Крещенный Посейдоном

КОРНИ ДИНАСТИИ


Сюда в 20-х годах ушедшего в небытие века по оргнабору приехал крымский рыбак Владимир Карпович Васильев. Образования у него было всего-то четыре класса, но рыбацкое дело сумел познать досконально. Работая начальником добычи в Ливадии, организовал в цехе сетепосадки пошив лучших в округе неводов и стал обучать этому ремеслу не только своих мужиков, но и приезжих деревенских женщин.


Эта творческая жилка деда Владимира передалась по наследству сначала его сыну Василию, который не просто шил, а потом изобретал современные неводы и тралы и даже несколько лет в рыночных условиях руководил конструкторским бюро – подразделением рыбопромышленной корпорации «Посейдон», которую (кто бы мог подумать!) организовал никто иной, как его сын – Василий-младший, Василий Васильевич! Скромный, но чрезвычайно настойчивый и пробивной, свою рыбацкую карьеру тот стал строить сразу после окончания владивостокского Дальрыбвтуза, но не в Ливадии, а в соседнем знаменитом рыбацком колхозе-миллионере «Новый мир». Его, как и деда в свое время, здесь назначили начальником добычи. Василию Васильевичу не изменило семейное мастерство – его не прельщала начальственная стезя, он записался в кооператоры и тоже с самого начала стал придумывать для прибрежного лова морепродуктов различные орудия лова и сам же их испытывать. Однако истоки российского рынка подвигли кооператоров на довольно крутой творческий стиль работы. Сколоченный кооператив «Шельф», состоящий из 15 рыбаков, руководство которым легло на плечи Василя Васильева и было делом непростым, но директор одновременно работал в нем простым водолазом. Так Васильев прошел испытание перестройкой и три года подряд успешно занимался для Приморья новым объектом промысла – морским ежом.


С помощью ученых ТИНРО «Шельф», что называется, впритирку отрабатывал технологию добычи и транспортировки в живом виде ежа, его стали продавать в Японию, где «объект» шел по разряду деликатеса и очень высоко ценился. Правда, до тех пор, пока другие предприниматели края не раскусили, какой это Клондайк – морские отмели Японского моря, и не стали сбивать «за бугром» цены за деликатес. Но «васильевцы» уже сколотили достаточно солидный капитал, так что сумели купить сразу два старых судна.


– Когда же завистливые добытчики навалились грудью на прибрежье уникального залива Петра Великого и «сели», что называется, на нашего ежа, мы смогли очень быстро переоборудовать купленные суда на ловлю краба и сняли первую пробу второго приморского деликатеса, который тоже за морем-океаном пользовался спросом, – вспоминает Василий Васильев. – В отличие от многих предпринимателей мы свои доллары и иены не рассовывали по карманам и не прятали от государства по зарубежным банкам, а вкладывали в базу для создания надежного отечественного производства уже под маркой «Посейдон».


ПОД БАНДИТСКИМ ПРИЦЕЛОМ


Увязая в паутине Интернета, я как-то наткнулась на пятигодичной давности сообщение о «Конкурсном управлении на Гайдамакском судоремонтном заводе», что расположен в рыбацком поселке Ливадия. Дословно там сообщалось о том, что это СРЗ решением Арбитражного суда Приморского края признано несостоятельным – на его счетах денег ни рубля, а только числятся многомиллионные долги для целого отряда банды кредиторов, приготовивших к бою топоры, чтобы в пух и прах разделать один из самых старых приморских заводов.


Однако в конце привычного для того времени сообщения о банкротстве каким-то радостным аккордом в заметке прозвучало: «…Последние несколько лет на базе заводских мощностей рыбопромышленная корпорация «Посейдон» уже осваивает судостроение для прибрежного рыболовства. Практически весь коллектив, оставшийся на заводе на момент введения конкурсного производства, а это почти 300 человек, принят на работу в РПК «Посейдон».


Старый Гайдамакский СРЗ, который только усилием воли держал в порядке директор Киселев, попал в надежные руки Васильева. В тот момент президент «Посейдона» стоял перед выбором: что приобрести на рынке «движимости и недвижимости» – колхоз «Новый мир», находящийся под бандитским прицелом арбитражных управляющих и их незримых сподвижников, или судоремонтный завод? Времени на размышление был только один день. Предпочтение Василий Васильевич отдал заводу, который надо было спешно поднимать на ноги и настраивать на новую творческую стезю.


Творческую стезю президент корпорации понимал по-своему: крупный рыболовецкий флот Дальнего Востока в рыночных условиях почти весь уходил на ремонт в Южную Корею и Китай, а мелкому деваться было некуда. Несмотря на определенные трудности, мощности Гайдамакского завод стали загружаться на 50 % своим – посейдоновским – флотом, остальное заняли заказчики: мелкий флот – РСы – приходили с Курил, где поблизости нет ни одного ремонтного предприятия. Да и в технически оснащенном в советское время Приморье остался лишь один завод, который серьезно занимался «мелочевкой», остальные ориентировались на крупные заказы. Такие же как Первомайский СРЗ вообще сошли с дистанции – им выгоднее было свои судоремонтные площади использовать под торговые склады, портовые перегрузы.


– В то время мы на Гайдамакском СРЗ не только ремонтировали суда, но и немало строили новых малых кораблей. Для этого корпорация «Посейдон» располагала хорошей технической базой – у нее было мощное конструкторское бюро во Владивостоке, второе КБ работало в Ливадии. И потому мы сумели построить более 30 судов разного «калибра». Самый, пожалуй, удачный проект – МТ-400, необходимый для прибрежного промысла, – размышляет Василий Васильев. – Мало того что новый проект, разработанный в нашем владивостокском КБ, предельно современный – в нем учтены абсолютно все замечания, сделанные на заседании выездного совета Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморского края, обсуждавшем на базе РПК «Посейдон» проблемный вопрос: «Какое судно нужно рыбаку?».


Новое судно, построенное посейдоновскими корабелами, отвечало тогда многим положительным характеристикам РСа. Работать можно на глубинах до 700 метров, расчетная себестоимость добычи в два раза меньше, что для прибрежного рыбака составляло главное достоинство. Экипаж в три раза меньше рээсовского. Экономично по топливу. С лучшими навигационными характеристиками.


ПОРТ НА МЫСЕ АСТАФЬЕВА


Корпорация «Посейдон» в своей производственной деятельности успешно занимается в рыночный период многими эффективными направлениями: ловом и переработкой рыбы в дальних тихоокеанских морях и в пределах 12-мильной прибрежной экономической зоны, выращиванием марикультуры в бухтах, строительным и гостиничным бизнесом. Но, пожалуй, самым перспективным направлением стало создание портовых мощностей в Находке. Место для порта было выбрано удачное – у мыса Астафьева, в самой крайней точке Транссибирской железнодорожной магистрали. Стройка такого масштаба морского «причала» – достаточно серьезный объект, потребовавший очень много средств, физических усилий и моральных издержек в борьбе с администраторами всех мастей. Только за первые два года в портовое строительство было вложено 6 млн долларов США. Перед началом строительства абсолютно все коммерческие вопросы были согласованы с властями, составлен план экономических действий. Вместе с железной дорогой разработан проект по строительству ветки, использованию открытых и закрытых площадей, отсыпке полезной территории, а также проведению углубительных работ у причальной стенки. Была закуплена и установлена современная и производительная погрузочная техника на причалах, оборудованы складские помещения.


Основные виды деятельности нового порта в международном приморском городе – перевалка экспортно-импортных грузов, предоставление транспортно-экспедиторских услуг. Номенклатура самая разнообразная: два железнодорожных пути с одновременной подачей под грузовые операции 14 вагонов, причальная стенка, способная принимать и ставить сразу два крупнотоннажных судна, обеспечивают оперативную доставку до потребителей леса, пиломатериалов, цемента, металла, труб, серы, удобрений. Погрузоразгрузочные работы обеспечивают три крана КАТО грузоподъемностью 25, 50, 70 тонн и гидравлические манипуляторы КATERPILLAR. Более того – определенный вид грузов посейдоновские портовики способны обрабатывать в контейнерах, что отвечает задачам нынешнего энергичного времени.


– В отличие от других портов Находки, где собственники морских причалов перегружают в основном свой груз и при достаточном напряжении грузопотока отодвигают сторонних клиентов на второй план, мы можем заключать долгосрочные контракты и гарантировать равномерную отгрузку и быструю доставку, – уверяет Василий Васильев. – Сейчас строительство подобных сооружений – утопия, и мало кому под силу: десять погонных метров пирса стоят не менее двух миллионов долларов. Такие расходы может потянуть только очень крупная компания.


НА СЕМЕЙНОМ ПОДРЯДЕ


У «Посейдона» достаточно внутренних резервов на поиски новых путей и методов трудовой деятельности. Даже в кризисный, 2009 год «семейный подряд» выводит предприятие, говоря морским языком, на «чистую воду». Коллективы его подразделений провели экономическую и организационную перестройку своих рядов. Если раньше все они были в одной «кучке», то теперь разделились на три части: Гайдамакский судоремонтный завод с собственным имуществом; самостоятельным стал завод железобетонных конструкций (КПД); рыбное направление также отошло в свободное «плавание». Так что с 2009 года все они индивидуально развивались, искали и находили резервы, пути и методы выживания и становления – каждый в своей специализации, в своей системе. Кое-кто из дочерних предприятий перешел на упрощенную систему налогообложения. КПД, кроме изготовления железобетонных конструкций, должен развивать сферу жилья. Раз у него есть свои материалы, значит, надо брать землю, искать заказчика и строить дома. В итоге и покупателю дешевле объект обойдется – меньше будет перепродаж. Также должны специализироваться судоремонт и судостроение.


Семейный подряд четче выстроился и в самой предпринимательской династии. Сын Василия Васильевича Максим, окончив в Новой Зеландии университет по специальности «Организация и развитие новых производств», прошел в «Посейдоне» трудовой и организационный университет: и простым рабочим, и прошелся по профессиональным ступенькам – бригадиром, мастером, начальником цеха, пока досконально не изучил производство. Дочь Лена замужем. Супруга Валентина Федоровна работает в отделе организации производства. Отец – Василий Владимирович, хотя ему за 70 лет и со зрением немножко нелады, тем не менее, живет заботами предприятий. Поселился в старом деревянном доме – никуда из своего родового гнезда переселяться не собирается. Соблюдает правило главы рыбацкой династии.


Валентина ЧАРСКАЯ.



← Назад в раздел