Что нам стоит город построить?

– Почему избрали профессию архитектора? – Название, наверное, заманило: архи-тек-тор! А потом в детстве очень любил рисовать. К тому же, когда узнал, какие специальности изучают в учебном заведении и какие предметы надо сдавать на экзаменах, сказал сам себе: вот мое учебное заведение! И не ошибся. Нисколько не жалею, что выбрал специальность архитектора, несмотря на все те сложности, которые постоянно преподносила творческая жизнь. – «Приморгражданпроект» - старейший институт на Дальнем Востоке, три месяца назад он отметил юбилейную годовщину. Каковы у него творческие горизонты? – Институт достаточно много сделал для города у Тихого океана - в свое время имел несколько филиалов по Приморскому краю; его мастерская генеральных планов в течение многих лет занималасьпроектированием генеральных планов городов и поселков Дальнего Востока. Взять их список - на одну страницу не уместится перечень. Он постоянно корректируется. Взгляните только на строительную карту города Владивостока - большинство спальных микрорайонов сделано руками архитекторов «Приморгражданпроекта». Время диктовало свои законы и поправки к ним. Комплексная застройка в полном объеме со школами и детскими садами, торговыми центрами стала его своеобразным почерком. Были, разумеется, свои недостатки - край ограничивали по выбору проектов жилых домов, потому что задача в то время стояла однозначная: давать как можно больше квадратных метров жилья и экономить средства во всем. Тем не менее, институт выполнил ее достойно. Кроме жилых массивов в творческой биографии «Приморгражданпроекта» появились такие интересные проекты общественных зданий, как Дальневосточного таможенного управления на Гоголя, здание библиотеки ДВГУ. Построен крупный жилой комплекс «Сердце океана» в районе бухты Федорова. Визитной карточкой проектного института считалась работа на тот момент главного архитектора на Сергея Сергеевича Степанова - гостиница Амурский Залив; за советский период это один из лучших объектов. А возьмите Дом переговоров на Санаторной, где проходят все международные и правительственные мероприятия. Что история? И сейчас достаточно много интересных работ: выполнен проект концертно-спортивного комплекса в Мингородке, который по размерам и функциональной значимости не уступает известному хабаровскому спорткомплексу. Привлекательны общественно-торговые комплексы, построенные по проектам архитекторов института, «Центральный», «Clever House» и автосалон «Мерседес-Бенц» в Артеме, целая сеть административных и офисных зданий во Владивостоке и других городах Приморья, научно-просветительные центры, культовые сооружения. Приобрели новые черты - легкие, воздушные, стремительные многоэтажные жилые дома и комплексы, сплетающиеся порой в такие жилые районы, как «Снеговая падь», «Лесной квартал». Занимаемся совместно с иностранными специалистами проектированием комплекса объектов океанариума на острове Русском. До этого выполнили подобный проект в бухте Патрокл. Проектировщики «Приморгражданпроекта» выполнили Генеральный план Владивостокского городского округа, предусматривающий дальнейшее развитие Владивостока до 2025 года, в проекте которого учтена инфраструктура и объекты, необходимые для жизни города. Поручение такой грандиозной работы, которую раньше выполнялиь только центральные институты, для нас составляет честь. Проект генерального плана прошел государственную экспертизу и был утвержден в сентябре 2008 года. В настоящее время мы готовимся к внесению изменений в генплан ВТО, необходимость которой возникла в связи с проведением будущего саммита и изменениями в решениях инженерной и транспортной инфраструктуры. Как видите, у института довольно широкая палитра: и городской генплан, транспортные развязки, жилые и общественные здания… – Каскадно-террасная застройка, на взгляд простого горожанина, придает городу особый рисунок? Пробовали придать Владивостоку такую черту? – Четверть века назад мы только сделали попытку внедрения террасно-каскадной застройки, чтобы как можно деликатнее, интереснее подчеркнуть живописный рельеф нашего родного города. Даже с этой целью съездили в Тбилиси и Ереван, поработали там с местными архитекторами, а, вернувшись сюда, уже другими глазами посмотрели на сопки Владивостока. У нас была выполнена совместная работа с «ТБИЛЗНИИЭП» (г. Тбилиси), сотрудничали с ними несколько лет; их архитекторы неоднократно приезжали во Владивосток, занимались застройкой южного склона бухты Золотой Рог. Работа получила высокую оценкую Мы надеялись, что новое решение будет реализовано. Но… произошло все то, что по предчувствию должно было случиться: наши разработки по объективным причинам отодвинули на задний план и задуманное не осуществилось. Впоследствии появились в городе отдельные террасные комплексы - один небольшой в районе Луговой. Делали его уже другие архитекторы. К сожалению, Владивосток зачастую застраивался не теми типами домов, которые хотелось бы видеть на берегу моря. – Насколько сегодняшний облик Владивостока удовлетворяет Вас как архитектора? – Я думаю, что сегодня не только архитекторов, но и обыкновенных жителей города мало устраивало лицо Владивостока. Имея такой рельеф и исторические достопримечательности, мы их никак не обыгрываем: бухта в центре города, под окнами Амурский залив, морское окружение с трех сторон - ведь можно было давно как-то использовать эту панораму, обыграть, изменить краски унылого вида города даже в пору беспросветной мороси и туманов. Всем, кто приезжает сюда, очень нравится ночной пейзаж, скрывающий массу недостатков застройки. Многоплановость ночного силуэта, подсветка залива делают его неповторимым и привлекательным. Но почему «под солнцем» Владивостоку не выглядеть красавцем? Всегда много говорилось о градостроительной концепции высотной застройки города. Существующие вершины еще не все успели застроить. Полагаю, что именно сейчас необходимо разработать концепцию, утвердить ее и придерживаться при дальнейшей застройке. Городу нужен яркий, запоминающийся силуэт. Основа с утверждением нового Генплана уже определенная есть. Теперь необходимо завершить работу над картами зонирования, затем требуется разработка проектов планировки, которые должны более конкретно решить характер застройки. Генплан решает зонирование территории и не определяет такой детализации, как этажность и размещения каких - то конкретных объектов. Да, на проектирование отдельных зданий у нас во Владивостоке есть немало архитекторов грамотных, талантливых. Важно, чтобы это здание находилось там, где оно и должно находиться, а не там, где пальцем укажет заказчик, какое место определит его кошелек. Градосоветы, которые теперь часто проводятся, во многом помогают справиться с возникающими проблемными вопросами. Сейчас внедряется в градостроительство процесс общественного обсуждения. Однако отсутствие правил застройки и утвержденных проектов планировки, порождают появление зданий, не вписывающихся в ландшафт города. Порой заказчик имеет возможность диктовать все то, что ему выгодно. Если проекты планировок будут разработаны, утверждена этажность с учетом всех ограничений, в том числе исторического центра, памятников и других важных объектов, то эта «законность» будет способствовать урегулированию хаоса, который сейчас еще творится в градостроительстве. Заказчик, имеющий деньги, как ни крути, сегодня остается хозяином положения. Хотелось, чтобы не чиновники командовали порядком, а законы градостроительства. – В таком замечательном институте, как ваш, работают творческие люди, много талантливой молодежи, которую готовит ДВПИ и другие учебные заведения. Наверное, они сделают те нужные подвижки, о которых толкуете, чтобы воплотить в облик города самые современные сооружения? – Всех, кого выпустил ДВПИ, объединяет своеобразная школа творчества - ведь и кафедры, и сам институт возглавляют бывшие его выпускники. И теперь в студенческих работах, курсовых проектах, которые мы видим постоянно, просматриваются свежие, порой, неожиданные решения; возможно, это даже своеобразные мечты тех же преподавателей, осуществление которых в свое время просто нереальным было, их идеи пробиваются через молодое поколение! Теперь это неисчерпаемая база для исходной градостроительной информации, потому что студенты идут отизучения всего предшествующего опыта, заложенного в документах, работах старых архитекторов. Их решения основываются также на опыте практики тех или иных строительных предприятий. Неслучайно ведь после защиты дипломов мы приглашаем лучших из лучших на работу к нам. Посмотреть только послужной список специалистов нашего института - на 99 % они являются выходцами из стен ДВПИ. – Вы вот затрагивали тему участия в проектировании объектов саммита 2012 года. А что там институтом сделано? – Основная тематика - участие в разработке таких градостроительных проектов, по определению площадки размещения. Позднее, когда площадка была определена на острове Русском, то наше активное участие было в разработке проекта планировки острова Саперного совместно с московским институтом «Гипрогор». И в этой работе как раз определялось, где будет размещаться сам университет, где коммунальная зона, а где океанариум - основная идея размещения была наша. И уже подключение московских институтов привело к совместному сотрудничеству. На протяжении подготовительного периода плотно работали как с петербургскими, так и с московскими архитекторами, и я считаю это немаловажной заслугой нашего института. На основе Генерального плана, разработанного и утвержденного, формировалась транспортная схема в том числе тех магистралей, которые входили в перечень объектов саммита. И сейчас участвуем в дальнейших разработках: нами запроектирована магистраль от моста, строящегося через Золотой Рог до полуострова Назимова, там, где начинается мост на остров Русский. Участок достаточно ответственный и сложный - с несколькими крупными развязками, путепроводами. Недавно проект был закончен, получил положительное заключение экспертизы. Кроме этого мы участвовали в трассировке дороги, которая намечается от Де -Фриза до Назимова и на Русский. Дорога в Генеральном плане является основной идеей формирования транспортного потока в городе Владивостоке. Здесь рассматривалась масса вариантов, их несколько предложено, но я считаю, этот момент достаточно серьезным и от него зависит жизнь города и решение его транспортных проблем. – В вашем воображении и архитектурная картина на бумаге прекрасна, а насколько точно и качественно будут объекты построены? – У меня сомнений нет: то, что грамотно запроектировано, строители исполнят на 100% - нынешний уровень строительства достаточно высокий; современные технологии, применяемый зарубежный опыт строительства таких интересных крупных объектов. Лишь бы не было проблем с финансированием, что зачастую случается на ответственном этапе реализации и портит вид созданного произведения - упрощение или частичное воплощение не всегда стыкуется с задумками авторов. Хотелось, чтобы оно было именно таким, каким видим его, с полным объемом благоустройства всего комплекса. Обидно: когда во Владивостоке причаливает «Принцесса», а показать прибывшим туристам нечего, достопримечательностей у Владивостока не много: крепость бывшего форпоста, улица Светланская с памятниками и старинными домами, а больше и показать-то нечего. А если все это увязать в единую систему не только с Владивостоком и Приморьем, а с Дальним Востоком, то многоплановая идея привлечет гостей. Есть, кстати, масса иных предложений, чтобы остров и его морское окружение, действительно, были для всех - и гостей, и жителей - интересным, это жемчужина природы и экологии. И хочется, чтобы все новое вписалось в пейзаж, а не застраивался коттеджами. Генеральный план как раз предусматривает, чтобы природа и люди здесь счастливо уживались. Валентина ЧАРСКАЯ.    



← Назад в раздел