Кризис – это время кардинальных решений

  – Главной темой сегодняшних обсуждений в обществе является экономический кризис. Причем не столько мировой, сколько   наш -  российский. Именно его последствия волнуют больше всего жителей всех регионов страны, в том числе нашей республики. В связи с этим, Александр Сафронович, и первый вопрос: что необходимо делать в нынешних условиях, какие законодательные шаги предпринимаются Советом Федерации, и в частности, Комитетом по делам Севера и малочисленных народов, для оздоровления обстановки?

– Как и всякий чрезвычайный период, кризис - это время скоординированных действий. Нельзя тянуть каждому в свою сторону. Поэтому правительство страны, Государственная Дума и Совет Федерации стараются действовать максимально согласованно. При этом Совет Федерации как палата регионов думает прежде всего о том, как скажутся срочно принимаемые экономические законы или поправки в действующие акты на положении в субъектах Федерации. Например, одобряя принятый Госдумой Закон об изменениях федерального бюджета, в результате чего сокращается определенная часть расходов, мы следим за тем, чтобы финансовая   помощь федерального центра региональным бюджетам оставалась почти неизменной.

 Особое внимание нашего комитета – северным территориям. Кризис может задеть их гораздо больнее, чем другие субъекты. Остановилось предприятие – и вот вам рост безработицы в конкретном городе, а значит, в регионе. Упредить эти явления – значит не допустить роста напряженности. А упредить можно как с помощью оперативного мониторинга, так и благодаря экстренным мерам.

Надо отметить, что парламент Якутии энергично включился в антикризисную деятельность, не дожидаясь развития негативных событий. Об этом довольно подробно рассказал в парламентском журнале «Российская Федерация сегодня» председатель Госсобрания (Ил Тумэн) РС(Я) Виталий Басыгысов. Я не буду повторять названные им меры, начиная от финансовой поддержки действующих предприятий до создания новых рабочих мест, скажу только, что результаты согласованных действий руководства республики – президента, правительства, парламента – позволяют надеяться на значительную нейтрализацию кризисных явлений. Например, безработица – самая  больная проблема – начинает не только стабилизироваться, но и понемногу сокращаться. Сужу об этом по данным оперативного мониторинга ситуации в республике, которые регулярно получаю из региона. Так, в конце апреля нынешнего года в Якутии насчитывалось 17 090 безработных. А согласно майским сведениям – 16 204 потерявших работу. Кроме того, благодаря принимаемым руководством Якутии мерам не увеличивается задолженность по зарплате, хотя обстановка достаточно сложная.

– Какие законопроекты и проблемы, касающиеся северных и восточных территорий, сегодня рассматриваются в Совете Федерации?

– Наверное, многие знают, что в  России  24 субъекта, территория  которых   полностью  или частично отнесена к районам Севера. Поэтому работы у нашего комитета хватает. Все законодательные инициативы, поступающие из этих регионов, каждый законопроект, касающийся в той или иной мере северных или восточных регионов,  рассматривается в нашем комитете. За прошлый год рассмотрели почти 170 таких законопроектов и 40 принятых Госдумой федеральных законов. Хотел бы отметить особо, что Комитет по делам Севера и малочисленных народов поддержал все законопроекты, внесенные в Государственную Думу Ил Тумэном. Это говорит в том числе и о качестве законотворческой работы в якутском парламенте.

Отвечая на ваш вопрос, я мог бы назвать несколько конкретных законопроектов, непосредственно относящихся к северной проблематике и получивших поддержку комитета. Только на одном заседании 15 июня мы рассмотрели 12 законопроектов, из которых три касаются улучшения пенсионного обеспечения северян. Мы настоятельно выступаем за создание целостной концепции государственной поддержки экономического и социального развития районов Севера. Таковой сегодня в России нет. Та, что существовала раньше, была отменена с 2005 года, и, даже будучи реанимированной, она не отвечала бы сегодняшним требованиям. Почему?

 Дело в том, что прежняя концепция, утвержденная в 2000 году,  разрабатывалась в период, когда страна еще фактически переживала затяжной спад экономики и как следствие – уровня жизни населения. Еще остро ощущались последствия дефолта 1998 года, многие северные районы при крайне высоком уровне безработицы испытывали недостаток квалифицированных специалистов, необходимых для их социально-экономического развития. Исходя из существа и масштабов проблем того периода были сформированы цели и задачи концепции. В нынешних условиях они требуют значительной корректировки.

За прошедшее время приняты Налоговый и Бюджетный кодексы, на  других основах строятся межбюджетные отношения, разграничены расходные полномочия и доходные источники между уровнями государственной власти. Исходя из этого отменена значительная часть фрагментов государственной поддержки районов Севера из средств федерального бюджета, таких как финансирование завоза продукции в районы Севера, компенсация тарифов на электроэнергию, строительство жилья для выезжающих северян, прекращена реализация ряда федеральных целевых программ. Государственные гарантии и компенсации предоставляются теперь в основном работникам бюджетных учреждений, финансируемых из федерального бюджета. Вследствие этого многие положения той концепции потеряли смысловое значение.

На наш взгляд, целесообразно подготовить и принять новую  редакцию концепции с учетом нынешних реалий и перспектив развития страны. Согласно ей государственная поддержка должна осуществляться на трех уровнях (как это делается, например, в Норвегии).

 Первый – это федеральная поддержка бюджетов субъектов  Российской Федерации. Необходимость ее вызвана значительной дифференциацией северных территорий по уровню социально-экономического развития и бюджетной обеспеченности. Несмотря на то что из большинства северных субъектов средств в доходы федерального бюджета поступает значительно больше, чем затем возвращается в виде межбюджетных трансфертов, более половины из них нуждаются в финансовой поддержке, а около десяти являются высокодотационными и не имеют в обозримой перспективе возможностей для формирования бюджетообразующих отраслей и преодоления депрессивности. Поэтому государственная поддержка этих территорий должна включать не только финансовую помощь на текущую жизнедеятельность, но и на формирование таких отраслей.

Второй уровень – государственная поддержка отдельных субъектов рынка или отраслей хозяйствования. Она должна осуществляться методами налогового регулирования, миграционной политики, предоставлением государственных заказов и т. д. Ее должны получать стратегические предприятия, обеспечивающие решение приоритетных для государства или регионов проблем, градообразующие предприятия, общины коренных малочисленных народов Севера.

Третьим уровнем является государственная поддержка работающих и проживающих в районах Севера граждан, которая должна осуществляться как из средств федерального бюджета, так и путем установленных законом гарантий и компенсаций. Их обязаны обеспечить наряду с органами власти и работодатели.

 Из бюджетных средств должна оказываться государственная поддержка социально незащищенным или слабо защищенным категориям населения Севера – ветеранам, пенсионерам, инвалидам, безработным, многодетным семьям. При этом необходимо учитывать, что недостаток социальной защищенности в условиях Севера переносится значительно тяжелее, чем в других регионах страны. Поэтому уровень государственной поддержки граждан в районах Севера должен быть выше. Основной целью такой поддержки, по мнению комитета, должно быть создание хороших условий для жизни людей и дальнейшего развития территорий.

Позиция нашего комитета находит понимание в правительстве страны. Однако есть и значительное сопротивление некоторых ведомств. Но мы надеемся, что совместно с депутатами Госдумы – членами Комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока – нам удастся довести это крайне важное дело до конца.

– Недавно Совет Федерации заключил соглашение с якутским парламентом о совместной работе. Расскажите об этом подробнее.

– Да, это абсолютно новая форма сотрудничества. Ее, по сути, предложил президент страны Дмитрий  Медведев в своем ежегодном Послании  Федеральному Собранию. Известно,  что в течение долгого времени законодательные инициативы региональных парламентов не находят поддержки в Госдуме. Через ее комитеты и   комиссии до полноценных законов доходит лишь ничтожная часть законотворческих предложений органов власти субъектов Федерации. А именно на этом уровне острее всего ощущается необходимость того или иного закона. Да и правовой профессионализм региональных парламентов зачастую довольно высокий.

Тем не менее законодательные инициативы субъектов Российской  Федерации не получали поддержки. Реализуя предложение главы государства о необходимости координации действий на законотворческом поле, Совет Федерации в рамках сотрудничества с Советом законодателей при председателе верхней палаты предложил заключить соглашение о взаимодействии с региональными парламентами. В конце мая этого года руководители законодательных органов власти 13 субъектов Федерации в присутствии представителей президента России и правительства РФ подписали с Советом Федерации первое такое соглашение. От имени Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) его подписал председатель нашего парламента, член президиума Совета законодателей РФ Виталий Басыгысов. Как сказал глава Совета Федерации Сергей Миронов, центральным звеном соглашения будет выработка консолидированных позиций региональных парламентов и верхней палаты Федерального Собрания в законотворческом процессе. А это, надеюсь, позволит многим актуальным инициативам с мест обретать форму закона.

Марина КОЛБАСИНА.



← Назад в раздел