Виктор ГРЕБНЕВ: «У нашей стройки есть душа»

  – И эта «душа обязана трудиться»?

Виктор Григорьевич уловил иронию, но не принял:

– Прав поэт. Всегда и везде обязана. А на стройке – особенно. Простейший пример - ремонт в квартире. Когда он идет без сучка и задоринки, у хозяина настроение прекрасное. Что называется, душа поет. А если что-то не заладилось? Если переделывать надо? Человек сам на себя становится не похож. Ведь привычный уют уже сломан, а новый наступит ли? Стройка –всегда большое беспокойство и волнения. Не только вдохновение может вызвать, но и раздражение, даже злость. Тогда негатив распространяется, как круги по воде. И в семье, и на работе с таким неудачливым ремонтником общаться не то, что неприятно, даже опасно. Ссора возникнет из ничего…

Но ремонт в отдельно взятой квартире – проблема микроскопическая. А что говорить о нашей стройке, затеянной с размахом в самом центре Владивостока?

Когда мы только начинали, я почти физически чувствовал напряжение, которое исходило от горожан. Казалось бы, все понимают, что мост через бухту Золотой Рог необходим, принесет дополнительный комфорт. Но возникли неизбежные пробки на дорогах, появились какие-то заборы и ограждения, уродующие привычную картину, снующие туда-сюда большегрузы мешали и автомобилистам, и пешеходам. Так что тоннель от фуникулера мы не только прокладывали ударными темпами по плану и графику, но и торопились снять нависшее напряжение. У стройки тогда душа корчилась.

Да и ваш брат, журналист, нас не щадил. Я, например, себе так и представлял: проедет лихой газетчик мимо стройплощадки, постоит в километровой пробке, и готово. На следующий день читайте статью едкую, хлесткую – от пощечин звон в ушах!

– Ну а сегодня, – спросила я с любопытством, – душа у стройки уже не корчится?

– Помните, я вам рассказывал, что мой заместитель Александр Гофман, курировавший сооружение тоннеля, за пару месяцев похудел на 15 килограммов? Сейчас он приходит в форму. Значит, напряжение сняли. Но проблемы еще остались. 

– Какие? Вы ведь вроде уже прошли берег, и люди привыкают к новому пейзажу…

– Самая сложная – снос жилья. Переселяем людей из центра. Забота это не наша, а муниципалитета. Но мы-то к ней причастны самым непосредственным образом, поэтому сочувствуем переселенцам. И не согласен я с отдельными городскими чиновниками, которые говорят: принято постановление, по нему люди получают то, что имели, и обсуждать нечего. Я все-таки стараюсь поговорить с каждым и замов своих настраиваю, что людей, пострадавших от стройки, выслушивать надо обязательно, помочь им, если возможно. Мы даже согласованно решение такое приняли: отчислять определенные суммы из своей чистой прибыли на улучшение бытовых условий тех, кто попал под снос. Чтобы не проклинали строителей. Пусть хоть самую малость, но почувствует человек, что в новой квартире ему удобнее. Ведь «что имели» никак не получается, если человек из центра вынужден переселяться неизвестно куда. Конечно, мы не филантропы. Когда жилец пальцы веером ставит, да еще и загибает их в невообразимых требованиях… Тут мы помочь бессильны. Такому психиатр нужен.

Радостно бывает, когда люди к нам приходят, благодарят за помощь, за участие. Их абсолютное большинство. И я верю, что у стройки от таких благодарностей дела идут лучше.

– А памятник погибшим в войну морякам торгового флота? Недавно беседовала с одним ветераном, он чуть не со слезами жаловался: памятник под мостом, в саркофаге, на День Победы и поклониться будет некому. Неужели нельзя было перенести? 

– Винюсь за всех строителей. До сих пор городом не определилось место, куда перенести памятник. Сейчас уже к 65-летию Победы и не успеем. Ведь здесь надо соблюсти тот же принцип: благоустроить площадь, поставить памятник так, чтобы он был виден с моря и смотрелся лучше прежнего. Твердо обещаю, что сделаем. В праздник мы саркофаг, в который спрятали памятник, снимем. Поклониться будет кому. Пока прощения прошу у ветеранов, у всех моряков, у владивостокцев. Поверьте, этот факт тревожит душу нашей стройки…

МИССИЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ

– С душой прояснили. Теперь о привычном: ближайшие планы – когда, как и что вам предстоит сделать?

– Помимо прочего в ближайшие полтора месяца будем восстанавливать и преображать то, что разрушили. Наша стройка, повторюсь, грубо внедрилась в исторический центр города. Что греха таить, сегодня он выглядит не очень привлекательно. Мы приведем в проектное соответствие все пересечения улиц, обновим площадку у фуникулера, поставим прочные подпорные стенки у сопок, которые нарушили. Сделаем все таким образом, чтобы больше к этой проблеме не возвращаться. Надеюсь, владивостокцы и гости города будут довольны. Проект у нас очень добротный, центр обретет достойный вид. Гармонично впишется в него и новый мост.

– По известным мне отчетам, вы сильно опережаете график строительства. В прошлом году освоили 5,2 миллиарда рублей – на 40 процентов больше, чем в 2008-м. И дальше будете наращивать темпы?

– Освоенные средства не говорят об опережении графика. Мы разместили заказы на дорогие материалы, оборудование, многое уже закупили. Например, получили первый плашкоут, который построен в Находке. Это уникальное судно: 75 метров в длину, 16 в ширину. Оно будет подводить блоки перекрытий моста. Назвали плашкоут «Катя». В честь Победы. Ведь знаменитые «Катюши» сыграли значительную роль в Великой Отечественной войне.Верю, что это дивное женское имя нас не подведет, принесет удачу. Ничего мы не утопим, не провалим, вовремя и правильно подведем многотонные конструкции к месту монтажа. Ведь сейчас в той же Находке идет укрупнение металлических блоков, 1,5 тысячи тонн уже готовы. А всего нам надо установить их более 13 тысяч тонн.

В мае начнем бетонирование анкерных пролетов. Будем ставить первые перемычки, соединять металлические конструкции с бетоном пилона. Каждая перемычка весит 500 тонн. А монтировать ее надо на высоте более 60 метров над уровнем моря. Чтобы любой транспорт мог свободно под мостом пройти. Точность монтажа – плюс-минус 5 миллиметров. Сроки предельно сжатые: надо уложиться в 10 суток. Потом начнется бетонирование пролетов. График составлен по часам и минутам. Многое будем делать впервые…

– Страшно? 

– Опасаться надо всегда. Но в меру. Слишком бояться – плохо. Если совсем страха нет – еще хуже. На операциях будут заняты только наши асы – и прорабы, и мастера, и рабочие. Я в них уверен.

Что касается вашего замечания о графике, то скажу, что мы его выдерживаем. Конечно, стройка большая. Где-то вырываемся вперед на неделю, где-то немного отстаем. Но в целом идем без сбоев. На днях у нас с проверкой побывал полпред президента РФ в ДВФО Виктор Ишаев. Увиденным он остался доволен. Никаких замечаний, вопросов у него не возникло.

Четкий ритм в работе соблюдают и наши партнеры, подрядные организации. Все заказы выполняются вовремя и с безупречным качеством. Под Санкт-Петербургом изготовили краны грузоподъемностью 300 тонн. Они штучные. Специально выполнены для нашего объекта. Французы уже подготовили вантовую систему. Немецкие специалисты начали подготовку к работе на анкерных пролетах. Нужно проверить, довести до идеала их напряжение. Ведь уже в июне мы начнем убирать анкерные опоры, те самые металлические трубы, которые пока сильно портят и заслоняют пролеты моста. А они снизу будут выглядеть изящными, почти невесомыми, можно сказать, летящими.

– Виктор Григорьевич, сколько с вами встречаюсь, столько и удивляюсь. Вы как-то в разговоре со мной всегда поэтизируете стройку. А когда присутствовала на вашей планерке, увидела совсем другого человека. Очень делового, решительного, все знающего до мельчайших деталей. У вас раздвоение личности? С журналистами – пиар, а с коллегами – только дело? Уж извините за комплимент…

– Ну, подобным раздвоением все мои коллеги страдают. У нас правило обычное, русское: «Делу – время, потехе – час». (смеется) На планерке вы просто не заметили юмора. Вы говорите, я все знаю до мелочей. Вряд ли такое возможно. Хотя и каждое утро объезжаю стройку и на самую верхотуру залезаю, руками стараюсь гайки пощупать. Но и этого недостаточно. А юмор в чем? Коллегам всегда приятно уличить начальника в каком-нибудь неведении. Иногда и доклады так заковыристо построят, чтобы вывести меня «на чистую воду». А я хитрый, на мякине не проведешь. Всех и всегда внимательно выслушаю, взвешу каждое слово. И только тогда решение принимаю. Неизменно получается, что я самый если не мудрый, то умудренный.

Мы все товарищи и очень уважаем друг друга именно за знания, за умение применить их в работе, организовать людей. Ведь сейчас на одной вахте у нас занято около трех тысяч людей, сотни единиц техники. И все должно действовать как единый организм. Дело очень серьезное исполняем: строим не на год-два, а на века. Вот мост через Амур в Хабаровске стоит уже многие десятилетия. А как его возвели без современной техники? Ведь на одной операции до 5 тысяч человек было занято. Легендарная была работа. О ней так сегодня и говорят. И мы хотим стать легендой. Жизнь человека – короткий миг. А следующие поколения наверняка будут интересоваться, как нам удалось в короткие сроки в центре Владивостока возвести такое чудо? Будет что рассказать. Главное, чтобы потомки понимали: строили мы с душой. Не только «горбатились», а и пошутить могли, и любили. Свой Приморский край, Россию, жен наших, детей. Потому и построим обязательно. Это, можно сказать, наша историческая миссия.

– Миссия в чем: потомков удивить или построить на века?

– И в том, и в другом. Мы и сегодня уже многих удивляем. За два года нам предстоит соорудить еще низководный дефризовский мост длиной 4,3 километра. Иностранные строители (не буду называть страну, но, поверьте, специалисты отличные) приехали, посмотрели, говорят: «Такое невозможно, потому что невозможно никогда». Я им объяснил: «Вы работаете от звонка в восемь утра и до 17 часов. А мы – трижды по восемь. Вахтами. Поэтому у нас год за три идет. Мост будет!»

Сейчас мы уже вахтовые поселки поставили, специалистов, мастеров и прорабов отобрали лучших (других не держим). И все сделаем. Потому что миссия историческая. Поднять Россию. Сделать Дальний Восток комфортным для жизни. Чтобы не уезжали люди, а стремились сюда. И берегли землю, на которой, как говорит наш губернатор Сергей Дарькин, «нам жить».

Последний штрих. Итальянцы поставили нам специальное оборудование для покраски моста через бухту Золотой Рог. Цвета еще не выбраны. Думают дизайнеры, утвердит решение комиссия во главе с губернатором. Я убежден, что мост будет красивым, как птица счастья. Он строится для счастливой жизни…

Валентина ЧАРСКАЯ.



← Назад в раздел