Урожай не должен превращаться в битву

– Александр Васильевич, недавно вы общались с коллегами в Якутске, какие вопросы решались?

– Сразу хочу подчеркнуть: Координационный Совет – это не просто познавательные поездки и передача опыта. Это конкретный разговор на конкретную тему. Именно поэтому заседания Совета проходят в разных регионах, на местах всегда есть что показать и обсудить. К примеру, гибнущие хозяйства – тема болезненная для всех. Местным руководителям не всегда хватает опыта или современных знаний. Поэтому в Якутии решили внедрить систему так называемых антикризисных управляющих. Назначается грамотный специалист, который составляет программу выхода из кризиса, определяются сроки, и он ведет это хозяйство до тех пор, пока ситуация не исправится. Плохо это или хорошо, говорить рано, однако ряд положительных моментов уже заметен.

Еще один из основных вопросов, которые обсуждались в Якутии, – племенная работа в ДВФО. Основной доклад делал министр сельского хозяйства Амурской области Сергей Игоревич Вологдин. Обозначенные аспекты заинтересовали буквальновсех представителей аграрного сектора. В обсуждении принимали участие хабаровчане, сахалинцы, камчадалы и наши бурятские коллеги из Забайкалья...

– В июле участники Совета посетят Благовещенск. Что предстоит обсудить?

– Хотим обсудить на нашем примере выполнение государственной программы развития сельского хозяйства. В частности, речь пойдет об участии кредитных организаций в реализации данной программы. Пригласим руководство «Россельхозбанка» и других крупных банков, которые заинтересованы инвестировать АПК. Поговорим о кредитовании крупных и мелких форм хозяйствования, перерабатывающих предприятий и так далее.

Сегодня нужно об этом говорить, ведь в связи с экономическим кризисом и другими негативными факторами процедура кредитования усложнилась. Есть определенные издержки, от которых надо избавляться, искать точки соприкосновения и определять общие цели. Хотя, пока мы работали в Якутии, банки начали ослаблять требования и подходы. Допустим, ставка была 16 - 18 процентов, стала 12 процентов. Для крестьян это очень серьезно. Тем не менее есть проблемы, которые необходимо решать.

Обязательно затронем тему строительства, обсудим возможности по возведению крупных животноводческих и небольших семейных ферм, различных перерабатывающих комплексов и жилья.

Далее – подъем пашни. Мы увеличили посевные площади на 48 процентов. Обязательно покажем производство комбайнов. Как вы уже знаете, на заводах «Кранспецбурмаш» и «Бурея-кран» сегодня ведется крупноузловая сборка небольших фермерских китайских комбайнов и современных энергонасыщенных сое- и зерноуборочных машин Гомельского машиностроительного завода. Это одно из самых серьезных достижений за последние годы. Причем программа сотрудничества с белорусской стороной пока ничем не ограничена. Более того, есть серьезные намеки на ее дальнейшее развитие. 

– То есть одними комбайнами дело не ограничится?

– Все будет зависеть от обоюдного согласия. Машиностроители «Гомельмаша» уже выразили заинтересованность в том, чтобы собирать другую технику. Есть предложения других заводов Белоруссии. В частности, выглядит перспективной сборка в Приамурье тракторов марки «МТЗ». Это уже не те привычные старые трактора, которые знакомы многим дальневосточным аграриям. Сегодня Минский тракторный завод выпускает более энергонасыщенные машины. Мощность двигателя достигает 450 лошадиных сил. Этот показатель сопоставим с мощностью тех же зарубежных «Бюллеров», но цена, соответственно, гораздо ниже. Конечно, не все так просто, есть ряд вопросов по налаживанию процесса сборки, но при взаимной заинтересованности все они решаемы.

Буквально на днях были у меня белорусские товарищи, которые предлагают строительство сельскохозяйственных объектов. Причем их услуги ощутимо дешевле, чем мы строим сейчас. В качестве подтверждения – расчеты проектных институтов.

Уже губернатору доложили. Теперь необходимо еще тщательно все просчитать, качество посмотреть, сравнить. Во время поездки в Белоруссию мы видели все на конкретных примерах. Объекты абсолютно аналогичные тем, что уже существуют в Амурской области. Но там они обошлись на четверть, даже на треть дешевле, чем у нас. Причем белорусские строители готовы работать «под ключ», а в случае с фермами – даже с поставкой скота. В Амурской области такие породы неплохо себя зарекомендовали. Скот продуктивный, быстро и успешно адаптируется.

С белорусской стороной вообще есть целый комплекс направлений, которые могут оказаться взаимовыгодными. Они сейчас серьезно прорабатываются и, думаю, дадут дополнительный результат в совместной деятельности. 

– За последние пару лет действительно заметен серьезный прорыв во взаимоотношениях с Республикой Беларусь. Но ведь есть еще масса других предприятий, машиностроительных заводов, в том числе и отечественных, которые могли бы принять участие в экономике и АПК Амурской области.

– Ни в коем случае не собираемся ограничивать сотрудничество с другими потенциальными партнерами. Тем более после начала выпуска моделей китайских и белорусских комбайнов интерес к Амурской области продолжает расти.

Производственными площадями уже заинтересовалось предприятие, выпускающее китайский аналог американского комбайна «Джон Дир». В начале апреля приезжал представитель известного ростовского завода «Ростсельмаш». Кстати с ростовчанами у нас запланирована встреча в Москве – переговоры о возможном сотрудничестве. Естественно, мы должны учитывать, насколько их предложения будут комфортными для наших сельхозтоваропроизводителей. Если интересы совпадут, то мы готовы принять их предложения.

– Александр Васильевич, если представить, что все интересы совпадут, будут найдены точки соприкосновения с разными производителями, начнется массовое производство комбайнов, тракторов, других видов машин. Нет опасений перенасытить рынок сельхозтехникой? Не окажется так, что она потом будет простаивать на складах? 

– Я уже говорил, что в ближайших планах – увеличить посевные площади до 1 миллиона 200 тысяч гектаров. При этом у нас 2500 комбайнов, и этого недостаточно. За 2009 год по 1 января 2010 года у нас выбыло 227 уборочных машин. Эти потери необходимо постоянно восполнять.

Для этого понадобится значительное пополнение парка техники. Плюс будет идти плановое обновление имеющихся комбайнов. Даже если довести их численность до трех тысяч единиц и менять в последующем по десять процентов уборочной техники ежегодно, то получается - надо каждый год не менее 300 новых комбайнов.

Эффективность, производительность, энергосберегающие функции старой техники значительно ослабели. На ней уже трудно делать успешную экономику. Даже на мелкоконтурных полях достойных результатов тяжело добиться. При этом амурчане научились давать урожайность по 25 центнеров с гектара зерновых и 14 - 15 центнеров с гектара сои. При уборке многое теряется.

Кое-где выработка старых машин – от 6 до 8 гектаров за рабочий день. Это очень мало. Белорусские комбайны показывают производительность до 40 гектаров ежедневно.

Опять же приведу в пример белорусский опыт. У них создан 45-процентный запас по комбайновому парку. Это не значит, что часть комбайнов стоит в резерве. Просто машины работают не в полную силу за счет того, что их много. В итоге они признают: посевная это проблема. Необходимы время, подготовка, скрупулезный подход. А что касается уборочной, то она не считается битвой за урожай. Не нужно рвать жилы. Спокойно заехали на поле, убрали, подвели итоги.

При этом наша машино-испытательная станция показывает, что выпускаемая в Амурской области марка белорусского комбайна может спокойно работать 170 часов до первого отказа или поломки. Техника есть техника, но показатель все же неплохой. Делим эти 170 часов на 10 часов ежедневной работы, получается 17 дней. То есть зерновые убрали, провели техническое обслуживание, недочеты устранили, и снова в поле – на сою.

Когда человек вместо постоянного ремонта техники будет с утра до вечера работать в поле, естественно, с перерывом на обед и на ужин, то и зарплата, и настроение в семьях механизаторов повысятся. Люди будут рады на земле трудиться. 

Андрей Анохин.     



← Назад в раздел