Игорь ГУНДАРОВ: «Используем демографический шанс»

Население нашей страны уменьшается катастрофически: по данным ученых-геронтологов, примерно на 900 тысяч человек в год, а рождаемость по-прежнему остается низкой. Можно ли изменить демографическую ситуацию к лучшему? И что для этого надо делать в первую очередь? На эти и другие вопросы отвечает руководитель лаборатории функций и методов управления здравоохранением НИИ общественного здоровья и управления здравоохранением Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, главный разработчик комплекса «ЭСКИЗ», академик РАЕН Игорь ГУНДАРОВ. «Бомба» на взводе – Игорь Алексеевич, в концепции демографического развития, озвученной на высшем уровне, сказано, что к 2020 году численность населения компенсируется до 145 миллионов – чуть больше, чем сегодня, а потом будет расти. – На самом деле никакого повода для оптимизма нет. Россию ждут еще два демографических провала – часы-взрыватели «бомб» завели еще в начале 90-х. Подсчитана экологическая цена рыночных реформ: за период ельцинского правления мы потеряли 5-7 миллионов «избыточно умерших» – все эти люди в иных обстоятельствах могли бы выжить. Иными словами, реформы последних лет убили 5-7 миллионов человек. В начале 90-х произошло еще и двукратное падение рождаемости. Скоро подойдет время рожать тем девочкам, которых тогда внезапно в два раза стало меньше. А это значит, что примерно в 2012 -2013 годах родится в два раза меньше детей. А еще через 18-20 лет снова будет очередной «взрыв», потому что подойдет время рожать уже тем, кто родится через два - три года: их ведь в два раза меньше, чем в конце 80-х - начале 90-х. И вот тогда к 2031-2033 годам по сравнению с доперестроечным периодом в России родится уже в четыре раза меньше детей – и девочек, и мальчиков. В промышленности не будет хватать рабочих рук, некого будет призывать в армию. Это скажется и на экономике, и на обороноспособности страны – на всех сферах жизнедеятельности. Вопрос национальной безопасности – Значит, нас ждет демографический тупик, из которого нет выхода? – Выход есть. Коль нам негде взять недостающие миллионы юных россиян – их некому будет родить к 2031 и 2033 годам, важно сохранить и продлить жизнь тех, кто живет сегодня. Мы обязаны не только сохранить то, что имеем, но и создать базу для будущих поколений. А это могут сделать только здоровые, работоспособные люди. У нас остался последний шанс, чтобы сохранить свою страну, – это профилактика и здоровый образ жизни. Сегодня для России это уже вопрос национальной безопасности. – Игорь Алексеевич, но у нас уже созданы центры медицинской профилактики, зачем создавать еще и центры здоровья? – Центры медицинской профилактики и центры здоровья не альтернативны друг другу. Они действуют на разных уровнях: первые – на групповом, вторые – на индивидуальном. Сейчас объясню, чтобы было более понятно. Показатели резерва здоровья и риска смерти у населения варьируются. Не все люди одинаково нуждаются в профилактике. Взять, например, табак. Один человек курит с молодости и живет с этой вредной привычкой до глубокой старости, а у другого даже две-три постоянно выкуриваемые в день сигареты способствуют развитию различных заболеваний, в том числе и злокачественных новообразований. Коррекции должны подлежать те риски, которые превышают допустимый уровень. Задача центров медицинской профилактики – посредством санитарного просвещения доказывать людям преимущества некурения перед курением. А задача центров здоровья – научиться выявлять среди курильщиков те самые 0,3 процента россиян, которые имеют повышенный риск. И доказательно объяснить, почему этот человек немедленно и навсегда должен избавиться от этой вредной привычки, - для него это вопрос жизни и смерти. – А если человек не в состоянии бросить курить? Нет силы воли, и все? – Упорным курильщикам можно помочь снизить риск смерти через другие оздоровительные технологии. Но это уже тема отдельного разговора. С созданием центров здоровья становится возможной адресная профилактика, которая должна зависеть от величины и профиля риска конкретного человека. Усилия центров здоровья должны не распыляться на всех, а концентрироваться на наиболее нуждающихся. Тем самым экономическая эффективность вложений вырастет многократно. Конкуренция рисков – Для адресной профилактики потребуется этапная работа. Первый этап - это круглогодичный скрининг на выявление лиц с избыточным риском смерти и сниженной самооценкой здоровья. На этом этапе главное – разобраться, что эффективно, а что нет. И вот когда начинаешь разбираться, то оказывается, что в традиционных подходах много утопий и полуправд. – Что значит «полуправда»? – Приведу данные, которых вы нигде не найдете. Сейчас мы совместно с директором Национального центра геронтологии Вячеславом Крутько готовим монографию, где впервые на базе доказательной медицины описали понятие «конкуренция рисков». Возьмем тему холестерина, поговорим о том, как он влияет на продолжительность жизни. Общеизвестно, что чем выше холестерин, тем выше смертность от инфаркта. Во всех исследованиях говорится: нужно снижать показатель – чем ниже холестерин, тем лучше. И это правда. Но только для кардиологов! А теперь посмотрите результаты научных исследований онкологов. Они показывают, что связь с холестерином как раз противоположна. Значит, едва ли правомерно снижение высокого холестерина крови у пациентов с предрасположенностью к раку. Ведь холестерин – это равноценный участник обменных процессов в организме, в том числе строения клетки, и особенно нервной клетки. У нас мозг состоит из большого количества жира, холестерина. Словом, что хорошо для кардиолога, может быть плохо для онколога. И тогда возникает вопрос: нужно ли снижать высокий холестерин человеку, если у него и отец, и мать умерли в возрасте 45 - 50 лет от рака? – Думаю, что не стоит. – Да, это преступление! В данном случае, снижая у человека холестерин, мы спровоцируем рак. Откровенно говоря, мы его убьем, не зная сложной природы взаимоотношения рисков. Резервы здоровья людей могут различаться не только количественно, но и качественно, формируя разную предрасположенность к заболеваниям: одни склонны к атеросклерозу, другие – к раку и т. д. Поэтому одни и те же факторы риска могут у них по-разному влиять на жизнеспособность. И задача медиков, в том числе и тех, кто работает в центрах здоровья, - для каждого человека найти его личный смертельный риск. Ирина Ворошилова.  



← Назад в раздел