Нельзя не любить Чукотку

  Чукотка – удивительный край. Ее невозможно не любить. Здесь сопки, похожие на дельфинов: черные спины с белыми пятнами снегов. Здесь совершенно отчаянное лето: еще вчера была пустая тундра, и вдруг сегодня – разноцветный ковер из цветов и зелени! Здесь воздух чистый, как в горах, а небо такой высоты и синевы, что дух захватывает. Здесь вечерами местные жители ходят кормить евражек – местную породу сусликов, одновременно храбрых (еду берут с руки) и робких (при первом же резком движении срываются с места и исчезают в норах). Здесь солнце летом практически не скрывается за горизонтом и в пять утра светло, будто за окном - легкие сумерки (по этому поводу, кстати, местные бригады сантехников и дворников выходят на работу глубоким вечером и трудятся в буквальном смысле за полночь, оглашая окрестности сочным матом). Здесь все словно чуть более настоящее, чем «на материке», – и это невозможно передать словами…


Чукотку трудно любить. Этот край, который в советские времена рассматривался исключительно как место временного пребывания вербованных, солдат и заключенных, и сегодня остается местом, где людям живется трудно – крайне трудно. Не потому, что далеко и холодно, а потому, что в пределах МКАД крайне смутно понимают реалии чукотской жизни…


Летом сюда контейнерами завозят муку, сахар, крупы, замороженное мясо и консервы, а также все продукты, подлежащие длительному хранению. Свеженькое - овощи, молоко, выпечка – на Чукотке деликатес. Творог, молоко, сметана без консервантов (разумеется, из восстановленного молока) продаются в Анадыре, в ближайший поселок - Угольные Копи, где находится аэропорт, – их привозят нечасто, поэтому молочный грибок – главная гордость местных хозяек. С ним и кефир можно сделать, и творог… Когда-то, рассказывают местные, в нескольких поселках держали коров, организовывали теплицы – теперь такими «глупостями» никто не занимается. Невыгодно.


Воздушное снабжение зимой может замереть на месяц, а то и больше – если пурга, например. Тогда, бывает, что в военторге на прилавках художественно раскладывают пакеты с лавровым листом. За неимением иного ассортимента.


Доставка воздухом влияет и на цены, в которые, разумеется, закладывается не только перелет Хабаровск - Угольные Копи, но и развозка по Чукотке. В некоторые поселки только вертолеты летают раз в неделю. Чем дальше от аэропорта, тем дороже те же овощи. Хочешь – покупай, хочешь – так живи.


Свежее мясо – также дефицит. Оленину покупают у охотников или у чукчей. Как правило, половину туши - вскладчину. Потом разрезают ее бензопилой и хранят во дворах в контейнерах – а контейнеры есть почти у каждой семьи.


Утку, гуся добывают охотники – конец мая как раз самый сезон. То и дело по дороге грохочет вездеход – это едут стрелять перелетную птицу. Снаряжение – обязательный GPS, маскхалаты, оружие, манки и профили (боковое изображение гуся). Если вы ни разу в жизни не обрабатывали – снимали перья, опаливали, потрошили - дикого гуся, вы не можете считаться истиной чукотской домохозяйкой. Кстати, здесь в большом почете журналы рецептов – свежую выпечку можно купить только в Анадыре, так что на Чукотке – там, где есть плиты с духовкой – пекут торты и пироги, как раньше…


Воздушное снабжение имеет массу неприятных последствий - в этом году на Чукотку почти перестали летать военные борты с гражданским грузом. Поэтому самолет с коммерческим грузом овощей и фруктов приходит раз в полтора месяца. На следующий день в Анадыре, Угольных Копях, а через день – в дальних поселках в магазинах творится нечто невероятное, напоминающее очереди советских времен. Свежее покупают впрок. Через пару дней ничего не остается. И до следующего самолета из овощей разве что лук и картошка на прилавках. Но по каким ценам!!!


Цены – это особый чукотский экстрим. Чтобы понять, какое действие они оказывают на неподготовленные умы, нужно представить себе, как ваша покорная слуга трижды подходила к ценнику на репчатый лук по 200 рублей за килограмм и все не могла поверить своим глазам… Собственно говоря, любая вещь, купленная во Владивостоке, к примеру, на Чукотке стоит втройне, и это в лучшем случае.


Да, жить на Чукотке тяжело. Здесь сложности с отоплением зимой – коммунальная система давно требует ремонта, здесь трудности весной с водой - горячая отсутствует как класс (спасают бойлеры), а холодная идет из скважин, которые к весне перемерзают - и вводится режимное водоснабжение; здесь в мае пурга и сугробы, но… Но тем не менее – как не любить Чукотку?


И дело не только в воздухе, в пейзажах и цвете неба, не только в евражках и лисах, которые иногда подходят прямо к домам… Нет… Прелесть Чукотки именно в том, что она живет вопреки трудностям. Здесь сложно найти многоцветье – большую часть года лежит снег – и тогда дома в Анадыре и Угольных Копях (в тот момент, когда губернатором стал Роман Абрамович) начали красить в цвета радуги. Здесь фантастический музей «Наследие Чукотки», в котором кругом сенсорные панели, прикоснувшись к которым и надев наушники, можно подробнее узнать о каждом из экспонатов, а в зале на первом этаже – познакомиться с программой «За краем цивилизации», разработчики которой потрудились всерьез. По сути дела, можно провести у мониторов довольно много времени – и узнать обо всем: от истории освоения этого края до легенд и традиций аборигенов. Музыка, фотографии, фрагменты видео – более интересной интерактивной экскурсии видеть не доводилось… Показательно, что вход в музейный центр – бесплатный для всех. Говорят, что москвичи, приезжающие в Анадырь по разным надобностям, немеют именно в музее.


Здесь потрясающий, сработанный мастерами из средней России, храм Святой Живоначальной Троицы. Здесь отличный кинотеатр – тоже с подачи Романа Абрамовича, который для жителей Чукотки был чем-то вроде господа бога и Санта-Клауса в одном флаконе…


И Чукотку невозможно не любить за ее дух! Главный чукотский праздник – корфест (фестиваль корюшки) проходит в Анадыре в конце апреля-начале мая. Собирается почти весь Анадырь, приезжают из близлежащих поселков… Мужчины соревнуются в умении ловить корюшку, хозяюшки – в том, как ее приготовить. Если бы своими глазами не видела колбасу из корюшки и пасхальные яйца, вылепленные из рыбного фарша, не поверила бы, что такое возможно… На корфесте – на открытом воздухе (а температура, как правило, минус 10-15 градусов) – выступают самодеятельные коллективы и гордость Чукотки – ансамбль «Эргырон»; для самых отчаянных храбрецов ставят «майский шест» – столб с подарками, достать которые можно, если влезть на столб… в одних трусах. В финале праздника тот, кому удается наловить больше всего корюшки, получает ценный приз, в этом году – снегоход. Если вы хоть раз это видели - как в сугробах, посреди зимы люди веселятся на Чукотке – вы не сможете забыть этот край…


Людмила Александрова.



← Назад в раздел