Трудный путь колымского золота

 

Кубака, Карамкен, Дукат, Нявленга, Ветренское, Агатовское и Школьное - эти месторождения были разведаны в 70-80-е годы. Часть из них по-прежнему продолжает давать области драгоценный металл, на остальных добыча уже прекратилась.

Лишь с 2004 года на геологоразведку стали направляться значительные средства, до этого времени с начала 90-х из-за недостаточного финансирования работа здесь почти не велась. В 2006 году на геологоразведку в области направлено более полутора миллиардов рублей: ассигнования из федерального бюджета, 1 млрд. 200 млн. рублей­инвестиции частных компаний, а также средства из областной казны. Так, по итогам 9-ти месяцев крупные вложения в геологоразведку сделали ОАО «Рудник им. Матросова», ЗАО «Омсукчанская ГГК», ОАО «Омолонская ЗРК» и ОАО «Полиметалл».

Однако резкое увеличение финансирования не дает такой же быстрый прирост добычи драгметалла, ведь как показывает практика, месторождение начинает давать золото только через 10 - 15 лет с начала его разведки. Таким образом, регион пожинает плоды тех лет, когда геологоразведочные работы практически остановились - возник острейший дефицит новых месторождений. Кроме того, чтобы открыть эти самые месторождения, нужно искать долго и тщательно, проводить многочисленные буровые работы, ведь территория региона за многие десятилетия изучена, как говорится, вдоль и поперек.

В отличие от советских времен, когда геологоразведкой в области занималась единая и мощная структура, сейчас эти задачи выполняют сами горнодобывающие предприятия, а также несколько специализированных компаний, такие как ОАО «Магадангеология», ООО «Станнолит», ОАО «Дукатская ГГК».

– Уровня финансирования геологоразведки, который был в советские времена, нам удалось достигнуть только теперь, - считает исполняющий обязанности руководителя территориального агентства по недропользованию Владимир Макурин. - Сегодня ведутся интенсивные поиски крупнообъемных и небольших, но богатых месторождений в Сусуманском, Тенькинском и Ольском районах. В 2007 году начнется изучение северо-востока области - Конгинской зоны, где располагается целый ряд очень перспективных золото серебряных месторождений. К сожалению, для обоснования этих работ в Москве данных, собранных в 70-80-х годах, нам недостаточно. Выход из такой ситуации - организовать так называемые проспекторские работы, то есть выйти в поле и собрать свежую и уточненную информацию. В этом вопросе мы надеемся на поддержку областной администрации. Кроме того, к этим исследованиям можно привлечь наших студентов, которые смогут получить ценные практические знания. Если нам удастся собрать достаточно данных о северо-восточной территории, из федерального центра на ее изучение можно получить значительные средства.

На недавнем заседании областной администрации, посвященном геологоразведке, была озвучена такая проблема: многие золотодобывающие предприятия получают разрешительные документы на уже разведанные месторождения, но не осваивают их в течение нескольких лет. В результате за год отзываются более 100 лицензий. Получается, что золото есть, но его не добывают. По словам Владимира Макурина, в основном отзываются лицензии по небольшим россыпным месторождениям, которых в области около 600, и не все они достаточно рентабельны. Как правило, предприятие перестраховывается и набирает сразу несколько месторождений, а отрабатывает только одно. Поскольку к срокам ввода и объемам добычи предъявляются жесткие требования, по остальным объектам условия не выполняются, и лицензии отзываются. В основном это происходит с небольшими артелями, но бывает и с крупными предприятиями, которые недостаточно эффективно организовывают свою хозяйственную и производственную деятельность.

Однако, по мнению других специалистов, главная проблема россыпной золотодобычи заключается в другом. Как говорит заместитель директора по науке и инновационной политике СВКНИИ, заслуженный геолог России Юрий Прусс, если раньше процесс выдачи и отзыва лицензий целиком находился в ведении области, то теперь все ключевые решения принимаются в федеральном центре. Еще более ухудшают ситуацию до сих пор не принятые законы о недрах и о лицензировании. Годы реформ развалили не только целую отрасль - геологоразведку, но и разрушили отлаженную систему управления поиском россыпного золота и его добычей.

Мои собеседники приводили и другие примеры. Если раньше будущий недропользователь оформлял необходимые документы в течение трех месяцев, то сейчас этот процесс занимает около года! Все это время тратится на заполнение большого количества бумаг, платежи во всевозможные службы, органы, и т. п. Кроме того, для особо важных согласований приходится летать в Москву и не один раз! Причем, объем оформляемых документов никак не зависит от величины запасов месторождения: даже если они измеряются несколькими килограммами, их судьбу все равно будут решать в Москве.

– Профессионалы в россыпную золотодобычу не идут, - утверждает Юрий Прусс. - Сейчас этим занимаются дилетанты, которые рассчитывают получить быструю прибыль, но неизменно сталкиваются с бюрократическими и прочими препятствиями и, в конечном итоге, оказываются в проигрыше.

Правда, при этом государство, а точнее федеральный бюджет в накладе не остается, ведь налоги и плата за лицензию поступают независимо от того, удалось добыть золото или нет. Вот и получается, что драгоценный металл в нашей стране скрыт не только в глубине лесов и под толщей земли, но буквально завален тоннами бумаг, которые требуют вездесущие чиновники. Получать стабильную прибыль от россыпной золотодобычи сейчас удается только очень крупным и мощным предприятиям, типа «Сусуманзолото», которые способны нести дополнительные расходы, связанные с бюрократическими издержками.

– Если говорить о россыпном золоте, то разведанных месторождений нам хватит на 25 лет работы, при ежегодной добыче золота 12-14 тонн, - считает Юрий Прусс. - Спад до 9 и менее тонн в год, который наблюдается сейчас, связан не с отсутствием запасов, а с теми негативными переменами, происходившими с начала 90-х годов, которые развалили и геологоразведку, и добычу. Но самое главное, что мы должны помнить - наши запасы не вечны, поэтому уже давно назрела необходимость разработки четкой программы дальнейшего развития региона.

Именно над этим направлением сейчас плотно работают магаданские ученые. Уже в 2007 году Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт заканчивает работу по созданию модели функционирования территории с затухающей россыпной золотодобычей на примере Магаданской области.

Каким же образом можно увеличить добычу из россыпей? Один из возможных вариантов - использовать самые последние достижения технического прогресса для получения драгметалла из отвалов уже давно отработанных месторождений. По разным оценкам, в этом так называемом остаточном комплексе может содержаться до 1000 тонн золота, которое в разное время из-за несовершенства оборудования и технологий не смогли извлечь.

– Для добычи такого золота мы предлагаем использовать современные модульно­обогатительные комплексы нового поколения, - говорит Юрий Прусс. - Они обладают высокой производительностью и позволяют стирать золотоносный песок буквально в пыль, извлекая драгоценный металл там, где раньше это было невозможно. Мы детально изучим работу этой установки в штате Юкон (США), где она будет запущена в ближайшее время. На лабораторном уровне эффективность подобных комплексов нами уже доказана, теперь пришла очередь промышленных испытаний. С этим проектом мы ознакомили губернатора Николая Дудова, который поддержал наши предложения. Стоимость такого комплекса несколько миллионов долларов, сейчас идет работа по подготовке проектно-сметной документации. Предварительно решено, что на реализацию этого проекта будут направлены средства из областного бюджета, особой экономической зоны, надеемся на привлечение частных инвестиции, кроме того, свой интеллектуальный вклад внесет и СВКНИИ. Наша главная задача - начать это нелегкое дело и показать, что такие дорогостоящие, но в то же время современнейшие технологии оправдывают себя и позволяют дать новую жизнь давно отработанным россыпным месторождениям. Кроме того, так как при таком способе извлечения в большей степени используется воздух, чем вода, есть возможность вести добычу при более низких температурах и, соответственно, увеличить срок промывочного сезона.

Безусловно, проект по освоению отработанных россыпей выглядит очень привлекательным. Однако, согласно прогнозным запасам, значительно большую часть богатств Колымы составляет рудное золото, именно с ним большинство специалистов связывают будущее горной отрасли Колымы.

– На мой взгляд, большеобъемные золоторудные месторождения хоть и не дают быстрой прибыли, зато обеспечивают добывающие предприятия работой на целые десятилетия. Это та стабильность, которая сейчас нужна региону, - считает директор геологоразведочной компании «Станнолит» Николай Цимбалюк. - Сейчас наша компания ведет разведку нескольких территорий, где предполагается наличие рудного золота. Во-­первых, это Центрально-Колымский регион, где мы обследовали около 100 тысяч кв. километров, провели прогнозные работы и выделили наиболее перспективные участки, где могут располагаться рудные залежи. Кроме того, наши специалисты исследуют Тэнгкели-Березовскую перспективную площадь, которая располагается в Ольском районе. Пока говорить о том, когда появятся объекты, готовые к лицензированию и дальнейшей добыче, еще рано, но общее впечатление от разведанных территорий у нас очень хорошее. Еще одна существенная проблема отрасли - кадры. С увеличением ассигнований, направляемых на геологоразведку, возник вопрос: кто будет осваивать эти средства, ведь за последние 10-15 лет многие квалифицированные специалисты покинули регион в поисках лучшей жизни.

– К сожалению, сейчас престиж профессии «геолог» низок как никогда, но в то же время дефицит таких специалистов территория испытывает, - считает директор СВКНИИ Николай Горячев. – Уже сейчас многие предприятия, занимающиеся геологоразведкой, столкнулись с тем, что средств на проведение работ у них достаточно, но освоить их они не могут именно из-за нехватки профессионалов. Инженерно-геологический институт в составе Северного международного университета ежегодно способен принять до 20-ти студентов, а заявлений подают всего 10 человек. Более того, у нас сейчас нет условий для полноценного обучения геологов. В основном они получают теоретические знания, а в этой профессии без практики не обойтись. Для этого нужен специальный полигон ­территория с разнообразным геологическим строением, где преподаватель наглядно сможет объяснить студенту, как выглядит руда и как россыпи, чем одна порода отличается от другой и так далее. Сейчас мы совместно с областным департаментом природных ресурсов разрабатываем проект создания подобного полигона, финансирование которого будет рассмотрено на областной Думе.

С 2004 года уровень частных инвестиций в геологоразведку области растет, однако мощное денежное вливание вместе с положительным эффектом сделало еще более очевидными проблемы отрасли. Решать их придется в первую очередь самой области, но не всегда это происходит при поддержке со стороны федеральных властей. Например, магаданские ученые уже несколько лет представляют в Москве свой проект по созданию возле Колымской трассы технопарка свободной добычи россыпного золота, где под управлением региональных властей драгоценный металл будет добываться в условиях упрощенного оформления всех разрешительных документов и льготного налогообложения. Предполагается, что через несколько лет реализации подобного проекта дотационность нашей территории значительно снизится, а при высоких ценах на золото область может стать самоокупаемой. Но данный проект чиновники в Москве почему-то упорно не хотят воспринимать: в федеральном центре по-прежнему контролируют каждый шаг колымских золотодобытчиков, и, К сожалению, не всегда этот контроль идет на пользу всей отрасли.

Виктор ПЧЕЛИНЦЕВ.

г. Магадан

 

 

 



← Назад в раздел