Кредо Ирины

С кошками и песней - по жизни Она выглядит, как сейчас говорят, на все сто процентов. Элегантная, ухоженная: изящная прическа, сияющая матовая кожа, умелый макияж… Но главное ее украшение – глаза. Они лучатся, они сверкают - вот уж наглядное подтверждение тому, что глаза – зеркало души. В глазах Ирины Невмержицкой вся ее доброта, весь ее оптимизм и любовь к людям – как на ладони! Поющий доктор В разноцветные бутылочки маленькая Иришка насыпала истертый в крошку цветной мел. Это были порошки, которыми она щедро лечила всех своих кукол, медведей и прочий игрушечный народ… – Я с трех лет мечтала быть врачом, – смеется Ирина Юрьевна. – У меня была самая шикарная «игрушечная аптека» во дворе, а уколы игрушечным шприцом я делала мишкам так часто, что они разбухали от воды… И в медицинский институт поступила легко, с первого раза. Ее вела мечта, и, может быть, поэтому Ирина Юрьевна не разочаровалась в выбранной профессии. Даже когда поняла, что учеба в медицинском – это не только порошки да уколы, но и зубрежка, и уроки анатомии, в общем – тяжелый труд. – Я училась с большим удовольствием, с энтузиазмом, – говорит Ирина Юрьевна. – Я рада, что моя студенческая юность пришлась на советские времена, без шуток. Во-первых, мы учились у светил приморской медицины. Я не просто училась, а впитывала знания! А во-вторых, внашем вузе просто кипела жизнь! Я была активной студенткой - и в стройотряды ездила, знаете, как штукатурить научилась! И в художественной самодеятельности участие принимала… О художественной самодеятельности нужно сказать отдельно. Едва ли не раньше, чем говорить, Ирина начала петь, училась в музыкальной школе, с восьмого класса не расставалась с гитарой. – Мне обычные танцульки никогда не были интересны, - рассказывает она. – А вот бардовская песня… В этом кругу я проводила почти все свободное время. Меня и на самый первый фестиваль «Приморские струны» от медицинского института отправили. Помню, он на стадионе «Динамо» проходил, а я стала лауреатом. Именно на фестивале Ирина Юрьевна познакомилась с бардом и композитором Виктором Плоткиным – и с тех пор их связывает творческое содружество. – Мы уже и семьями дружим, – смеется Ирина. – Выступаем на концертах, поем на презентациях книг приморских поэтов и со многими из них дружим, например с Владимиром Тыцких, Борисом Лапузиным, Верой Караман… И диск у нас общий вышел… – Что для вас – хорошая песня? – Прежде всего, душа. Я в песне сначала читаю слова, и если они находят отклик в душе, то тогда начинаешь слушать мелодию… Энергия такой песни просто физически ощущается! Сколько раз у меня было на концерте - стою, пою, а по телу - мурашки! Это же ответ слушателей, понимаете? Их добрая энергия в ответ на настоящую песню… Бардовская песня, да и просто хорошая песня душу лечит. И даже физическое тело. Ведь если мы поем правильно, и звук извлекаем диафрагмой, то это профилактика и для легких, и для позвоночника… – Удивляются ли коллеги и пациенты, когда узнают, что вы – поющий доктор? – Уже нет, – снова смеется Ирина Невмержицкая. – Привыкли. Я – поющий доктор. Вообще, чем больше работаю, тем сильнее мое убеждение: выписать таблетку – это не лечение. Я убеждена, что на первом месте у любого врача должна быть психосоматика. По тому, как женщина заходит в мой кабинет, как она садится, какое у нее выражение лица, можно ставить диагноз. Начинаешь беседовать – и выявляются проблемы психологии, проблемы в отношениях. И все это влияет на состояние здоровья… Нет, конечно, помогать физическому телу мы тоже должны и успешно применяем лекарственную терапию, физиотерапию, но я глубоко убеждена, что все проблемы тела кроются в голове, в психике… И врачевать нужно душу, ментальность, нельзя смотреть на какой-то один орган в отрыве от других. За порогом не оставишь Специальность «акушер-гинеколог» Ирина Юрьевна выбрала сознательно: когда на четвертом курсепопала в родзал и увидела рождение нового человека, вопрос со специализацией просто отпал сам собой. Она и сегодня твердо убеждена: в медицине можно и нужно быть узким специалистом. – Когда сегодня говорят о семейных врачах, это можно обсуждать, но… В свое время земские врачи лечили все болезни, да, но разве они знали столько, сколько могут знать врачи сегодня? Обладали ли той диагностической аппаратурой, которой обладаем мы? Зачем нам возвращаться к опыту позапрошлого века, зачем одному врачу пытаться объять необъятное? После института молодой врач Ирина Невмержицкая работала в краевом онкодиспансере, прошла серьезную школу… – Этот коллектив поставил меня на ноги, дал путевку в жизнь, позволил поверить в себя. В 27 лет я делала такой объем операций, какой не каждый врач за всю жизнь сделает. Потом были работа в экстренной гинекологии городской клинической больницы № 1, многолетняя работа в поликлинике. Ирине Юрьевне ведомо самое настоящее, высшее врачебное счастье: видеть глаза счастливого пациента, человека, которому именно твои усилия спасли жизнь, слышать слова благодарности… – Я не сторонник той точки зрения, что нужно обязательно держать дистанцию между врачом и пациентом, а то, мол, не избежать «выгорания», – говорит она. – Сталкиваться с людской болью тяжело, да и привыкнуть к ней невозможно, но мне кажется, что чаще всего врачи «выгорают» потому, что в нашей стране отношение к медицине как к падчерице, что вообще жизнь в России уже десятки лет очень тяжелая. Но невозможно, если ты действительно врач, заглянуть в глаза пациента, увидеть там боль и, махнув рукой, сказать: а ну вас… В онкодиспансере речь вообще шла о том, чтобы не просто сохранить, а продлить жизнь матери семейства - хотя бы на полгода, на год… Ну как можно такую работу «оставлять за дверью»? Конечно, невозможно. И в выходные звонишь, интересуешься, как самочувствие, как анализ крови, и мыслями все время возвращаешься… Все переплетено: работа, дом… Иначе и не бывает. У врача, я думаю, не бывает возможности закрыть дверь и оставить за ней работу… Конечно, без поддержки семьи молодому врачу трудно обойтись. Ирина Юрьевна вспоминает, как частенько приводила сынишку в детский сад первым, а забирала последним… – И так признательна сыну, что он ни разу мне не вспомнил этого, не упрекнул, наоборот, я до сих пор для него - авторитет в области медицины, всех друзей отправляет на консультацию ко мне, даже если речь идет, например, об операции на глазах, – улыбается она. – Медиком, правда, он не стал, выбрал стезю экономиста… Мы с сыном – друзья, говорим обо всем… Дом Ирины Невмержицкой – песенный, щедрый и… кошачий. Да, еще одна ипостась этой удивительной женщины – она кошатница. Сибиряк Сема, 18-летний кот-патриарх, и два пятилетних резвых брата мэйн-куна – Антей и Беккер – живут в ее доме. Кот семьи, кот для мужа и кот для Ирины Юрьевны. – Антея дома мы зовем Антошкой, он черный, как уголек, и это кот мужа, а Беккер – дома Борюсик – рыжий, он – мой кот. Мы так любим кошек, – смеется она, – что можем и говорить о них часами, и других к своей любви приобщаем. С моей подачи коллега мужа не только завел мэйн-куна, но и стал разводить эту породу. Знаете, говорят, что у людей есть собаки, а котов есть люди? Так вот, это очень правильно. Заслужить доверие, любовь и уважение кошки – вовсе не так просто… И в моих глазах лучшая рекомендация – когда человек просто любит животных, а уж если любит кошек… Мы ведем неспешный разговор, а я не могу оторвать взгляда от украшений – кольца, сережек - на Ирине Юрьевне. Необычные, привлекающие взгляд… – Да, очень люблю натуральные камни, – словно почувствовав, рассказывает она. – Очень люблю аметист, авантюрин… Есть такое поверье, что они приносят счастье, если подарены с любовью, а мне мои комплекты дарит муж… Кроме того, я верю в целительную силу камней и чувствую ее. Говорят, что у людей моего знака – а я Водолей – сильно развита интуиция, так вот, я каждый день чувствую, какие именно камни нужно надеть… – У вас есть секрет красоты? – Все должно идти изнутри, душа должна быть красивой. Нельзя источать негатив, нельзя желать никому никакого зла – в этом главное. Чем больше доброты ты посылаешь людям, тем больше тебе вернется, и это будет видно в твоей внешности. – В этом ваше отношение к жизни?.. – Да. Слышать человека, понимать, принимать таким, как есть, ценить мудрость и доброту, уметь ею делиться – вот, если угодно, мое кредо. Людмила Александрова.    



← Назад в раздел