Золотые россыпи ДВГИ

В преддверии 50-летия Дальневосточного геологического института ДВО главный редактор «Парламентской газеты на Дальнем Востоке» встретилась с Александром Ивановичем и побеседовала по теме освоения природных ресурсов в Приморском крае во взаимосвязи с отдельными регионами Дальнего Востока. – Что, Александр Иванович, удалось институту «земного» сделать за полвека своей напряженной научной работы? – 50 лет - срок для проверки дееспособности научного учреждения вполне подходящий. В Дальневосточном геологическом институте работали крупные исследователи Дальнего Востока - академики, члены- корреспонденты Российской академии наук, заслуженные деятели науки и заслуженные геологи-первооткрыватели. 50 лет назад Дальний Восток России еще в значительной степени представлял собой «белое пятно» в отношении геологических исследований. В первую очередь, крупномасштабные исследования вело Министерство геологии СССР. В этих наработках необходимо было сосредоточить научное сопровождение и прогнозы: где и что можно искать? Вот институт и выполнял такие поставленные задачи. Первым директором института была Екатерина Александровна Радкевич - Герой Социалистического Труда, член-корреспондент АН СССР,крупнейший специалист в области металлогении. Именно она первой составила ряд карт всего Тихоокеанского пояса с прогнозом оруденения и конкретные карты. Причем я недавно смотрел такую засекреченную карту, составленную в свое время, - «Распространение прогнозов поиска месторождения». Она и сейчас поражает воображение своей детальностью и точностью. На счету сотрудников института - многие открытия месторождений, например олова в Хабаровском крае, и, конечно, много было открытий, связанных чисто с фундаментальной наукой - задачей Академии наук: новые минералы и новые породы, породные комплексы, рудные комплексы. Предложены модели образования месторождений. Большие работы мы вели при сопровождении геологической съемки, составлении геологических карт, исследованиях в области стратиграфии и палеонтологии. В последние годы большое внимание уделяли изучению подземных вод - процессам, которые там происходят. Другое направление связано с экологией. У нас есть очень интересные работы институтского филиала на Сахалине, связанные с изучением снежных лавин и селевых потоков. В качестве примера скажу о том, что мы выиграли конкурс на исследование в Сочи - на Красной Поляне - связанное со строительством олимпийских объектов. География исследований стала очень широкой - не только Дальний Восток. Трудно бегло перечислить, что сделано за пятьдесят прошедших лет. Во-первых, неузнаваемо изменилось лицо самого института: ДВГИ сегодня - это 14 научных лабораторий, Аналитический центр, Сахалинский филиал, геолого-минералогический музей, геологический факультет в Дальневосточном государственном университете. Нынешний институт - это почти 300 сотрудников высочайшего профессионализма. Начиная с 1986 года научные исследования ДВГИ сориентированы постановлением Президиума АН СССР на фундаментальные проблемы «Геология зоны перехода от Азиатского континента к Тихому океану и закономерностям рудных месторождений». Реализация исследований по названной проблеме обеспечивается тремя основными научными направлениями. Результаты ихзаложены в отчетных материалах института и в тех книгах, которые мы готовим к публикациям. Несколько лет назад совместно с другими институтами геологического профиля Дальневосточного отделения РАН был подготовлен и издан двухтомник «Геодинамика, магматизм и металлогения востока России». В нем впервые дано описание геологии дальневосточных месторождений полезных ископаемых. Фактически подведены итоги геологических исследований за ХХ век. А ведь это богатейший материал, все знания могли быть утеряны при реорганизации и ликвидации производственных организаций. Проведена огромная работа. Дальний Восток превратился в хорошо изученную в геологическом отношении территорию, где было открыто много перспективных месторождений. Что касается книги, вышедшей под моей редакцией, то она составляет совместный труд сотни видных ученых ряда институтов ДВО РАН и написана в рамках единой тектоники литосферных плит. Так что это не просто собранные вместе материалы - они проанализированы в рамках определенной теоретической концепции. – Но ведь за 15 рыночных лет были «вычерпаны» ресурсы, разведанные еще в советское время. Каким образом теперь дальше осваивать недра территорий у Тихого океана? – Фактически сейчас производится переоценка тех месторождений и рудопроявлений, которые были исследованы нашими отцами и дедами. Да, пока новых месторождений не открывается. Тем не менее Министерство природных ресурсов РФ и частные компании делают все возможное, чтобы оживить «белые пятна» на геологической карте России. Ученые тоже четко видят и свое место, и свою роль в этом многослойном процессе через восполнение исследований нетрадиционных источников полезных ископаемых. Эта задача чисто академическая, и она достойно изучается и рассматривается в институтах Дальневосточного отделения Российской академии наук. И есть соответствующие наработки, о которых хочется конкретно сказать. Взять хотя бы прицельные работы Дальневосточного геологического института, когда в графитизированных породах Ханкайского массива были выявлены промышленные концентрации золота и элементов платиновой группы. Дальнейшие исследования совместно с Институтом тектоники и геофизики в Хабаровске показали, что на Дальнем Востоке, в частности, Приморском и Хабаровском крае, в Еврейской автономной области такие графитизированные породы распространены довольно широко и основательны по своим запасам. Мы нашли видимые выделения металлов платиновой группы, и это стало важным направлением научных исследований ученых, которые подтвердили однозначно: найден совершенно новый источник металло-платиновой группы и золота. И геологический институт совместно с учеными Института химии ДВО РАН, Института тектоники и геофизики в Хабаровске, а также Института горного дела в Хабаровске и другими профильными его подразделениями приступили к разработке технологий извлечения благородных металлов. Основательная работа воочию показала: не только для Дальнего Востока, а для всей страны это огромная перспектива, ибо графитизированная порода - графиты широко распространена по всей России. Второе направление - золото из буро-угольных месторождений. Детальные изучения, проведенные учеными Благовещенска и других городов Дальнего Востока, показывали, что потенциал буро-угольных месторождений на золото также весьма перспективен. Очень важны традиционные месторождениях золота металло-платиновой группы. Это давняя проблема, существующая на Дальнем Востоке, где распространен ряд сульфидных месторождений. Известны данные о содержании и присутствии там платины. Ими занимаются наш институт и Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт в Магадане, где разрабатываются такие грандиозные месторождения, как «Наталка». Есть там и другие. Они относятся к классу крупно-объемных месторождений с очень невысоким содержанием золота, но большими запасами руды - сотни и тысячи тонн. И вот добавка хотя бы небольшого количества платины к разработке этих месторождений может резко увеличить их рентабельность. Это перспективное направление наших исследований, и потому не случайно у нас появились уже долгосрочные договоры о сотрудничестве с целым рядом соответствующих промышленных компаний. Я полагаю, здесь могут быть получены очень интересные результаты. Теперь поговорим о перспективности других месторождений Необходимы поиски медно-молибденовых с золотом и серебром месторождений из так называемого класса порфировых месторождений, которые последние годы были открыты на противоположной стороне Тихого океана - в Северной и в Южной Америке - вдоль Тихоокеанского рудного кольца. На самом деле, здесь, что называется, рассыпаны очень перспективные крупные месторождения. К сожалению, поиски их на Дальнем Востоке хотя и ведутся давно, но к производственным результатам так и не подобрались. Но у ученых есть свои соображения - здесь есть соответствующие породные комплексы, которые могут вмещать в себе эти месторождения. В этом отношении очень перспективен Корякский регион- вся южная часть Чукотки; так же в перспективный ряд включаются другие территории Дальнего Востока, где распространены породы, которые могут вмещать такие порфировые месторождения. У нас есть определенные научные модели, как и где все это может быть? На эти вопросы хотели бы иметь конкретный ответ российские транснациональные компании. И мы им в этом поможем. Следующие перспективы, как мне кажется, связаны с поисками месторождений серебра, например, с такими как «Дукат» Магаданской области. Вполне возможно открытие такого замечательного месторождения в Приморском крае - по крайней мере, есть соответствующие предпосылки для прогноза и поисков такого природного клада. Серебряные оруденения подобного типа нам уже известны - только геологам предстоит оценить его объемы. Существует такая шутка: разведчики-геологи, мол, «делают месторождения» своими руками. Это, действительно, определенный талант разведчиков недр -выведывать объемы месторождения. Однако не все так просто, как кажется, особенно для таких уникальных и крупно-объемных месторождений, где относительное содержание рудного компонента не так велико. Не снимается с геологической повестки дня вопрос поиска и разведки месторождений традиционного типа, которые уже известны. Этот путь тоже всегда перспективен, когда ищут, отталкиваясь от уже известного… – А Якутия не включается в столь заманчивые геолого-разведывательные проекты - там ведь ведутся в южной части грандиозные работы? – Надо сказать, что институт в свое время плодотворно поработал в Республике Саха (Якутия). Но тогда политическая обстановка сложилась таким образом, что мы оказались теперь как бы несколько разделенными. Хотя наш институт хорошо взаимодействует с Якутским геологическим институтом алмазов и драгоценных металлов: их ученые к нам часто обращаются за помощью в проведении аналитических исследований. Они с нами продолжают сотрудничать, хотя относятся к Сибирскому отделению РАН. – Александр Иванович, а по нефти и газу какие прогнозы в Тихоокеанском регионе? Темой этой ныне живет весь Дальний Восток. – Понимаю: такая тематика плотно увязывается с охотоморскими шельфами - примагаданским, прикамчатским. Там в последние годы ведутся соответствующие работы, особенно на западно-камчатском шельфе. Конечно, большие перспективы для нас представляют моря Северного Ледовитого океана. Дальневосточное отделение ему давно уделяет большое внимание - проводит самые различные научные работы по «горячей» теме на этой «ледяной» территории. Не хочу углубляться в северные широты, коль скоро таких перспективных направлений - поиск месторождений нефти и газа - достаточно в континентальной части Дальнего Востока. К примеру, в приграничной зоне, прилегающей к территории Китая, известны месторождения, по своим объемам равные половине всей добычи нефти в Китае. Все эти структуры тянутся в северо-восточном направлении и протягиваются на территорию Амурской области, в Еврейскую автономную область, на территорию Хабаровского края. И буквально здесь же обнаружены месторождения газа. К сожалению, наши поиски таких месторождений результативностью разработок не отличаются. Да, мы согласны - это не те месторождения, которые могут быть сопоставимы, скажем, с охотоморским шельфом, но если на них повнимательнее взглянуть с другой точки зрения - политической, демографической, экономической, то, уверен, они могли бы разрешать многие региональные энергетические проблемы, увязшие в «болоте» региональных взаимоотношений. И в этом направлении работы нашего ведущего Института тектоники и геофизики в Хабаровске чрезвычайно актуальны. Геологическая часть тамошних работ уже выполнена, осталась техническая:бурение, проведение геофизических доработок. Дальневосточное отделение РАН в большей части эти работы выполнило, и мы уже публикуем целую серию монографий, посвященную геологии месторождений нефти и газа на дне Охотского моря, где я являюсь главным редактором. Мы обобщаем свои знания за многие годы. Это важное научное издание заинтересовало производственников западных компаний, которые мало-помалу пользуются нашими наработками… – Все эти уникальнейшие работы выполняются учеными и сотрудниками вашего института. Поздравляя Вас лично и весь замечательный ученый коллектив с предстоящим юбилеем, «Парламентская газета на Дальнем Востоке» хотела бы познакомить своих читателей хотя бы с отдельными светилами геологического мира. Что за люди творят науку в стенах Дальневосточного геологического института? – У нас много хороших ученых. Лучшие - из старой когорты… В институте сейчас 24 доктора наук, 55 кандидатов. Достаточно молодых сотрудников - их больше 30. Несколько лет назад мы организовали геологический факультет в Дальневосточном государственном университете. Как видите - чрезвычайно озабочены подготовкой кадров! Хотя это не самоцель, но у нас «выросло» 24 доктора - хороший показатель. Ведь для того, чтобы защитить докторскую диссертацию, надо очень и очень много сделать - проводить бесконечные геологические исследования. К ветеранам мы очень бережно относимся и создаем для них условия, чтобы корифеи геологии могли эффективно работать, ибо они без остатка используют свой теоретический и практический опыт исследований. У нас крупные специалисты в разных областях. Например, Владимир Георгиевич Сахно - член-корреспондент РАН, крупнейший специалист в области изучения современных и древних вулканов. Вы меня подвигли на тонкую тему оценок во всех отношениях уникальных кадров института. Это поистине золотые россыпи, благодаря которым вот уже полвека Институт геологии ДВО РАН блистательно сохранил все живые традиции, приумножил исследовательские направления, заложенные такими организаторами дальневосточной науки, как первый директор института, член-корреспондент АН СССР Е.А. Радкевич, известными учеными, академиками РАН В.Г. Моисеевым, А.Д. Щегловым,, членом-корреспондентом И.Я. Некрасовым, в разные годы руководившими известным научным подразделением ДВО РАН. Валентина БРАТЧИКОВА.    



← Назад в раздел