Путь к успеху – единение

– За время пребывания в должности полпреда президента России в ДФО Вы успели побывать практически во всех территориях округа. Что-то изменилось в вашем видении региона? – Поездок действительно много. Детально проехать каждую территорию я просто обязан. В первую очередь старался посетить наиболее отдаленные: Магадан, Камчатку, Сахалин. Был уже в Приморье, в Еврейской автономной области. Везде обязательно встречаюсь с общественностью. Поскольку надо почувствовать и психологический климат, и проблемы, которые существуют. Люди, конечно, высказывают обеспокоенность кризисной ситуацией, но и разумные предложения по выходу из нее, что вызывает уважение. Тому, кто работает, хочется помогать. Раньше я смотрел на многие вещи одними глазами, сегодня - другими. Более углубленное понимание вопросов появляется. В то же время сказать, что изменились мои оценки и подходы, не могу. Я всегда говорил, что решить вопросы конкретной территории, скажем, Хабаровского края, нельзя только на уровне края. Надо решать вопросы на уровне всего Дальнего Востока. Поэтому и федеральную целевую программу мы «пробивали», и ассоциацию создавали, и форумы проводили - дальневосточные. – 8 - 9 сентября в Хабаровске состоится очередной Дальневосточный международный экономический форум. На этот раз при поддержке полномочного представителя президента в ДВФО. Значит ли это, что форум выходит на некий новый уровень? В чем его отличие от подобных мероприятий в Петербурге и иных городах? – Форум в Хабаровске всегда ставил вопросы развития Дальнего Востока в целом. То, что Дальний Восток сегодня «звучит», и то, что реализуются многие проекты, в том числе большая заслуга всех форумов и иных мероприятий, которые мы проводили. Если бы мы не заостряли внимание на ситуации, которая сложилась на Дальнем Востоке, не давали предложений по решению проблем, то, думаю, не было бы половины тех решений, которые приняты на общероссийском государственном уровне. В том числе и комплексной программы развития региона до 2013 года. В этом году, как и ранее, организаторами форума выступают Государственная дума РФ, межрегиональная ассоциация «Дальний Восток и Забайкалье», партия «Единая Россия», правительство Хабаровского края. Актуальность форума в кризисном 2009 году, на мой взгляд, только возросла: именно потому, что ситуация тяжелая, нужно обязательно собраться, обсудить, какие шаги необходимо предпринять. Мы видим, что и на мировом уровне руководители государств собирались уже не единожды с одним вопросом: что делать дальше? Частота этих сборов была выше, чем в предшествующие более благополучные годы. Другое дело, что не всегда были приняты конструктивные решения. Наш форум мы предполагаем построить несколько иначе, чем в прошлые годы. Первое - это работа с Академией наук РАН. Мы хотели бы ее выделить в отдельный цикл. Накануне, 7 сентября, планируем посещение академиками Комсомольска-на-Амуре, а во второй половине дня - «круглый стол», где всем ученым дадим возможность высказаться: как они видят ситуацию, что необходимо предпринять в условиях кризиса. Думаю, будут представлены полярные и весьма интересные точки зрения. Наука должна быть здесь услышана. Непосредственно форум будет проходить, как обычно, два дня. Мы решили увеличить время работы пленарного заседания, дать доклады как можно большего количества участников. В том числе, чтобы были услышаны все губернаторы, все территории. Предполагается три общих дискуссии. Ведущих рассматриваем на уровне министров, помощников президента. Дальневосточный международный экономический форум состоится в начале сентября, чтобы аналогичное мероприятие в Сочи отстояло от нашего на две - три недели. Было принято решение, что в Хабаровске он будет проходить через год - по очереди с Байкальским форумом, чтобы не было нахлеста одних и тех же участников, одних и тех же идей. Эти небольшие изменения, на мой взгляд, дадут более качественное обсуждение всех вопросов и возможность качественно ситуацию разрешить. – В прошлом году основные дискуссии шли вокруг роли и места Дальнего Востока в стратегии развития страны. По некоторым данным, «на выходе» Стратегия развития ДВ до 2025 года. – Стратегия действительно доработана. Большинство наших замечаний учтены. Я имею в виду замечания руководителей территорий, полпредства. Основные параметры, основные направления «ухвачены». И уже есть поручение премьера Владимира Путина - в кратчайшие сроки стратегию принять и утвердить. Кроме того, есть поручение провести корректировку программы развития Дальнего Востока до 2018 года. Пять лет от 2013 до 2018 года - это прогнозируемый отрезок времени, более программный срок. – Стратегия же подходит к развитию концептуально, задает долгосрочный вектор. Какие приоритеты и долгосрочные цели в ней заложены? – Основная задача - закрепление и формирование постоянного населения на Дальнем Востоке. Причем речь идет не о том, сколько нужно добавить: два или три миллиона человек. Людей на территории должно жить столько, сколько необходимо для развития региона, для соблюдения геополитических интересов России. Дальний Восток развивается не самостоятельно под какие-то свои цели, а как часть России. Соответственно и структура экономики должна быть прописана потребностью государства с одной стороны, а с другой - потребностью рынка. В этом смысле первое и основное - это, конечно, структурная перестройка экономики. Старая экономика, которая была сориентирована на государственный заказ, и на чем мы жили, все больше утрачивает свое значение. Все больше мы идем теми путями, которые были заложены в первой программе развития Дальнего Востока - это интеграция в Азиатско-Тихоокеанский регион. С тех пор не произошло таких поворотных моментов, которые позволили бы дальневосточное производство сориентировать на российский внутренний рынок. Кроме внутреннего рынка региона, конечно. Есть другие территории, которые могут с другой экономикой, другими затратами производить продукцию. Впереди мощная Сибирь, Урал. Какую мы можем поставить продукцию, которую они не могут? Главным образом, биоресурсы. Поэтому интеграция в АТР остается наиболее актуальной. Но интеграция в роли кого? В роли сырьевого придатка или равноправного партнера? Вот здесь уже работа идет, закладываются основные моменты. Строится ВСТО, в конечной точке которого запланирован крупный современный нефтеперерабатывающий завод. Аналогичные заводы в Хабаровском крае получат новое звучание. Предполагается развитие территорий, обладающих углеводородами, в том числе Дальнего Востока, поскольку только сибирской нефти для выполнения международного договора не хватит. Тот же подход и по газу. Есть намерение создать единую газовую систему, охватывающую весь Сахалин, Якутию, иные территории Дальнего Востока. Это изменит облик и экономику региона. На Сахалине уже работает завод по сжижению газа. Дальше речь идет о развитии нефтехимии. Это меняет структуру экономики и портрет Дальнего Востока на внешнем рынке. Тот же подход и по экспорту лесопродукции в максимально переработанном виде. Второе стратегическое направление - это комплексное развитие инфраструктуры - транспортной, энергетической, - без чего приход бизнеса на дальневосточную землю маловероятен. Третье - это социальное направление, без которого люди даже с высоким уровнем доходов не закрепятся на Дальнем Востоке. Это опережающее строительство жилья, создание высокотехнологичных центров в Хабаровском крае, Приморье, на Камчатке. Создание современных образовательных центров, в том числе Федерального университета. Развитие зон рекреации (своеобразное «Восточное золотое кольцо»). Для этого нужно развивать аэропорты, строить гостиницы, оказывать прочие услуги. В стратегии все это прописано. – Как решаются эти задачи? В чем мы продвинулись больше, в чем меньше? – Есть потери и приобретения. Если мы посмотрим, какими были наши города 20 лет назад и какие они сейчас, очевидны изменения в лучшую сторону. И оснащенность, и люди другие. Структурная перестройка, особенно оборонной промышленности, остается особенно актуальной: практически ни одно предприятие не было перепрофилировано. Последнее время серьезно продвинулись в плане развития производственной и социальной инфраструктуры. Сегодня в силу экономического кризиса это направление несколько теряет темпы, но кризис не вечен. – Как Дальний Восток справляется с кризисом? На общероссийском фоне наши показатели выглядят неплохо. – Если говорить об экономических исследованиях, то они показывают, что кризис у нас начинается позже, поскольку мы находимся далеко, но он более глубокий по показателям и более продолжительный по времени. Это зависит как раз от структуры экономики. В целом на данный момент Дальний Восток выглядит лучше иных территорий. Но из-за чего? Потому что реализуются сахалинские проекты, идет мощное вливание федеральных средств в Приморский край, на Чукотке развивается добыча драгметалла. На пути развития Якутия. У некоторых территорий приличные бюджеты. На Сахалине – 60 миллиардов при населении в 517 тысяч. 37 миллиардов – на Камчатке. Это в четыре раза больше, чем в Хабаровском крае на душу населения. Благодаря тому, что есть серьезные заказы, сохраняется покупательская способность - это как-то инициирует внутренний спрос и поставку продукции на внутренний рынок. Хотя по доходам даже успешные территории - такие, как Сахалин, Камчатка, в сопоставимых цифрах несколько «проседают». Доходы пока резко не упали, но с учетом роста цен снижение уже намечается. Если мы удержим покупательскую способность, то сможем удержать потребительскую экономику. По безработице ситуация стабилизировалась. Сказывается сезонность в этих вопросах. Кроме того, было принято два удачных решения правительством: первое - создание общественных работ, причем крайне необходимых - благоустройство, подготовка к зиме приносят пользу. Второе, которое подняло определенную волну интереса, - это поддержка авиаперелетов. Одновременно и компании поддержали, и людей. Сегодня очевидно, что эти меры стоит расширять, поддерживая перевозки в рамках региона. Поскольку полет, скажем, от Охотска до Хабаровска стоит столько же, сколько от Хабаровска до Москвы. Мы посчитали: людей, которые имеют право воспользоваться этими возможностями, около двух миллионов. По лимитам мы уточняем данные - выбрано процентов на 80. Возможно, правительство изыщет возможность дополнительно финансировать эту программу, подключить к ней какие-то категории, которые сегодня «выпадают». Например, сопровождающих инвалидов. В то же время все, что связано с машиностроением, сложной обрабатывающей промышленностью, - в провале. Заказчики, в том числе и государство испытывают финансовые трудности. Вслед «падают» перевозки: транспорт - тоже в провале. Весьма непростая ситуация в лесной отрасли. Японский рынок древесины мы потеряли на 60 процентов, а китайский - на 30. И беда не этого года, а в том, что контракты заключены на пять лет, и мы уже не зайдем на эти рынки. Кроме того, наша продукция на 20 процентов дороже. Как снизить ее стоимость? Снизить пошлины до уровня 2007 года, когда она составляла 7 процентов. Многие страны сегодня в связи с кризисом вообще сняли экспортные пошлины на древесину. Лишь бы продавался товар, была экономика у предприятия. А уж тогда будут налоги. – Насколько инвестиции в инфраструктуру оживляют экономику? Подготовка к саммиту АТЭС во Владивостоке продолжает финансироваться, строится ВСТО, магистральный газопровод «Сахалин - Хабаровск - Владивосток». – Эти проекты, несомненно, имеют мощный мультипликатор, создают благоприятный фон для экономики всего Дальнего Востока. Строитель, который производит продукцию на конечном этапе, создает, минимум, пять рабочих мест. А если сложная техника - то до 10 рабочих мест. АТЭС - это 41 объект. Из них 10 в ходе строительства, остальные в стадии разработки и предпроектных решений. Начаты работы по аэропортовому комплексу, двум мостовым переходам, на острове Русском. Я встречался с организациями, выигравшими подряды. Уверенность в выполнении есть, документация дорабатывается. Мостовые переходы - это и металл, и стройиндустрия, и транспорт - железная дорога и авиация. Люди работают, зарабатывают деньги, пускают их в потребительский оборот. Так что проекты помогают многим промышленным предприятиям на Дальнем Востоке. Комплексное развитие инфраструктуры имеет и стратегический эффект: это основное условие развития всей экономики. Если государство строит дороги, порты, линии электропередачи, тогда бизнес приходит и развивает производство. Показательный пример - компания «Соллерс». Газопровод «Сахалин - Хабаровск - Владивосток» еще только пошел в сторону Приморья, а автомобилестроители уже планируют подключиться к газу. Но надо понимать, что государство в сложной экономической и финансовой ситуации, и необходимо выбирать приоритеты, чем-то жертвовать. Если финансировать, то проекты в высокой стадии готовности. Поэтому сегодня как никогда актуален вопрос о государственно-частном партнерстве. И радует, что крупные инвесторы не сворачивают свои проекты на Дальнем Востоке. Это «Газпром», «Транснефть», «Базовый элемент». Работает компания «Мечел»: выкупила у ОАО «РЖД» участок полотна, который уже построен, намерена строить подъездные пути дальше. Стоимость дороги сопоставима с вложениями в разработку Эльгинского месторождения угля. – Сегодня много надежд возлагается на инновационное направление... – Для Дальнего Востока это тоже значит немало. Может быть, больше, чем для иных территорий, поскольку традиционная продукция - не конкурентоспособна, как мы уже говорили. Мы должны производить высокотехнологичную продукцию с хорошей производительностью труда. У нас есть предприятия, которые много делают в этом направлении. То же КнААПО. Если международная корпорация размещает у нас производство нового современного гражданского самолета «Суперджет», значит, другие предприятия выглядят хуже, значит, на Дальнем Востоке можно решать эти вопросы. Именно на Дальнем Востоке разработаны уникальные подводные аппараты. Идет формирование региональной инновационной системы - центры трансфера технологий, коммерциализации. Возможно, их деятельность надо активизировать. У нас есть базовые ресурсные отрасли. Инновации должны идти туда. Там внедрять, внедрять и внедрять. У нас есть сложное производство, машиностроение, судостроение. Инновации нужны там. Удачное решение о создании предприятий при вузах. Это решит вопрос не только трудоустройства выпускников, которых пока не возьмут в большую науку или в производство, но и в какой-то мере внедрения разработок вузовской науки.  



← Назад в раздел