Они ковали Победу

История доказывает, что трижды прав тот, кто не забывает своего прошлого. Ибо без прошлого нет будущего – ни у человека, ни у компании, ни у страны…


По итогам 2009 года ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» признана победителем в VI бизнес-премии Приморского края в номинации «Компания года». Генеральный директор ТМК Виктор Гребнев стал лауреатом в номинации «Менеджер года».


В мае 2010 года ЗАО «ТМК" отметит свое пятилетие. Но нынешняя успешная современная компания появилась не на пустом месте. Отрадно, что в ТМК об этом помнят и заботятся о своих ветеранах. О тех, кто тридцать-сорок лет назад работал еще в мостопоезде, потом в мостостроительном отряде, кто строил дороги, даже не мечтая, что когда-нибудь самую тяжелую работу будут делать умные машины.

  Никто не забыт


В ТМК сегодня осталось 17 ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла. Хоть они уже давно на пенсии, по традиции в честь 9 Мая администрация ТМК устроит для них праздник. Вдвойне знаменательный – ведь в этом году исполняется 65-я годовщина Великой Победы.


– В этом году к 65-летию Победы решено выделить по 10 тысяч рублей нашим бывшим работникам – ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла, – сообщил нам председатель профсоюзного комитета Тихоокеанской мостостроительной компании Леонид Осокин. – В прошлые годы выделяли им по пять тысяч рублей.


Как сообщили нам на предприятии, по заявлению пенсионеров администрация выделяет раз в год каждому по 12 тысяч рублей. А те, кто живет в частном доме, благодарны еще и за бесплатный уголь – по три тонны доставляет компания в каждый дом - на зиму людям хватает.

Юрий Шакиров, много лет возглавлявший профсоюзный комитет предприятия, всех ветеранов знает в лицо и поименно – не раз заезжал к ним в гости, если требовалась помощь – ее организовывал:


– Пожилым людям необходимы не только материальные блага, но и внимание, поддержка, душевное общение. Причем, это нужно как ветеранам, так и поколениям, пришедшим им на смену.


С «полуторки» - на подъемный кран


Непосредственных участников боев Великой Отечественной войны в ТМК осталось всего двое – 87-летняя Мария Фарафонтовна Губко (Карабанова) и 92-летний Александр Несторович Малярович.


Бывшая крановщица, а во время войны шофер «полуторки» Мария Карабанова была прикреплена к банно-прачечному отряду и регулярно развозила бойцам на передовую смену свежего белья, а оттуда привозила в стирку грязное. Под обстрелами и бомбежками, сквозь кровь, смерть и боль войны объехала она десятки городов и стран мира, и домчалась на своей боевой «полуторке» до самого Берлина.


После войны поехала на Дальний Восток по вызову своей невестки. Так и попала в мостоотряд 418, да и осталась навсегда в Уссурийске. Здесь замуж вышла, и работу нашла любимую – выучилась на крановщицу. Всегда ходила в передовиках, была награждена правительственными наградами, а ее портрет не снимали с Доски Почета.


Подранки


На их долю выпало военное детство, где не было не то что сладостей и милых детскому сердцу игрушек, – иногда не было вдоволь обычного хлеба. Зато были похоронки, бомбежки, постоянные поиски еды и непосильная работа – ведь старшие, сильные братья и сестры ушли на фронт.


Впрочем, несмотря на общую беду, война у каждого была своя.


…Клавдия Ивановна Ключникова уходила на пенсию в должности заместителя главного бухгалтера. А ее военное детство прошло в Пензенской области.


– У нас семья была большая - восемь детей, еды не хватало. Каждый день надо было идти в наряд – полоть или косить с 8 утра до темноты. Взрослые женщины убирали рожь и пшеницу, а мы, девчонки, где граблями, а где руками подбирали солому с зерном. За это давали четвертинку серого хлеба в обед. Маленько отломаешь, съешь, а остальное несешь домой, там ведь еще младшие братья и сестры голодные сидят. А осенью выдавали за трудодни масло постное. Пальто или обувку по очереди носили вдвоем или втроем. В Пензе был базар, иногда односельчане ездили туда на товарном поезде. Покупали крупу, какую-то одежду. В воскресенье дома был обед: сварят в чугунке крупу, сядет вся семья за стол, нальют в миски, отец разделит на всех хлеб. А мама свой кусочек не ела, отдавала младшему ребенку.


Их семье повезло – старшие сестры и брат вернулись с фронта. А похоронки в их район приходили часто – и плач тогда стоял по всей округе…


Клавдия Ивановна переехала вслед за сестрой в Горьковскую область, устроилась работать в мостоотряд и поехала вместе с ним – сначала в Свердловск, потом в Новосибирск и Уссурийск. Да так здесь навсегда и осталась. Работала бетонщицей, потом кладовщицей. Смышленую и добросовестную девушку заметили и перевели кассиром . Подучилась – стала бухгалтером, затем и заместителем главного бухгалтера. Ушла на пенсию, продолжала трудиться еще семь лет в бухгалтерии, потом уже стала сторожем.


Еще в Новосибирске познакомилась с Алексеем Ивановичем – их семье в этом году уже 50 лет. Он тоже проработал вместе с ней на одном предприятии – был слесарем, монтажником, компрессорщиком, водителем.


… «Война у каждого была своя», – говорят те, кто пережил военное лихолетье. Алексей Иванович Ключников, муж Клавдии Ивановны, рассказал нам то, что не прочитаешь ни в каком учебнике истории:


– Во время войны я был еще пацаненком, жили мы под Воронежем в Землянском районе. Понаехали немцы, заняли наши дома, а нас выгнали, мы себе землянки выкопали и жили в них. Как-то немцы выгрузили кучу гранат прямо в саду . Мальчишки тогда еще не знали, что это такое. Поэтому взял я одну из гранат в руки, пошел к дому, сел и играю с ней, как с мячиком. Мимо ходят немцы, наши – не обращают на меня никакого внимания. Тут подошел соседский пацан, чуть постарше меня, взял гранату и открутил капсюль, а там торчит взрыватель. Я ему говорю: «Дай-ка я попробую». И дернул изо всех сил, а она как зашипит! Я развернулся и бросил ее подальше, да попал в сено, которое немцы приготовили для лошадей. А соседский мальчишка подбежал к гранате и давай топтать ее – подумал, что сейчас сено загорится. Тут она и рванула. Пацан этот упал, а я со страху побежал на речку.


Мать меня поймала, я весь в крови – задело меня мелкими осколками. Немцы взяли меня и второго подорвавшегося пацана, положили на телегу, на лошадей – и отвезли в свой госпиталь. У меня осколки все вытащили и домой повезли, а соседу не повезло – ему отрезали ногу и оставили в госпитале лечить. Один немецкий офицер пристал ко мне: «Где гранату взял?» А второй ему показывает, что в саду они кучей лежат и никто их не охраняет.


Этот немец меня всегда жалел, показывал, что у него дома такой же маленький сын. Угощал меня всегда шоколадом. Был такой случай. Он меня привел домой, а потом куда-то его позвали. Он ушел, и денщик его на улицу вышел. На столе лежали часы с цепочкой, ну так они мне понравились, что я их стащил. Я вообще такое чудо впервые увидел, и не знал, что это такое. А денщик заметил и крепко меня ударил, я даже изо всех сил закричал. Офицер увидел все это, да так рассердился, на то, что меня обидели, что очень сильно побил своего денщика.


Я помню, мы узнали, что ему как-то жена из Германии прислала какого-то зверька, уже не помню – белка или какой-то другой. И мы пошли к нему посмотреть. Он нам стал показывать, мы его гладим, а тут второй немец дверь открывает, зверек и убежал в сад, а потом в лес. Мы все его ловили, да так и не поймали. А немец очень сильно плакал из-за этого. Разные они были, эти немцы - и нормальные, и настоящие фашисты…


Вспомним всех поименно


Чем дальше от войны – тем, к сожалению, меньше остается живых свидетелей тех лет. Но во многих наших семьях, на каждом предприятии еще остались пожилые люди, опаленные войной – живая история нашей Родины.


…В Тихоокеанской мостостроительной компании для своих ветеранов Великой Отечественной войны красиво накроют праздничный стол, для них прозвучат поздравления и концерт, им вручат цветы и конвертики с деньгами. Принаряженные и помолодевшие, они вспомнят тех, кто не дожил до светлого праздника Победы, окунутся в свою юность, всплакнут и будут с чувством слушать свои любимые песни военных лет...

Татьяна АРСЕНТЬЕВА.




← Назад в раздел