла ровная, как стрела, дорога.


Вспомнился мне и Кавказ. Серпантин военно-грузинской дороги. Только и это сравнение не подошло. Дефризовская трасса почти не знает поворотов. Это практически горная дорога.


У дефризовской трассы особая категория и стать. Природный рельеф почти сплошь состоит из продольных и поперечных уклонов. Чтобы их уравнять, низины засыпаются, а на возвышенностях производятся выемки. Звучит не очень впечатляюще. Но надо знать, что средний объем «выемки» составляет около 300 тысяч кубометров грунта и скальной породы. А в отдельных местах он достигает и 400 тысяч кубометров. Одну из таких выемок – высокую сопку на пути трассы – строители назвали Казбеком. Так что ассоциация с кавказскими горами возникла не только у меня…


Менять рельеф под дорогу – это поистине сложнейшая, можно сказать, ювелирная работа. И занята ею, как говорят руководители «ТМК», «испытанная гвардия». Люди, за плечами которых сотни километров построенных дорог и мостов. Те, кто мастерски владеет, умеет управлять техникой. Водители, экскаваторщики, бульдозеристы, лучшие прорабы и начальники участков. Генподрядной «Тихоокеанской мостостроительной компании"»помогают специалисты «Бамстроймеханизации» из Тынды, «Дальспецмеханизация» из Хабаровска.


…Гладкое, подготовленное к укладке бетона земполотно кончилось. Джип затрясло на ухабах, а порой мы вынуждены были тормозить и объезжать огромные каменные глыбы, загораживающие чуть не полдороги. Пыль от работающей техники просто не успевала оседать на землю. Вот в такой обстановке произошла встреча с начальником участка, дорожным прорабом Сергеем Сергеевичем Шафранским. Он организует работу 300 специалистов из «ТМК». Сергей Сергеевич пояснил, что с выемкой скальных пород не справляется порой и самая мощная техника. Поэтому приходится проходить сложные участки с помощью взрывов. Образующиеся после них каменные глыбы вывозятся, а потом разбиваются в щебень гидромолотом. И щебень возвращается на дорогу для создания земполотна. Участок, которым руководит Шафранский, составляет более 20 километров дороги и выходит к проливу Босфор Восточный.


Об окончании работ Сергей Сергеевич говорит уверенно:


– А вы приезжайте к нам под Новый год. Мы сдадим трассу полностью, сможете промчаться по ней одной из первых. Нет сомнений, что качество будет отличное.


Еще одна трудность. С гор в ущелье во время дождя скатываются тонны воды. Их напор не выдержит ни земполотно, утрамбованное виброкатком, ни бетонное покрытие. Поэтому проектом на опасных участках предусмотрена прокладка под дорогой труб большого диаметра (от 1,5 метра и выше) для свободного стока воды и селей. Таких труб десятки. За их надежность отвечает прораб Владимир Леонидович Пашкевич. Чтобы поговорить с ним спокойно, в относительной тишине мы немного отошли от трассы. Владимир Леонидович снял каску и отер лоб. Он рассказал, что водопропускные трубы бетонируются, одеваются в прочный каркас.


– Занят на этой работе народ проверенный, – заметил Пашкевич. - Мы вместе за пять лет в «ТМК» построили десятки автомобильных мостов. И нигде не случилось никаких аварий. На новой дороге все делаем так, чтобы она исправно действовала десятки лет.


Я щелкнула затвором фотоаппарата. А Владимир Леонидович разволновался:


– Ой, этот кадр уберите. Дайте я каску надену. Ведь за такое нарушение техники безопасности мне голову снимут. Ни опыт, ни заслуги прошлые не спасут…


А мне подумалось, что дисциплина и ответственность даже в подобных мелочах (мы на самом деле стояли в стороне от дороги) самый верный залог хорошей, качественной работы.


МОГУЩЕСТВО И КРАСОТА


Ничего не было, кроме непроходимой тайги и сопок. И вдруг, как сказочные богатыри, люди проложили великолепную дорогу. Признаюсь, мне становилось не по себе и чуть-чуть жутко, когда я наблюдала, как по крутому склону упорно и деловито двигались бульдозеры, на краю ущелья работали экскаваторы. Но Александр Гофман успокоил: «Все выверено. Безопасность людей обеспечена на 100 процентов. Если бы было иначе, то и мы бы с вами не поехали сюда. А недавно на участках дороги побывал и губернатор Сергей Михайлович Дарькин. Он сам за рулем сидел…»


Современная техника наделяет человека невиданным ранее могуществом. Сегодня это могущество направлено на строительство комфортного, высокоэкологичного, экономически целесообразного и красивейшего дорожно-транпортного комплекса не только в Приморье и на Дальнем Востоке, но, пожалуй, и во всей России. Проезжая по еще недостроенной дороге, я еще раз удивилась щедрости нашей природы. Вид на море, и сопки. Взгляд с высоты дороги на возводимый внизу жилой микрорайон Снеговая падь, корабли на рейде в голубой дымке…


Стройка идет слаженно и споро. Хотя случались и задержки. На одном из участков при вскрытии грунта обнаружились останки расстрелянных людей. Проходку трассы отложили на несколько месяцев, чтобы бережно извлечь останки. Сейчас проводится их судебно-медицинская экспертиза.


Ограждение печально известного золоотвала ТЭЦ-2. Перенос многих коомуникаций – ЛЭП-110, водопровода, канализации, когда трасса пошла через городские кварталы. У генподрядчика этой грандиозной в масштабах Дальнего Востока стройки, помимо желания качественно сделать свою работу, есть еще одно святое правило: «Не навреди!». Минимальный ущерб природе и людям, создание лучших условий для процветания, роста и развития края.


Это новый не только экономический и технологический, но и нравственный подход к делу. Россия возрождается на основе духовности и культуры. Крайне важно, что пример подают именно строители. ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания», обладающая высоким техническим и кадровым потенциалом, выполняет поставленные задачи с опережением графика. Нет дороже могущества, которое созидает красоту, несет благо родной земле.


Валентина ЧАРСКАЯ.

   



← Назад в раздел