Дукчинские куры против окорочков Буша?

– Игорь Игоревич,расскажите подробнее о вашем проекте.

– В результате двух проведенных реконструкций фабрики сегодня мы имеем достаточно мощностей для содержания наших кур-несушек. Осталось одно узкое место – выращивание молодняка для восполнения количества взрослой птицы. Имеющегося на предприятии одного цеха для этих целей явно недостаточно. Поэтому мы решили реконструировать второй цех, на который с «материковских» племзаводов будем завозить молодняк, выращивать его 100 дней и пересаживать затем в цеха взрослой птицы. Там молодняк дойдет уже до стадии несения и будет находиться всю оставшуюся жизнь.

На капремонт и реконструкцию здания цеха средства мы изыщем сами, а вот на покупку оборудования будем брать кредит в банке. Две трети ставки рефинансирования нам по кредиту должен компенсировать федеральный бюджет, а одну треть – областной. В этом и заключается суть подписанного соглашения и по большому счету – государственная поддержка нашего предприятия.

Мы также хотим принять участие в государственной программе развития птицеводства до 2020 года. Все необходимые документы отправлены в Москву, ждем решения.

– Странно, если предприятие, производящее сельскохозяйственную продукцию в районах Крайнего Севера, не включат в эту программу. Игорь Игоревич, каким был для фабрики прошедший год?

– 2009-й мы завершили хорошо. Было произведено 16,7 миллиона штук яйца, что на 2 % выше плана. Параллельно завершили реконструкцию еще одного цеха для кур-несушек, с климатконтролем, осуществили большой объем текущих ремонтов. То есть завершили все, что задумали, и уже вплотную подошли к реконструкции второго цеха для молодняка. Если его удастся ввести в эксплуатацию, производство яиц можно будет увеличить сразу на треть. А вообще, в наших планах довести их выпуск в 2015 году до 19 миллионов штук, а в 2020-м – до 33 миллионов и полностью закрыть потребность области в этом продукте питания.

– В розничной сети кроме дукчинских реализуются также яйца из Приморского и Алтайского краев, Новосибирской области. Насколько серьезна конкуренция?

– Были, кстати, даже случаи завоза в Магадан яиц из Белоруссии. Представляете, что это за яйца? Что касается конкуренции, то наша фабрика обеспечивает область своей продукцией лишь наполовину. Поэтому говорить о какой-то конкурентной борьбе пока не приходится. Другое дело, качество этих яиц. Срок их реализации составляет 25 суток. Не всякое «яйцо», завозимое в Магадан, укладывается в данные временные рамки. Поэтому нарушения ГОСТа явно присутствуют.

Зимой яйца завозят в рефконтейнерах, летом – в обычных контейнерах, что также является грубейшим нарушением. Данный продукт только по форме напоминает яйцо. Полезные свойства у него совсем отсутствуют. Я, как специалист, разбивая завозное яйцо, вижу, что, хотя тухлого запаха и нет, желток зачастую имеет зеленоватый оттенок или белок мутноватый. А это значит, яйцо прошло обработку либо инертными газами, либо антибиотиками, и есть его просто опасно. Отсюда, кстати, и случаи отравления в детских садах, школах и бюджетных организациях, которые периодически происходят в городе и области. 

При этом контролирующие органы в первую очередь идут к нам, на птицефабрику «Дукчинская». Однако на предприятии в санитарном плане уже давно все в порядке: налажен очень жесткий контроль. На проверку постоянно сдаются не только наша продукция, но и смывы с оборудования, рабочих мест, с рук обслуживающего персонала. Процессы сортировки и штамповки полностью автоматизированы. У фабрики своя скважина глубиной 180 метров, что исключает возможность отравления водой. Готовая продукция отпускается за пределами фабрики, поэтому «лишних» автомашин на ее территории нет. А у тех, которые заезжают, колеса летом обмываются дезраствором, а зимой – специальным аэрозолем.

Рабочие, прежде чем попасть в цеха, должны помыться в душевой и переодеться в спецодежду, которую стирают в нашей прачечной. Запрещается и внос работниками на фабрику домашней пищи. У нас действует собственная столовая, где за блюда взимается чисто символическая плата: с людей берется только налог на стоимость закупаемых продуктов. Как видите, на фабрике сделано все для того, чтобы до минимума сократить контакт производства с окружающей средой и возможное заражение кур-несушек.

– А как у вас ситуация с птичьим гриппом?

– В Магадане случаев заражения им не было. Министерство сельского хозяйства и продовольствия издало приказ, в соответствии с которым нами и были предприняты все вышеперечисленные меры, а также построен санпропускник. Он «влетел» нам в более чем один миллион рублей.

Кроме того, я хотел бы остановиться на так называемых домашних яйцах. На частных подворьях, скажем, в центральных районах страны, птица много времени проводит на свежем воздухе, на солнце, поедая большое количество зеленой массы. Ее яйца действительно являются домашними. У наших же птицеводов-любителей куры большую часть года сидят в сарае или подвале. Получают они, как правило, самый дешевый свиной комбикорм, объедки со стола, рыбу, потроха. И если корма на фабрике, очень, кстати, дорогостоящие, полностью сбалансированы по всем параметрам, то о какой балансировке питания в домашних условиях может идти речь? Ее попросту нет. Мало того, курица в домашних условиях сносит яйца там, где она их насиживает. Но ведь яйцо – это живой организм, его скорлупа проницаема для газов, оно дышит. Волей-неволей там присутствует запах подстилки, устранить который невозможно.

– Я несколько раз покупал домашние яйца. Вполне нормальные. В них желток насыщенного темно-оранжевого цвета.

– Цвет желтка я вам могу сделать какой угодно. Существуют добавки, которые можно подмешивать в корм, и получать желток различной окраски. Японцы, кстати, вывели кур, несущих яйца вообще с белым желтком. Так им захотелось. Поэтому цвет в данном случае – не показатель.

– Насколько экономически обоснована цена на яйца, выпускаемые вашей фабрикой?

– Цену мы устанавливаем на уровне нулевой рентабельности. А живет и развивается предприятие за счет субсидий, выделяемых из областного и городского бюджетов. Работать, правда, приходится в режиме жесткой экономии, но вперед все-таки движемся. Получаемые средства в основном направляются на погашение кредитов, которые фабрика привлекла в свое время для реконструкции и модернизации.

– Как сказался финансовый кризис на вашем предприятии?

– 2009 год мы прожили спокойно и думали, что кризис фабрики не коснется. Однако уже в конце года реализация нашей продукции начала снижаться. Сократить производство мы не можем, так как фабрика является субсидируемым предприятием и должна давать план. А план – это факт прошлого года. В 2010-м мы не предполагаем уменьшения выпуска продукции, но, если объемы ее продажи по-прежнему будут падать, придется думать, как быть дальше.

– Вы говорили, что, наоборот, станете наращивать производство яйца, доведя его выпуск через четыре года до 19 миллионов штук. А теперь готовы задуматься о сокращении.

– Мы, безусловно, хотим постоянно повышать уровень производства, но все зависит от того, как дукчинское яйцо станут покупать магаданцы. То, что покупать будут, я не сомневаюсь. Однако в каких объемах? Ведь завозное яйцо приобретают не от хорошей жизни, а от бедности, желания сэкономить. Оно хоть и не намного, но дешевле местного. Все упирается в возможности покупателя и его выбор. В свою очередь, и мы не можем не реагировать на колебания рынка.

– Одно время фабрика продавала куриное мясо, очень, кстати, приличное. Почему вы прекратили продажу и планируете ли в перспективе выращивать мясные породы кур?

– Мы продавали куриное мясо на первом этапе реконструкции фабрики. Тогда условия в цехах не позволяли содержать высокопроизводительные породы кур, так как они очень чувствительны к переменам климата в птичнике. Поэтому много птицы выбраковывалось и реализовывалось как мясо. Сегодня, когда климат в цехах регулируется компьютером, когда колебания температуры очень малы, воздухообмен хороший и влажность соответствующая, мы завезли очень высокопроизводительный кросс «хайсекс белый» – настоящую машину для снесения яиц. Эта порода себя полностью оправдывает.

А что касается выращивания мясных пород, то такие планы действительно есть.

– Хотите составить конкуренцию окорочкам Буша? Но ведь фабричное мясо, опять же, будет стоить дороже завозного?

– Но и качество его будет несравнимо выше. А конкуренцию мы действительно составим, так как в соответствии с новыми санитарными нормами и правилами с 1.01.2011 года запрещается применение мяса птицы глубокой заморозки при приготовлении блюд в детских садах, школах, учреждениях здравоохранения. Его должно заменить свежее мясо. Завезти такое мясо с «материка» невозможно, так как срок его хранения составляет всего пять суток.

На минувшем заседании областного хозяйственного актива я задал одному депутату областной Думы вопрос о том, как предполагается решить данную проблему? Он ответил: мол, будем строить фабрику. А зачем строить, когда есть уже готовая, «Дукчинская»? Есть помещения, есть специалисты, которые знают, как и что делать. Есть вся необходимая инфраструктура. И с минимальными затратами, тем более на возвратной основе, мы могли бы полностью закрыть потребность бюджетной сферы в свежем мясе. Причем сделать это можно достаточно быстро. А построить фабрику, аналогичную «Северной», очень сложно. Во всяком случае, стоить это будет не один десяток миллионов долларов.

– Игорь Игоревич, основная затратная составляющая при производстве яиц – это приобретение кормов и оплата электроэнергии. Как справляетесь с этим? Птица не голодает? Энергетики не обесточивают?

– Не голодает и не обесточивают. Самый большой рост цен на комбикорм – на 60 % – произошел в 2006 году, когда не уродились зерновые. Однако в связи с вовремя проведенной реконструкцией производства нам удалось увеличить фабричные мощности, существенно сократив при этом производственные затраты. Возрос и выпуск яиц. Поэтому рост цен на комбикорм по фабрике тогда сильно не ударил. В нынешнем году мы также ожидаем роста цен где-то на 5 %, но не потому, что дорожает зерно. Комбикорм – смесь многокомпонентная. Туда входят различные, в том числе и ветеринарные, добавки. Вот их стоимость постоянно растет, обуславливая общий рост цены.

С вводом нового современного оборудования и переходом на отопление цехов углем на фабрике резко снизилось потребление электроэнергии. И рост тарифов на нее нас также не коснулся. Вообще, должен отметить, если бы мы своевременно не провели реконструкцию, фабрики сегодня уже не было бы.

– Сколько человек работают на ней?

– 70. Мы немножко сократились – раньше было больше. Проблем с кадрами нет. Свою роль тут сыграл кризис: предприятия начали сокращать работников, и к нам пришло много хороших людей. К тому же труд на фабрике в связи с реконструкцией стал гораздо более привлекательным для молодежи. В цехах красиво, удобно и уютно. Нет специфического запаха, который присутствовал ранее. Многие процессы автоматизированы, поэтому работа у нас нетяжелая. Зарплата, правда, оставляет желать лучшего, но в сельском хозяйстве она всегда была невысокой. В прошлом году всем желающим мы оплатили проезд в отпуск и в нынешнем постараемся это сделать. Сейчас начали отправлять своих молодых работников на учебу. Люди держатся.

– Наша программа развития фабрики до 2020 года очень плотная и жесткая по срокам. Планы грандиозные. В налаживании производства куриного мяса мы все-таки надеемся на понимание и помощь областной администрации и мэрии Магадана, так как приобрести оборудование за счет собственных средств предприятие не сможет. Но фабрика прошла гораздо более сложные этапы, пока не достигла своего нынешнего уровня. Поэтому, я считаю, все наши планы реальны и должны осуществиться, – сказал в заключение Игорь Мельников.

Станислав ШУТОВ.

г. Магадан   



← Назад в раздел