Евгения МИХАЙЛОВА: «Я просто остаюсь сама собой»

– Я завидую смелости людей, которые легко соглашаются возглавить министерство или ведомство, даже предлагают себя. Я так не могу, не умею. Мне кажется, что неправильно говорить самой, что и справлюсь-то я лучше, и буду работать лучше, чем другие. И это не оттого, что у меня нет уверенности. Иногда думаю, что я слишком обязательная. Мне надо, чтобы все было сделано «от и до», важно ничего не упустить, если начала – довести до конца. Говорят, что у меня «синдром отличницы», хотя отличницей никогда не была. Единственная девочка в семье, три брата, поэтому росла, как мальчишка. Играла в футбол, каталась на лыжах, коньках, лазила по заборам. Приходилось и в глаз, и в нос получать, и, конечно, сдачи давать. Терпеть не могу, когда при мне кого-нибудь унижают. И сейчас могу «вскипеть», конечно, драку не затеваю, но отпор даю. Не зря друзья в детстве называли меня Фемидой, конфликтов в классе, а потом и в школе, когда была избрана секретарем школьной комсомольской организации, старалась не допускать. – Насколько тяжело женщине во власти и насколько комфортно вы себя чувствуете на своем посту? – Я не политик и руководителем стала благодаря учителям Якутска, которые избрали меня завгороно. Мне никто и никогда не делал поблажек. Меня всю жизнь окружали мужчины: воспитывалась с братьями, у самой – трое сыновей и дочка, и на работе рядом в основном мужчины, так что на себе чувствую, как женщине сложно отстоять позицию. Даже если она логично и аргументированно говорит, мужчина не всегда может этого принять. Это, вероятно, их природное качество. Сначала их воспитывают мамы, и мальчики считают, что она права, подчиняются материнской воле, а потом взрослеют и стараются уйти от этой женской власти. Мужчины, как правило, дают идеи, а женщины по традиции их исполняют. Моя любимая Маргарет Тэтчер говорила: «Если хотите, чтобы было хорошо сказано, поручите дело мужчинам, а если хотите, чтобы было хорошо сделано, поручите женщинам». Бывают, конечно, исключения из правил. Сейчас много образованных и талантливых женщин, но иногда их стараются не замечать. Возможно, боятся женского лидерства. Безо всякого сомнения могу подтвердить, что очень часто женщины предлагают совсем иной, отличный от мужского, взгляд на ситуацию или решение проблемы. Наверное, потому во всем мире подчеркивается огромный вклад женщин в наиболее быстро развивающиеся области человеческой деятельности. Тем не менее до сих пор существует дискриминация по половому признаку. Но там, где барьеры разрушены, женщины блестяще проявляют себя. Просто они от природы более ответственны, понимают, какие последствия могут быть от принятого решения, и продумывают наиболее безопасный путь достижения цели. Главный принцип – не навредить. Мне иногда приходится занимать принципиальную позицию, и в большинстве случаев мое мнение учитывается. Но все можно было бы решать быстрее, если бы мужчины ставили женщин в один ранг с собой. Между тем, женщины обладают большим самообладанием, у нас сильнее характер, мы менее подвержены стрессам. Так нас устроила природа. Рождение новой жизни, воспитание ребенка и в это время отрыв от работы, коллектива – тут надо иметь силу воли! А еще ведь от женщины, и только от нее, ожидается, что все, что она делает, должно быть согрето любовью и заботой, сочувствием и терпением. Для всего этого нужен крепкий характер. Помню, в Хабаровске на совещании у зампреда правительства РФ видела, как волновались отдельные губернаторы, краснели, нервничали так, что тряслись руки, прямо как школьники на экзамене. Конечно, это потому что они хотели лучше представить свой регион, рассказать о достижениях, проблемах. Но ни одна женщина-руководитель себе такого не позволит, внешне, имею в виду. Внутри, конечно, возможна буря страстей, но знания и опыт, закалка и дотошность не подведут. Я убеждена, руководитель, прежде всего, должен быть профессионалом. Необходимо умение предусмотреть, просчитать все риски. Важно умение общаться, располагать к себе людей, брать ответственность на себя. Но и без отзывчивости, душевной щедрости ничего не получится. Если он обладает всеми этими качествами, то пол не имеет значения. Да и новым технологиям на рабочем месте не важен пол. Вообще, я не могу пожаловаться на грубость или непонимание своих коллег-мужчин. Бывают иногда реплики в чей-то адрес: «Какие-то тетки написали…» или «баба с воза – кобыле легче». Допускаю, что это не со зла, элемент сиюминутного раздражения, мелочь. Но, чтобы не вошло в привычку, придумываю, как говорится, «отмычку». Работаем вместе, дел много, общих и нужных, просто надо уважать друг друга. – Евгения Исаевна, есть у вас как руководителя профессиональные победы, которыми вы гордитесь? – Один мой знакомый писатель называет это шагами Геракла. Не подвиги, а шаги, потому что это движение вперед. Когда я работала завгороно, вместе с учителями во время разработки нашего закона об образовании требовала, чтобы он отличался от российского, принятого в 1992 году, в котором было предусмотрено лишь базовое девятилетнее образование. Меня тогда критиковали, говорили, что сейчас не то время, чтобы тащить детей за уши к знаниям. Многие директора школ не хотели брать в 10 - 11-е классы троечников или ребят с не очень хорошей дисциплиной. А я думала о том, куда пойдут эти 15-летние подростки, ведь на работу их никто не возьмет. И тогда, и сейчас считаю, что школа – социальный институт, и запрещала конкурс в 10-й класс. В результате в законе, принятом в 1995 году, было записано, что в нашей республике обязательно среднее образование. В течение 10 лет от нас требовали привести его в соответствие с федеральным, а мы продолжали работать по-прежнему, выдержали две проверки из Москвы. И вот что интересно, одна написала: «Привести в соответствие», а другая: «В Якутии любят своих детей». Подтверждение того, что была права, я получила в 2000 году в Москве на всероссийском совещании. Не подумайте, что хвастаюсь, но тогда из всех выступающих не ухлопали только депутата Госдумы Олега Смолина и меня. Я говорила о Федеральном законе «Об образовании» и о том, что два с половиной миллиона подростков, которые сегодня болтаются по улицам, - его последствия. Рассказала, какой закон действует в Якутии. – Смело. – Но, правда, мне было с чем сравнивать. И было приятно почувствовать учительскую солидарность. Лишь в 2005 году на встрече с золотыми медалистами Владимир Путин сказал о том, что будет введено обязательное среднее образование. Думаю, что в этом решении учтен опыт нашей республики. Считаю, что это главное, что я сделала как учитель. – Вы ввели требование об обязательном посещении детьми детского сада с пяти лет. – Я подписала такой приказ в 1997 году, и сегодня 96 % пятилеток готовятся к школе в дошкольном учреждении, ведь не каждый родитель может это сделать, это же не только покупка ранца, а воспитание умения жить в коллективе. Данный приказ дался мне нелегко, противников было много. Вообще, время было трудное, но все удалось. Потом мы пошли дальше, я попросила воспитателей освоить методику обучения раннему чтению. Во многих странах дети в три - четыре года читают, считают, овладевают иностранными языками. А чем наши хуже? В результате в школу стали приходить читающие дети, сейчас это считается нормой. – Уже как министр образования РС(Я) вы начали эксперимент по ЕГЭ в республике. Хорошо помню баталии, которые тогда проходили. – Тем не менее я оказалась права. В 2000 году нас собрали в Москве и выдали проекты документов, где было сказано, что с 2001-го по всей стране будет вводиться единый госэкзамен. Коллеги молчали, я говорю министру Бурятии Сергею Намсараеву: «Идите выступать». А он: «Ты иди, потом я». Пошла. Полтора часа стояла на трибуне, доказывая, что нельзя вводить ЕГЭ в обязательном порядке, только как эксперимент. И заверила, что в этом случае Якутия будет в нем участвовать, но только на добровольной основе. И тогда было понятно, что за такой формой экзаменов будущее, но мы не были готовы. В Китае, например, единый госэкзамен проводится более 30 лет, причем как национальный праздник «Дети Китая сдают ЕГЭ». Очень важно, что ребенок не волнуется, поступление в вузы не проходит с такой трагедией, сдал ЕГЭ и отправляй свои документы хоть в 20 вузов. Например, в 2000 году поступать в Якутский госуниверситет приехали 10 тысяч абитуриентов, каждый потратил на это минимум 10 тысяч рублей, а это 100 миллионов рублей, которые можно было бы сохранить в карманах у родителей. А тогда с введением эксперимента ЕГЭ мне задавали много неприятных вопросов. Но результат известен. За эти восемь лет родители, дети и учителя получили опыт, психологически подготовились к этой системе. Качество повысилось, больше детей стало поступать. – А еще вы запретили отчислять студентов после первой сессии. – Я просила относиться к ним по-отечески, ведь большинству из них не было 18. Когда я стала работать заместителем председателя правительства, ценой больших усилий, договоренностей, бесед мне удалось найти понимание, что каждый молодой специалист должен быть трудоустроен. И вот с 2002 года и по сей день каждый год выходит постановление правительства РС(Я), где записано, сколько каждое министерство должно трудоустроить молодых специалистов. Мы ежегодно рассматриваем те или иные предприятия и министерства, устанавливаем квоты. Конечно, никто не заставит молодого человека ехать, если он не хочет, но предоставить такую возможность мы обязаны. Я в этом убеждена. – В 2003 году была проведена сплошная инвентаризация бюджетных организаций: зданий школ, детских садов, больниц, клубов... Вы руководили этой работой. – Мы тогда выяснили, что 82 % учреждений находятся в деревянных зданиях, а 30 % – в аварийных и ветхих. Инвентаризация дала полную картину состояния материальной базы бюджетных учреждений. Тогдашним требованиям пожарной безопасности отвечало лишь 7 % учреждений культуры, 8 % – здравоохранения, 40 % – образования и около 30 % –соцзащиты. За эти годы благодаря нашему президенту ситуация значительно изменилась. Построено более 100 школ, и мы продолжаем ежегодно строить не менее десяти, даже в кризисный 2009-й. За короткий срок невозможно решить все проблемы, но существенный прорыв в строительстве школ, больниц, учреждений культуры и профессионального образования, спорта и социальной защиты и в особенности жилья для населения достигнут. – Расскажите еще об одной вашей победе - признании ЮНЕСКО героического эпоса «Олонхо» нематериальным шедевром человечества. – Это не только моя победа. По заданию президента РС(Я) работала комиссия под моим руководством, ученые, в первую очередь Институт гуманитарных исследований республики. Было очень нелегко. Пришлось доказывать, что «Олонхо» достоин этой номинации, проводить работу с членами жюри. Нам повезло, что одним из экспертов ЮНЕСКО была представитель России Э. Кунина, которая сразу нас поддержала. Кроме того, за нас выступили эксперты из Грузии, Франции, Турции, Кореи. Сейчас, когда работает программа «Олонхо», наверное, уже все забыли, каких это стоило трудов. Я помню последние дни в Париже перед оглашением результатов – очень нервная обстановка. Но я была уверена, что мы победим. И когда генеральный секретарь ЮНЕСКО Мацуура вышел и назвал: «Российская Федерация, якутский эпос «Олонхо», я даже вскочила от радости. Кстати, номинирование эпоса в ЮНЕСКО – персональное поручение Вячеслава Анатольевича. Я рада, что правильно организованная работа увенчалась успехом. – Теперь новая победа – создание в Якутии Федерального северо-восточного университета. – Это идея исключительно В. Штырова. Когда он мне сказал об этом, я удивилась и была против, потому что понимала, что конкурировать с центральными вузами нам очень сложно. Вспомнила Эйнштейна, который говорил, что, если идея с самого начала не кажется абсурдной, за нее не надо и браться, и, как говорится, засучив рукава, стала изучать документы. Приняли участие в конкурсе инновационных образовательных программ и победили, ЯГУ получил 506 миллионов рублей, приобрели уникальное оборудование, смогли повысить квалификацию преподавателей. В 2008 году обосновали создание федерального университета, и 5 июня 2008 года я получила согласие А. Фурсенко на наше участие. 6 июня Вячеслав Анатольевич Штыров обратился к В.В. Путину. Потом у нас был целый год, чтобы все федеральные структуры прониклись этой идеей, оценили работу ЯГУ, его структуру, содержание, качество подготовки выпускников, получить обоснования, заключения, рецензии. Минобразования написало письмо премьеру В. Путину. Вопрос подготовки кадров для реализации Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики республики В. Штыров обсуждал на приеме у Д. Медведева, тем временем я проводила работу с губернаторами. Надо сказать, что авторитет Штырова повлиял на то, что дальневосточные губернаторы дали согласие. 21 октября 2009 года мы с первым проректором ЯГУ В. Васильевым, заместителем постпреда Л. Яковлевой были на приеме у А. Фурсенко. У нас есть даже историческое фото с Андреем Александровичем перед его уходом к президенту РФ. Получилось, что мы благословили министра, чтобы все сбылось, как планировалось, и Якутии доверили создание федерального университета. В Якутске уже была ночь, а в восемь утра мне отправили подписанный указ, и я, позвонив Вячеславу Анатольевичу, сообщила об этом. Потом началась работа с концепцией, программой, так что я практически не сплю, работая по якутскому и московскому времени. Только что вернулась из Москвы, проект программы полностью согласован с ФАО и 17 февраля передан в Минобразования РФ. Потом будет работа в МРЭТ, МФ, МРР и правительстве России. Новое поручение президента республики – сделать так, чтобы качественное образование в федеральном университете было доступным широким слоям населения, то есть бесплатным. Сегодня, как известно, вузы открывают коммерческие группы набора, а родители из желания, чтобы дети получили диплом о высшем образовании, оплачивают обучение. В такие группы попадают те, кто не смог конкурировать по своим баллам на бесплатные бюджетные места. Качество оставляет желать лучшего. И, как правило, с трудоустройством возникают проблемы. Надо расширять систему довузовской подготовки и на платной основе. Не учился добросовестно в школе, оплати курсы подготовки к поступлению в вуз. И это будет уже не тот еле успевающий и привыкший прятаться за родителей, а вполне самостоятельный человек. – Вы же еще сами смотрите всю почту и ведете прием граждан. – С каждым годом поток писем только увеличивается. Конечно, это свидетельство того, что на местах пока не справляются, но и показатель доверия к власти. Пишут по разным вопросам: лечение, жилье, направление в аспирантуру, экспедицию, поддержка проектов и инициатив. Люди хотят хорошо жить, и грош цена власти, которая не будет это поддерживать. Мой главный принцип, как говорила мать Тереза, – делать большие и маленькие дела с большой любовью. Помогать людям, чем могу. Как говорил Иосиф Бродский: «Мир спасти не удастся, а вот спасти конкретного человека всегда можно». – Евгения Исаевна, когда женщины приходят во власть, они, как правило, ассимилируются. Как вам удается сохранять женственность? – Спасибо, конечно, не знаю, женственна ли я. Просто остаюсь собой. Никогда не одевалась кокетливо, практически не ношу украшений. Не люблю искусственных тканей, как, впрочем, и искусственных отношений. У меня все просто, чтобы не мешало работать, двигаться. А еще женщину делает женственной материнство. Я считаю, что главная роль женщины – это продолжение рода человеческого. Карьера потом. Если бы меня попросили назвать движущую силу моей жизни, я бы ответила – мои дети и моя страсть ко всему, что делаю. Марина КОЛБАСИНА.    



← Назад в раздел