Валерий ПЕТРОВ: «Проблемы нужно решать радикально!»

В Республике Саха (Якутия) с 1992 года работает Национальный центр медицины (НЦМ), который является специализированным и многопрофильным больничным комплексом, не имеющим аналогов в Сибири и на Дальнем Востоке. Структура Национального центра медицины представлена четырьмя центрами (консультативно-диагностический, клинический, педиатрический, перинатальный) с 45 клиническими специализированными отделениями, в которых функционируют 727 коек, кроме того, 19 мест в дневном стационаре, три реанимационных отделения на 52 реанимационные койки, девять операционных залов, поликлиника на 830 посещений в смену. В структурных подразделениях Центра трудятся 2593 человек, в том числе 549 врачей, среди них 45 кандидатов медицинских наук, среднего медицинского персонала – 971 человек; квалификационные категории имеют 70% врачей, 74,3% средних медицинских работников. Ежегодно в стенах медицинского центра получают стационарное лечение более 18 тысяч больных, в условиях поликлиники обследуется не менее 45 тысяч пациентов, проводится свыше 1,5 млн различных исследований, 9 тысяч операций, в том числе 5 тысяч детских, принимается до 1500 родов. При этом 63% из числа обратившихся составляют больные из районов, 37% из г. Якутска. Центр оснащен современной диагностической аппаратурой (многосрезовый рентгеновский компьютерный томограф, два магнитно-резонансных томографа, двухдетекторная гамма-камера, системы ультразвуковой диагностики, цифровые системы для общей рентгенодиагностики), позволяющей проводить своевременную диагностику заболеваний. Установка в 2004 году биплановой ангиографической системы позволила активно развивать современные методы минимально инвазивной диагностики и хирургии, внедрены ангиопластика и стентирование коронарных артерий, методы чрезкатетерной нейрохирургии и хирургии сердца. В лабораторной диагностике освоены методы определения тканевой совместимости на генном уровне. С 2000 года сделано 2409 операций на сердце, в том числе 1079 в условиях искусственного кровообращения. Освоены операции по пересадке родственной почки (сделано 46), аортокоронарного шунтирования (295). С 2007 года Центр успешно осуществляет выполнение государственного федерального задания на оказание высокотехнологичной медицинской помощи населению Республики Саха (Якутия), Магаданской области и Камчатского края. Центр является основной клинической базой для студентов Медицинского института ЯГУ, постдипломной подготовки врачей и среднего медицинского персонала всей республики. Работает телемедицинский центр, который тесно сотрудничает с ведущими научными клиниками России. – Валерий Сергеевич, каковы итоги работы Национального медицинского центра в конце 2009 года? – Работали в штатном режиме, лечили больных, спасали им жизнь. Вот нынче получили федеральный заказ по сердечно-сосудистой хирургии и нейрохирургии. Выполняем этот план. Каждый год нам увеличивают квоты. Что это такое? Раньше финансировались из республиканского бюджета, а теперь половина будет идти из федерального, а половина – из республиканского бюджета. Но теперь должны обслуживать еще Магадан и Камчатку. Какие еще новости? Нынешний год был богат на проверки. Сейчас контрольно-ревизионная комиссия третий месяц изучает нашу документацию. Когда они почти каждый день приходят, это сильно отрывает от планов, работы. – Сказался ли на вашей деятельности мировой финансовый кризис? – Особо нет, но повлиял на замену медтехники. В этом году должны были получить большие деньги на приобретение нового оборудования для всех отделений. Медицинская техника очень быстро устаревает, через каждые пять лет даже принципы работы современного здравоохранения становятся совсем другими. Медоборудование по всему миру очень дорогостоящее. Мы отличаемся от западных стран в том, что основную нагрузку по содержанию медицины государство берет на себя. Такого нет больше нигде. В Америке и Европе больные платят за все сами за счет медицинских страховок. – Пожалуй, именно по этой причине они стремятся быть здоровыми? – Да, они стремятся к здоровому образу жизни, так как сами платят за свое здоровье. Больным там быть очень невыгодно. А у нас работает еще совковая психология: больным быть выгодно. – Почему? – Ну как? Инвалид – значит он может рассчитывать на всевозможные льготы. – Валерий Сергеевич, на базе НЦМ действуют филиалы Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, НИИ трансплантологии и искусственных органов Минздравсоцразвития РФ. Как взаимодействуете с другими лечебными учреждениями страны? – В очень тесном контакте работаем с научно-исследовательскими институтами. У нас много практикующих врачей, которые имеют научные звания. Много приезжало докторов из института трансплантологии, когда мы начали делать пересадки родственных почек, из института Бакулева, внедряли кардиохирургические операции, принимали врачей из Новосибирска, Томска. Летом состоялась расширенная коллегия Миндзрава. Тема: трансплантация органов. Перед нами поставлена задача: в течение 2010 - 2012 годов внедрить пересадку трупных органов - печень, почки. Что это такое? Существует понятие мозговая смерть, когда печень, почки, сердце работают, а мозг умер. В таких случаях мы имеем право изъять внутренний орган, чтобы продлить жизнь другому человеку. Но тяжело с юридической точки зрения из-за проблем с родственниками. Хотя если человек при жизни не написал отказ на изъятие органов, то это возможно. Но родственники очень тяжело идут на это. За границей разрешено изъятие органов даже у детей, в состоянии мозговой смерти, а у нас нет. Вообще по России пересадка органов идет очень туго. Помните скандал в Москве, когда врачей обвинили в изъятии органа у якобы живого человека? Ведь через три года их всех оправдали, зато сколько проблем возникло! Вы не представляете, как много людей ждут пересадки органа. – В связи с этим возникает еще один вопрос: как решить проблему гемодиализных больных? – Больных много: нужно открывать центры по гемодиализу. Они приходят к нам на процедуру три раза в неделю и ложатся на очищение на четыре часа. Если почку пересадить, человек становится независимым, должен лишь принимать лекарства, чтобы организм не отторг чужой орган. – Судя по публикациям в СМИ, число гемодиализных больных увеличивается? – Да. Дело в том, что заболевания почек и печени долго не проявляют себя. А когда дают о себе знать, становится поздно. Отделение диализа работает на пределе - мы вынуждены принимать больных в четыре смены. Пытаемся открыть отделения гемодиализа в Жатае, Нерюнгри, в Мирном уже открыто. Однако всех отправляют к нам, больные хотят лечиться не в Жатае, а у нас. У них активно действует своя ассоциация, которая лоббирует их интересы, просят дополнительное финансирование, чтобы обеспечить доставку транспортом. Конечно, их можно понять: они больные люди. Но в таком режиме мы не сможем работать долго. Дошло до того, что детское отделение гравитационной хирургии мы приспособили для диализных больных. А его назначение другое – очищать кровь при острых состояниях. – В чем вы видите решение проблемы? – Пытаться открывать отделения то там, то здесь – не решение проблемы, а затыкание дыр. Вопрос нужно решить радикально, чтобы пять лет к нему не возвращаться. Как? Открыть хороший амбулаторный диализный центр. Эта проблема для нас самая острая. Мы загружены до предела. Года три назад стоял вопрос по расходным материалам. Сейчас его решили, а когда-то «с колес» работали. Каждый день вели с Москвой переговоры – запаса на три дня оставалось. – А из других регионов к вам едут лечиться? – В основном едут те, кто не удовлетворен оказываемой медпомощью на местах. Очень большой поток больных из Москвы – наших земляков. То, что мы делаем, там делается за большие деньги. Однако потом счета за лечение отправляем в московские страховые компании, но они нам отказывают в оплате. Увы, в России нет единого страхового пространства. – С Минздравом республики у вас полное взаимопонимание? – Такого не может быть, чтобы было полное взаимопонимание. Они стоят над нами, мы под ними. Мы стараемся их указания выполнять, но дело осложняется тем, что наши возможности ограничены. Вот объявили пандемию гриппа, просят нас выделить 727 коек. А у нас дети, роженицы... Или какой-то больнице необходимо оборудование, требуют нашу аппаратуру, а она не может в тех условиях работать. Еще проблема: Минздрав хочет, чтобы районы Якутии обслуживали наши выездные бригады, но возможности НМЦ не беспредельны. Выдаем по мере возможностей специалистов, хотя приходится для этого снимать штатных врачей. Население тоже требует, чтобы именно наши врачи ехали. Мы в основном обеспечиваем северные районы - проезд у них очень дорогой, население финансово одолеть проезд не может. Хотя при расчете, сколько больных обращается на тысячу населения, северные районы занимают первое место. Это связано, видимо, с правилом малых чисел. Населения там мало, десять человек приедут, а когда на проценты выводишь, число пролечившихся получается достаточное. Юлия ХОДУЛОВА    



← Назад в раздел