Сахалинские морские порты обрели вторую жизнь

 

Л.К.: – Первую береговую базу мы организовали в 1997 году в Корсаковском морском торговом порту, выиграв тендер компании «Exxon Neftegas Limited» на предоставление услуг береговой базы обеспечения работ по проекту «Сахалин-1». И сегодня уже 10 лет работаем по данному проекту, обеспечив его геологоразведочную и строительную фазы. Все грузы и стройматериалы для береговой буровой площадки «Ястреб» (самой мощной в мире буровой установки на берегу) и других объектов нефтегазовой инфраструктуры проекта шли через Корсаковский порт. В 1998 г. мы выиграли аналогичный тендер «Sakhalin Energy», организовав береговую базу в Холмском морском торговом порту.

В 2001 г. «Sakhalin Energy» перешла ко второй фазе реализации «Сахалин-2» (строительство магистрального трубопровода, завода СПГ, терминала отгрузки нефти и газа и прочее). Прорабатывалась система бесперебойной поставки грузов и оборудования для этих строек. Поставки грузов – довольно ответственное мероприятие, поэтому никаких перебоев не должно быть. Было принято решение организовать для второй фазы специализированную береговую базу. Мы приняли участие в конкурсе и предложили использовать Холмский морской рыбный порт, который в то время лет 7-8 находился в состоянии банкротства. Он не работал, все оборудование было приведено в нерабочее состояние, инфраструктура разрушена, коллектива почти не осталось.

Мы дали свое предложение, заключили контракт с «Sakhalin Energy» на создание в Холмском рыбном порту обособленного подразделения «Сахалине Шельф Сервис» - «Сахалинский западный морской порт» (прим. ред. далее по тексту «СЗМП» или порт) и в течение года построили самый новый и современный по оснащению порт на Сахалине. Сегодня в нашем порту трудятся 360 человек, он оборудован самой современной техникой, всем необходимым для работы оборудованием. Кроме того, это самый глубоководный порт на Сахалине, мы можем принимать суда с осадкой до 9 м и длиной до 130 м.

По-моему мнению, шельфовые проекты обладают мультипликативным эффектом. Будучи потребителем большого объема работ и услуг разного назначения, они позволяют развивать вокруг себя другие предприятия. На нашем примере это хорошо видно. Самое главное – наши услуги будут востребованы столько, сколько будут работать эти проекты, то есть не менее 30-50 лет. Но «Сахалин-1» и «Сахалин-2» - только первые «ласточки», за ними пойдут другие, сегодня мы уже работаем по «Сахалин-5» и «Сахалин-3».

– Какие самые сложные операции выполнял «СЗМП»?

– В основном, когда привозилась техника. Это - негабаритный груз. Наши специалисты-технологи для каждой новой партии грузов разрабатывали проекты выгрузки и погрузки,  изготавливались специальные приспособления. Так, например, нам пришлось выгружать  40 трейлеров (жилых домов на колесах). Один такой автомобиль весит около 10 т. Это не много, да и размеры машин небольшие. Но из-за того, что внизу у трейлера находятся кондиционеры, трубопроводы, канализация и прочая коммуникация, он оказался довольно нежной вещью. Машины нужно было ювелирно разгрузить с судна, затем погрузить на железнодорожные вагоны и отправить на север. Казалось бы достаточно простой груз, но хлопот доставил нам прилично. Но мы выполнили эту работу качественно, безопасно, не повредив механизмы трейлеров.

Еще одним негабаритным грузом были трубы для строительства магистрального трубопровода «Сахалин-2». Это трубы со специальным покрытием и поэтому утяжеленные. Никто на Сахалине с такими трубами никогда не работал. Мы закупили дополнительное  оборудование, благодаря которому удалось бесперебойно осуществлять  все разгрузочно-погрузочные работы в течение 3 лет. Все работы мы выполнили без аварий, срывов графиков и повреждений груза. Все трубы принимались в порту, размещались на специализированной площадке хранения, откуда грузились на железнодорожные платформы. Ежедневно железнодорожный состав с трубами отправлялся на север острова. В течение 3 лет мы обработали около 500 тыс. т труб большого диаметра. Это была уникальная операция,  для которой были оборудованы железнодорожные тупики, общей протяженностью 2,5 км, где одновременно могут загружаться 30 вагонов.

– Чем занимаются сегодня ваши береговые базы в Корсаковском и Холмском морском торговых портах?

Береговая база в Корсаковском порту сегодня обслуживает морскую буровую платформу «Орлан» и береговой комплекс «Ястреб» по проекту «Сахалин-1». Туда отправляются грузы, необходимые для обеспечения работы и жизнедеятельности данных объектов. Береговая база в Холмском морском торговом порту проводит аналогичную работу по обеспечению морского нефтедобывающего комплекса «Витязь» по проекту «Сахалин-2». В 2006 году мы приступили к реконструкции самого северного порта Сахалина - Москальво и, думаем, что он будет востребованным не только по «Сахалин-5», но и по «Сахалин-1», когда начнутся работы на лицензионном блоке «Одопту». 

– Чем дальше будут заниматься ваши береговые базы, ведь строительная фаза по проектам «Сахалин-1» и «Сахалин-2» подходит к концу?

– Сегодня мы переходим в режим работы снабжения добывающих платформ. В данном деле важна четкая работа береговой базы снабжения, потому что плавучая морская платформа имеет ограниченные возможности по грузоподъемности и по площади. Большого задела материалов и оборудования на буровой не создашь. То есть, нужно, чтобы постоянно действовала связь с берегом, и регулярно без сбоев завозилось определенное количество оборудования и материалов. Более того, на платформе работают люди, которые нуждаются в пресной воде, продуктах питания и в жизнеобеспечении. Это все тоже постоянно подготавливается на береговой базе и отправляется на морские буровые и добывающие платформы. Сам процесс бурения и работы на морской платформе очень дорогостоящий, каждая минута простоя чревата большими убытками, поэтому у нас пароходы работают как самолеты. Они не должны простаивать ни минуты. Судно зашло в порт, оно должно как можно быстрее получить все необходимое для буровой и уйти. Для этого идет предварительная подготовка груза в порту (накопление, подготовка, упаковка). Когда судно подходит, к нему подсоединяются шланги для подачи пресной воды, топлива, сыпучих материалов, все это выполняется одновременно, в это же самое время грузится палубный груз. Задача береговой базы снабжения - с одного места одновременно в максимально возможный короткий срок осуществить полностью весь спектр погрузки и выгрузки.

Если говорить о будущем, шельфовыми проектами будет востребован большой объем специализированных сервисов, которые в том числе осуществляют всемирно известные компании, такие, как Schlumberger, Parker Drilling, KSA Deutag и другие. Они все также будут работать (и уже работают) на наших береговых базах снабжения. Каждая сервисная компания в порту готовит свой груз, свой материал для обеспечения всех объемов работ на морских буровых и добывающих платформах. Поэтому дальнейшая перспектива сахалинских портов именно в этом направлении. Так как добыча нефти и газа на сахалинском шельфе предполагается круглогодично, поставки грузов на морские платформы в зимний период будут осуществлять специально построенные для проектов ледоколы-снабженцы нового поколения, эти ледоколы базируются непосредственно в «СЗМП».

– Со всеми этими работами ваша компания справляется сама, или привлекаются подрядчики?

– Береговое обеспечение – очень универсальная и многопрофильная работа, в составе которой может оказываться огромное количество услуг. Мы не в силах все сделать сами, поэтому используем для подрядных работ другие предприятия (строительные,  транспортные, снабженческие и прочие). На наших базах в разное время было задействовано от 120 до 400 подрядчиков. Их услуги мы использовали для предоставления наших объемов работ. Как минимум 95% - это сахалинские предприятия.

Мы поставили перед собой задачу вовлечь в нашу деятельность как можно больше других предприятий.

– Новые направления в работе вашей компании?

– Мы работаем с опасными отходами производства. У нас есть все лицензии, разрешения, технические возможности для транспортировки опасных грузов. Ртутные лампы, электролит, аккумуляторные лампы и прочее мы вывозим в другие регионы на утилизацию и переработку на специализированных полигонах. Мы начинали перевозку данных грузов в рамках шельфовых проектов, сейчас к нам обращаются самые разные организации, в том числе местные учреждения здравоохранения.

Для «СЗМП» закупаем технику и необходимое оборудование для организации проведения инспекции буровых труб и для предоставления востребованных дополнительных сервисов, таких как погрузо-разгрузочные работы сыпучих материалов. Так что в сервисном отношении и по грузовым операциям Сахалинский западный порт становится уникальным на Дальнем Востоке.

– Западно-Камчатский шельф, где ведет разведку Роснефть, также будет обслуживать ваша компания?

– Да, действительно, у Роснефти есть планы заняться разработкой Западного Камчатского шельфа. Логично выстраивается схема использовать Северо-Курильский морской порт на о. Парамушир. На западном побережье Камчатки нет ни одного морского порта, ближайший и самый удобный – Северо-Курильский порт. Он находится на небольшом расстоянии от района, где Роснефть ведет геологоразведку. Эту идею озвучил губернатор Сахалинской области Иван Малахов. Мы очень внимательно отнеслись к ней и, думаю, приложим максимум усилий, чтобы ею воспользоваться.

Благодаря шельфовым проектам мы поддержали в критической ситуации морские порты. Островная область без портов жить не может, а они находились в трудном экономическом положении. Сейчас они на подъеме. Это  хороший пример влияния шельфовых проектов на экономику и развитие инфраструктуры острова.

Елена Третьякова.

г. Южно-Сахалинск



← Назад в раздел