Сергей Ермоленко: «Золотодобыча – это бульдозер в болоте»

– Сергей Егорович, почему спикер выбрал для посещения именно ваш экспериментальный завод? – От нас это не зависело — Сергей Михайлович был гостем области, и правительство решило показать ему наше предприятие. Его первоначальное образование — геология, поэтому он хотел изучить ситуацию в отрасли, которую хорошо знает. – Предприятие было не стыдно показать? – Мне не было стыдно — я думаю, наш завод достоин того, чтобы показывать его первым лицам страны. В России не так много предприятий такого уровня. Мы построили завод в рекордные сроки, и хотя он не стал первым в России (подобное предприятие в Читинской области уже построил «Норильский никель» – прим. автора), по имеющемуся оборудованию и комплексу технологических испытаний аналогов в стране ему нет. На совещании Сергей Миронов признался, что доволен тем, что в Амурской области строятся такие серьезные предприятия и есть такое профессиональное отношение к геологии. – Как оцениваете итоги совещания золотодобытчиков, которое провел спикер? На нем было озвучено много конкретных вопросов и предложений. – Вопросы действительно поднимались довольно серьезные — и по льготам недропользователям, и по лицензированию месторождений, имеющих стратегическое значение для государства. Но их скорого решения вряд ли стоит ожидать. За них отвечают разные ветви власти, и не всегда они могут договориться между собой. Аргументов как за, так и против всегда очень много. Но главное есть понимание ситуации. – Сергей Миронов заявил, что раз недра дают 50 процентов пополнения федерального бюджета, то в правительстве России необходимо создать отдельное Министерство геологии? Это решит проблемы отрасли? – Вопрос очень сложный. Чтобы изменить систему для недропользования необходимо проделать большую аналитическую работу, ведь у всех на нее разные взгляды: и у мелких артелей, и у крупных предприятий. Поэтому не все так просто. Я думаю, что профессионалы, которые занимаются законотворчеством, изучат информацию, проанализируют возможные последствия и примут правильное решение. Нельзя забывать, что закон будет един для всех. Выживут сильнейшие – Как вы можете оценить сегодняшнюю ситуацию в отрасли? – Как перспективную, но на данный момент не очень благополучную. Причин много. Со сменой формации, как на федеральном, так и на местном уровне прекратилось финансирование восстановления минерально-сырьевой базы. Разработки идут, а восстанавливать ресурсы - разведывать новые запасы - способны не все. Исключение - крупные компании. Мы имеем такую возможность, и у нас довольно серьезная динамика: в 2008 году мы вложили в геологоразведку свыше миллиарда рублей, в этом году будет около миллиарда. И не всегда эти риски оправдываются: есть ряд месторождений, где мы получаем отрицательный результат. Остальные недропользователи без привлечения инвестиций со стороны заниматься разведкой не могут. Отсюда результат: россыпная добыча из года в год резко падает, а прирост происходит только за счет рудного золота. Словом, мы наращиваем, а остальные теряют. В этом нет их вины, просто разведанных месторождений с каждым годом все меньше, а геологоразведка – это всегда большие расходы и риск. Например, небольшое предприятие знает, что в этой точке есть золото, но каково его качество? В меру своих возможностей и степени риска – если более-менее уверено в этом участке, оно туда пойдет и будет вкладываться. Но если риски не оправдаются, то такой шаг может привести к банкротству предприятия. Поэтому негатив в отрасли остается, и ситуация должна меняться. На федеральном и региональном уровнях нужны хорошие целевые программы восстановления минерально-сырьевой базы. Иначе без государственной программы, без поддержки отрасли, в стране так и останется какой-то первый порядок успешных предприятий, остальные будут не в состоянии развиваться. – В чем секрет успешности этих компаний? – В понимании ситуации. Мы привыкли к тому, что золотодобыча — это бульдозер в болоте. Вот мы золото отковыряли, вот оно лежит – только возьми, отнеси и продай. Все это абсолютно не так. Чтобы добыть его и получить прибыль, необходим целый комплекс мероприятий. Те, кто этого не понимают, просто обречены. Мы создавали этот комплекс более 10 лет – с самого начала работы Покровского рудника. Первое, с чем мы столкнулись – в регионе не было промышленного строительства. Мы просто не могли найти подрядчика, который смог бы в необходимые сроки произвести этот вид работ. Нам пришлось создавать собственное строительное предприятие, которое строит фабрики и социальную инфраструктуру на наших месторождениях. В области не было геологоразведочной партии — нам пришлось покупать единственное предприятие этого профиля, вкладывать в его развитие немалые средства. Для анализа запасов создали химические лаборатории, набрали и обучили специалистов. Нам нужны были технологии извлечения и обогащения руды, технологический комплекс, чтобы проводить испытания – мы приобрели иркутский научный институт «Иргиредмет». Это очень недешево, но это вынужденная мера. Не будет исследования, мы не сможем запроектировать ту технологию, которая оптимальна для данного вида руды. Было тяжело, не хватало средств. Но мы кроили деньги, так как были вынуждены создавать всю эту инфраструктуру. Нам это удалось – сегодня мы имеем комплекс предприятий, так называемый кластер, от всех составляющих которого напрямую зависит то, что мы получаем в виде доходов и прибыли. К этому пришли все крупные компании. Например, «Полиметалл» начал строить собственные заводы по производству горного оборудования – они тоже вынуждены это делать. Динамика развития – Сергей Егорович, в этом году главный актив УК «Петропавловск» – Покровский рудник отмечает 15-летие. Последние годы он является лидером золотодобычи Дальнего Востока. Что вы делаете, чтобы удержать эти позиции? – Сейчас не идет речь о том, как удержать эти позиции – предприятие продолжает динамично развиваться. Пока есть запасы и фланги Покровки и Пионера, а это единое предприятие, в ближайшие годы говорить о снижении темпов не стоит. Наверное, года через 2 - 3 наступит период, когда в экономическом плане дальше развивать рудник не будет смысла, но на этих позициях предприятие проработает десятилетия. А, возможно, и гораздо больше — геологи продолжают разведку, и, я надеюсь, они порадуют нас результатами. В целом по компании динамику видно со стороны: в стадии завершения строительства Пионер, начались работы на Маломыре, затем будут Албын, Осипкан и Сагур. – Какие планы у «Петропавловска» по добыче у вас на 2009 год? – Порядка 15 тонн. – Благодаря вам Амурская область впервые поднялась на четвертое место в России по объемам золотодобычи. Реально подняться еще выше? – До первого места области и компании, конечно, далеко. Но от второго и третьего места нас отделяет всего несколько сот килограмм. Поэтому если мы будем работать такими же темпами, то второе место для Приамурья реально даже в этом году. Но, поймите, здесь дело даже не в месте. Когда я баллотировался в депутаты областного Совета, то говорил: «Будет 10 Покровок на территории Амурской области — она будет бездотационной». – Вы уже почти половину построили. – Если считать Олекминский рудник, то достраиваем 4-ю, если по производительности, то уже 6-ю. Но я не имел в виду только нашу компанию. Надо, чтобы развивалось и строительство, и лесопереработка. Ведь тогда у губернатора будет больше возможности решать проблемы региона, оказывать социальную помощь населению. – Кризис отразился на ваших планах? – Не могу сказать, что мы серьезно что-то изменили. Может, это не столько заслуга компании. Просто так совпало, что Покровку мы начинали строить в кризис, и это состояние нам знакомо. У любого добывающего предприятия период геологоразведки, строительства, формирования, когда много затрат и нет прямых доходов – это тот же кризис. Мы несколько лет работали в таком режиме, сталкивались с этими трудностями, не шиковали и не расслаблялись, поэтому были готовы к кризису. И поэтому нам было легче, чем многим. Мы никого не сократили, наоборот даже расширяемся, поскольку идут большие стройки. – У вас есть какая-то планка, достигнув которой, компания остановит свое развитие? – Такого не бывает – взять и успокоиться. Как только прекращается развитие любого предприятия, организма, за ним следует старение. Можно, конечно, побалансировать немного, но это временно: год-два без развития, и пропадает стимул работы. Если у «Петропавловска» когда-нибудь наступит такой момент, когда акционерам, руководству компании станет неинтересно развиваться дальше, я бы не хотел при этом присутствовать. Я не представляю себе: сидеть на лавочке, получать зарплату и просто ее проедать. На мой взгляд, в этом случае ты просто становишься дармоедом и иждивенцем. Прибыль компании должна идти именно на развитие, это смысл любого бизнеса: вкладывать и получать, получать и опять вкладывать. Елена Павлова.   Cправка: Металлургический альянс «Петропавловск» создан 1 июля 2008 года. В него вошли ведущие золотодобывающие и металлургические предприятия, банки, строительные и геологоразведочные компании, научные институты, которые 15 лет работают в дальневосточном регионе. Общая капитализация всех предприятий достигает 5 миллиардов долларов. Крупнейший актив — ОАО «Покровский рудник», является флагманом золотодобычи и крупнейшим налогоплательщиком Амурской области. Предприятие введено в строй в 1999 году и представляет собой крупнейший и самый современный на Дальнем Востоке горно-гидрометаллургический комбинат. Из добытых в Амурской области в прошлом году 18,7 тонны золота, 12,2 тонны — золото Покровского рудника. По итогам 2008 года компания является третьей в России по объемам добычи золота. Направления работы ГК «Петропавловск»: - «Петропавловск» – золото (ОАО «Покровский рудник», рудник Маломыр, рудник Пионер, ООО «Одолго», ЗАО «Омчак»); - «Петропавловск» – черная металлургия (ООО «Ариком», ООО «Олекминский рудник», ООО «Кимкано-Сутарский ГОК», ООО «Гаринский ГМК», ООО «Амурмайнинг»); - «Петропавловск» – инфраструктура (ООО «Капстрой», ООО «Рубикон», ЗАО «Советско-гаваньский морской торговый порт»); - «Петропавловск» – инновации (ОАО «ИПГРП Гипроруда», ОАО «Иргиредмет», ООО «Регис», ЗАО «Дальгеология», ЗАО «ПХМ Инжиниринг»); - «Петропавловск» – финанс (ОАО «АТБ», Колыма Банк, Камчатпромбанк, М2М Privat Bank, ЭКСПО-лизинг); - «Петропавловск» – международные инвестиции (Peter Hambro Mining PLC, Aricom PLC, компания Rusoro); - «Петропавловск» – социальные инвестиции.    



← Назад в раздел