Сахалинский ТЭК - накануне капремонта

 

Нужен резерв на перспективу

– Иван Павлович, вы возглавляете один из немногих регионов России, которые не «завязаны» в единую энергетическую систему страны. Дешевое электричество на материке область покупать не может. А высокая цена киловатт-часа ставит сахалинских производителей в неравные конкурентные условия. Где выход из положения?

– Верно, есть такая проблема, и не только у нас. Камчатка, Чукотка, Якутия, Магадан тоже не получают «подпитки» извне. У таких изолированных систем - свои особенности. Мы практически не влияем на общий энергетический рынок России, потому что у нас ничего не купишь и ничего лишнего нам не продашь. Сколько произвели энергии, столько и потребили. Поэтому и отношение к нашим системам, к сожалению, долгое время строилось по остаточному принципу: справляйтесь, как можете. 

Мы давно пытались добиться, чтобы РАО «ЕЭС России» пересмотрело свою инвестиционную политику по отношению к сахалинскому ТЭКу. О многом уже, в принципе, договорились. Два года назад я встречался с Анатолием Борисовичем Чубайсом, мы наметили планы развития островной энергетики. Но РАО ЕЭС уже через  год планируют реорганизовать. И сейчас стоит вопрос: а кто будет управлять изолированными системами, решать их проблемы? К сожалению, пока тут много неясного. 

Но сидеть и ждать у моря погоды ситуация нам не позволяет. Обе наши главные электростанции - ТЭЦ-1 в Южно-Сахалинске и Сахалинская ГРЭС в Вахрушеве - работают чуть ли не по второму сроку. Передающие сети изношены. Если выходит из строя хотя бы один генератор, то запасных мощностей просто нет. Приходится вводить довольно жесткие ограничения для потребителей. Хорошо, если авария небольшая, ее ликвидируют за день-два. А когда сгорел генератор на 100 мегаватт, целых три недели ушло, чтобы восстановить стабильное электроснабжение.

И при этом у нас ежегодно растет потребления электроэнергии! Ведь мы – активно развивающийся регион. Поэтому нам мало только наладить устойчивое энергоснабжение, надо создавать резерв генерирующих и передающих мощностей. Другого пути просто нет.

– Неужели федеральные власти этого не понимают?

– Я рад, что понимание появилось. Когда мы в Минэкономразвития защищали Программу развития Дальнего Востока, то акцентировали внимание как раз на проблемах энергетики. Герман Оскарович Греф нас поддержал, помогли депутаты Госдумы от фракции «Единой России» Владимир Пехтин и Владимир Плигин, которые раньше бывали на Сахалине и защищали интересы области при утверждении новой Курильской программы. Мы искренне благодарны, что в правительстве и Госдуме к нам прислушались. Более того: уже есть конкретные планы модернизации сахалинского ТЭКа.

– И можно их озвучить?  

– По Дальневосточной программе мы пока предварительно защитили два объекта. Первый - реконструкция ТЭЦ-1 в Южно-Сахалинске, там планируется установить дополнительный генератор на 100 мегаватт. Кстати, фундамент для него построили еще в советское время, но не успели закончить монтаж, потому что началась перестройка. На этот объект из федерального бюджета будет выделено 2 млрд. 623 млн. рублей. Еще 2,5 млрд. мы должны получить на реконструкцию передающих электросетей области. При их нынешнем состоянии ни о каком стабильном энергоснабжении и мечтать нельзя. Даже если мы построим самый мощный генератор, все равно не сможем пропустить тот объем электроэнергии, который нам необходим. Особенно это касается южной части Сахалина, где самая острая потребность в жилье. Надо развивать жилищное строительство, и в то же время мы четко понимаем, что мешает ускорить этот процесс.  Во-первых – нехватка электроэнергии. Во-вторых, на участки, которые можно отдать под застройку, не подведены тепло, вода и канализация. В-третьих, у нас много ветхого жилья, его нужно сносить и делать  комплексную застройку. Но это дополнительные расходы, потому что жильцов из ветхих домов надо куда-то переселять.

– Иван Павлович, а на заседании госкомиссии под руководством Фрадкова шла речь о развитии ТЭКа?

– Да, регионам было предложено дополнительно внести в Дальневосточную программу те объекты, которые имеют первостепенное значение для развития территорий. Мы внесем  реконструкцию Сахалинской ГРЭС. Фактически это строительство новой ГРЭС на месте старой. Если удастся этот объект отстоять, то у меня гора свалится с плеч. Потому что остров тогда гарантированно получит устойчивость в электроснабжении плюс достаточный объем энергии – с запасом для перспективного развития.

– Сколько обещают средств на новую ГРЭС?

– Пока это только наше предложение, хотя объект уже согласован в Минэкономразвития, и энергетики нас тоже поддержали. Но окончательное решение будет принимать правительство России. Корректировка по Дальневосточной программе должна быть готова к 15 апреля. Если потребуется, я полечу на это заседание и постараюсь сделать все возможное, чтобы Сахалинская ГРЭС была профинансирована. 

Минус полтора рубля за киловатт

– В мире становится все более «модной» нетрадиционная энергетика: ветровые, приливные, геотермальные электростанции. Есть ли планы развивать ее в Сахалинской области, например, на Курилах?

– Она там уже развивается. Еще по первой Курильской программе началось строительство геотермальных электростанций на средних и южных Курилах. Правда, финансировались эти объекты неважно, и поэтому удалось выполнить только часть работ. На Кунашире, в поселке Горячий Пляж, «геотермалка» уже работает, но пока обеспечивает электричеством только сам поселок и примерно 40 процентов потребителей в Южно-Курильске. А на Итурупе строительство неоправданно затянулось. Но в прошлом году, несмотря на завершение старой Курильской программы, правительство РФ выделило дополнительно на эти объекты 1,5 миллиарда рублей. Помогли «пробить» это решение опять же глава Минэкономразвития Герман Греф, депутаты Госдумы Владимир Пехтин и Владимир Плигин, за что я очень им благодарен. Мы смогли форсировать эти работы. Вскоре  станция должна выйти на проектную мощность 4,9 мегаватт. Осталось пробурить 2 скважины – и проблема устойчивого энергопотребления на Кунашире будет полностью решена. На Итурупе в нынешнем году тоже должны закончить строительство «геотермалки».

Если все произойдет по плану, наша область будет единственной в России, которая, благодаря этим двум станциям, снизит в двух своих районах цену электроэнергии сразу на 1,5 рубля за киловатт-час. И для жителей, и предприятий. Конечно, по российским меркам и 2 рубля дорого, но ведь сейчас курильчане платят по 3,5 рубля. Поэтому удешевление очень ощутимое. .

Плюс к тому в Южно-Курильске от геотермальной станции в дома пойдет почти дармовое тепло. Очень дешевое! Мы закроем там часть котельных, не нужно будет каждый год доставлять на остров 8 тысяч тонн угля, сократится и завоз дизтоплива. Для областного бюджета это немалая экономия. А главное – курильчане будут иметь стабильное и более дешевое тепло и электричество. 

Я очень доволен, что эти очень нужные курильчанам стройки, близки к завершению. Наконец-то нам удалось – причем, впервые, - сконцентрировать максимум средств на отдельных объектах. Это самый разумный подход: запускать объект как можно быстрее, тогда он сразу начинает давать эффект. А когда планируется сотня строек, а потом по крохам финансируется 10 лет – это закапывание государственных средств.

Уголь на экспорт

– В советское время сахалинские шахтеры выдавали «на гора» до 6 млн. тонн угля в год. Теперь почти весь уголь берут из разрезов, но объемы все равно ниже: около 4 млн. тонн; из них 500 тыс. идет на экспорт. А недавно Япония выразила готовность покупать 10 млн. тонн сахалинского угля. Реально ли это?

– Вопрос о том, что надо наращивать экспорт угля с Сахалина, поставил  президент Владимир Владимирович Путин, когда я встречался с ним в мае 2005 года. После этого разговора президент дал поручение руководителям Минтранса и Минэкономики - проработать проект строительства отгрузочного терминала в Шахтерске. Сейчас в порту активно идет работа, мы надеемся, что финансирование из федерального бюджета продолжится в хорошем режиме, чтобы до конца следующего объект сдать в эксплуатацию. Пусть на первом этапе терминал сможет перерабатывать относительно небольшой объем – 3 млн. тонн в год, но и это огромный шаг вперед по сравнению с тем, что мы имеем сейчас. Плюс к тому руководство ОАО «Российские железные дороги» уже озвучило свои планы строить железнодорожную ветку «Углегорск – Ильинск». Она свяжет самый угольный район Сахалина с нашими южными портами – Холмским и Корсаковским. Когда эта ветка заработает, возможности для отгрузки угля с шахтерских и углегорских месторождений вырастут многократно. И мы вполне сможем удовлетворить любые аппетиты зарубежных партнеров.  

Почему экспортная тема для нас так важна? Первое: мы создаем новые рабочие места в угольной отрасли. Второе: автоматически растут поступления в бюджет от подоходного налога. Третье: более активно работая на экспорт, угольные предприятия смогут получать прибыль, значит, бюджет опять в выигрыше. Активнее будет работать транспорт – это опять же дополнительные рабочие места и налоги. Жители района получат хорошие заработки, муниципальная власть – доходы, которые сможет направить на решение социальных проблем, на развитие района. 

Угольщики других районов тоже окажутся в выигрыше. Ведь наше внутреннее потребление не станет ниже, значит – они смогут увеличить объемы поставок на местный рынок. Так что сахалинские горняки имеют отличный шанс в перспективе побить рекорд советского периода.

Разумно ли сжигать в топках деньги?

– Компания «Газпром» уже фактически пришла на Сахалин. Изменится ли в связи с этим подход к газификации острова?

– Вопрос непростой… Если подходить с дилетантской точки зрения, то кажется и думать нечего: раз на Сахалине много газа, незачем жечь уголь, надо газифицировать побыстрей – и точка. Но думать надо. И прежде всего о том, как извлечь максимум выгоды из наших энергетических запасов.  

В соглашении, которое мы подписали с «Газпромом», есть договоренность, что компания совместно с нашими специалистами должна к лету изучить возможность и экономическую целесообразность газификации Сахалина. Нужно все очень внимательно просчитать, прежде чем принимать решение. Я очень надеюсь на помощь аналитиков «Газпрома», ведь у них колоссальный опыт.

Скажу честно: я сейчас склоняюсь к тому, что сжигать газ в топках – не самый разумный вариант. Это все равно, что сжигать деньги. Кстати, и руководители самого «Газпрома» в последнее время говорят, что нужно строить электростанции на угле. И я считаю, это абсолютно правильно именно для России. Ведь у нас огромные запасы углей, не пользоваться этим ресурсом – просто глупо. Тем более, что продавать газ за границу сегодня гораздо выгоднее, чем использовать на внутреннем рынке. Можно построить третью очередь завода СПГ, развивать газохимию, делать продукцию и выходить с ней на внешний рынок.

И еще очень важный момент. Допустим, мы переведем на газ новую ГРЭС - и тысячи угольщиков останутся без работы. А я свою задачу, как губернатор, наоборот, вижу в том, чтобы работы у них было как можно больше.

Другое дело, нужно реконструировать работающие на угле станции, чтобы они стали экологически безопасными. Сейчас есть новейшие технологии, которые позволяют улавливать до 98 процентов вредных выбросов. По этому пути и надо двигаться, потому что здоровье людей – самая большая ценность.

Владимир Семенчик.

г. Южно-Сахалинск

 

 



← Назад в раздел