Виталий БАСЫГЫСОВ: «Закон – высшая форма управления государством»

 

– Виталий Николаевич, 15 лет – это много или мало для парламента?

– Смотря каких лет. Если в стабильной обстановке, то, конечно, немного. Но если за эти 15 лет меняется общественно-экономическая формация государства, происходит переход от планового хозяйства к рыночному, то есть полностью меняется государственное устройство страны, а главное, сознание людей, страна проходит череду экономических и политических потрясений, то это серьезный срок. За это время мы создали демократическую, президентско-парламентскую республику в составе Российской Федерации, потребовалось полностью поменять законодательство, отформатировать его, так как раньше правовые отношения регулировались не только законами, но и постановлениями Совета министров, ЦК КПСС. Приняты Конституция, гражданский, административный, уголовный кодексы РФ. Этот процесс еще не завершен, и потому Государственная Дума за сессию принимает от 400 до 600 законов, а наш парламент по 50-70. Страна накапливает законодательную базу, которая в других странах, где не было революций и других коренных изменений, накапливалась столетиями.

Большое количество законов приходится принимать и республике. Например, создание местного самоуправления потребовало только в прошлом году принятия более 50 законов. Работа еще продолжается. А ведь в то время, в начале 90-ых, нам казалось, что, изменив законы, мы за 500 дней можем оказаться в рыночных условиях. А оказывается, что рыночниками мы не стали до сих пор. Возможно, поэтому предпринимательство развивается достаточно тяжело. Вспомните первые годы, когда мы почувствовали себя свободными, и лозунги: что не запрещено, то разрешено. Многим казалось, что демократия – это вседозволенность. И только сейчас мы понимаем, что чем больше свободы, тем жестче должен быть закон.

– Чем нынешний парламент отличается от Верховного Совета?

– В Верховном Совете количество депутатов было больше, причем, все они работали на неосвобожденной основе. Да и сама депутатская работа была совершенно иной. Это сегодня мы быстро привыкли к дебатам, рассмотрению законопроектов в трех чтениях, парламентским слушаниям, правительственным часам, заседаниям комитетов. А в Верховном Совете ничего этого не было. Это и есть парламентаризм. К слову сказать, в переводе парламент означает «говорильня», потому, наверное, наши парламентские слушания собирают полный зал. С другой стороны, это английский парламент может позволить себе один закон обсуждать месяцами, у нас такой возможности нет.

– Какая же высокая ответственность лежит на депутатах, ведь они разрабатывают и принимают законы, по которым потом живет и работает республика.

– Это очень важно понимать, ведь именно закон является высшей формой управления государством. А у нас все еще некоторые думают, что кто делит деньги, тот и главный. Нет, государство управляется законами.

– Какова эффективность принимаемых законов?

– Бывает, что принимаются неэффективные, популистские законы. Это происходит, когда в парламенте, будь то Госдума или Законодательное собрание, преобладают оппозиционные силы. Пример – Государственная Дума до 2000 года. Тогда были приняты такие законы, что в результате прежде чем принять бюджет РФ, приостанавливалось действие более чем 30 законов, на реализацию которых просто не было финансовых ресурсов. Когда в Государственную Думу пришло большинство, поддерживающее политику президента В.Путина, были отменены сотни законов, на которые у государства не было ресурсов. Так что ответственный парламент принимает реальные законы, а значит, эффективные. Особенно это касается социальных вопросов. Когда обсуждали 122-й закон, была полностью игнорирована его моральная сторона, считали, что все решают деньги. Оказалось, что это не так, для ветеранов гораздо важнее уважение государства, даже если какие-то льготы и не работали. Но есть и другие аспекты. Например, закон о борьбе с коррупцией. Да, он долго не принимался, но было множество других законов, где все эти меры были предусмотрены: наказание за взятку, экспертиза по коррупционности принимаемых законов и т.д. Так что в данном случае, принятие закона о борьбе с коррупцией, скорее политический шаг. Важно, чтобы все принимаемые нами законы исполнялись.

– Как правило, большую часть повестки пленарных заседаний Ил Тумэна занимают вопросы по приведению наших законов в соответствие с федеральными.

– Законотворческая работа многогранна. Меняется российское законодательство, что требует внесения изменений в республиканские законы. Есть законы, которые мы принимали до принятия федеральных законов, и так как мы живем в едином правовом пространстве, то соответствие федерального и регионального законодательства необходимо. Совместно с прокуратурой мы создали комиссию и теперь будем сами выявлять законы, в которых есть несоответствие. Законы меняются, потому что меняется страна, политика государства, состав Думы. Это тоже особенность 15-летия, так что к 50-летию, думаю, такой работы будет меньше.

– Каковы формы общения с избирателями?

– Это традиционные встречи с избирателями, работа в общественной приемной. К сожалению, наше население не достаточно юридически грамотно, так что еще одной частью своей работы мы видим разъяснительную, чтобы люди знали свои права и эффективно их использовали. Это касается и предпринимателей, и сельских жителей и т.д. Необходимо больше наглядных пособий, учебной литературы. Надеемся, что в этом нам поможет Институт управления при президенте РС(Я).

– Как Ил Тумэн работает с местными советами?

– Местная власть в поселениях только зарождается, и мы намерены с ними очень плотно работать. На днях с большой группой депутатов выезжали в Бетюнский наслег Амгинского района. Поняли, что им надо помогать не только в обучении, но и в организации работы. Главное, чтобы местные представительные органы работали консолидированно с муниципальными администрациями, тогда будет польза. А сложностей в их работе хватает, ведь зачастую в наслегах нет почтового и банковского отделений, и чтобы, например, сделать платеж в 120 рублей, они должны потратить 1200 рублей на поездку в райцентр. В центральных улусах и городах проще, там можно пользоваться интернетом, да и расстояния намного короче. Просто нельзя успокаиваться, надо постоянно учиться. И это касается депутатов всех уровень. Нам не хватает большевистского напора, они сумели научить грамоте население всей страны, а мы должны научить пользоваться законами. Это одна из самых важных задач.

– Какова роль председателя парламента?

– Конечно, от личности многое зависит. Любую ситуацию можно довести до конфронтации, и тем самым парализовать работу парламента, и задача председателя – «разруливать» это. Возможно, я кажусь кому-то излишне жестким во время ведения заседаний, но это идет на пользу нашему общему делу. Помогает восьмилетний опыт работы в Государственной Думе РФ. Сейчас, прежде чем направить свои законодательные инициативы в российский парламент, мы проводим консультации, экспертизы, работаем с профильными комитетами. Это упрощает работу, а главное более действенно. Есть те, кто предлагает действовать быстрее, чтобы показать свою активность. Уверен — главное результат, а не количество инициатив.

– Как изменилась работа Ил Тумэна с приходом политических партий?

– Если в парламенте есть ведущая политическая сила, опираясь на которую можно решать государственные вопросы, это большая подмога. Депутатами от партий всегда становятся лучшие и сильнейшие представители, а это идет на пользу работе парламента. Политические партии больше готовы работать с государственными проблемами и способны сделать в этом прорыв. Например, Госдума очень долго не могла решиться на изменения налоговой системы, потому что с одномандатниками это сделать невозможно, ведь каждый из них лоббирует свои интересы. Сегодня при партийной системе нужные решения проводятся быстрее и проще. Большой силой является и соперничество политических партий, что не дает парламенту застаиваться. Есть свои преимущества у одномандатников: так как они ближе к избирателям и их, в том числе, частным проблемам. Такое сочетание идет на пользу Ил Тумэну.

– Какую работу парламент проводит по смягчению последствий кризиса?

– Мы провели практически все меры, которые рекомендовал федеральный центр. Дали больше полномочий правительству республики, приняли законопроект по малому и среднему бизнесу, их налоговой поддержке. Заложили в республиканский бюджет средства на общественные работы. Мы не стали создавать различные антикризисные комиссии и комитеты, а решили действовать сообща с исполнительной властью. Так что если у кого-то из депутатов или политических партий возникнет хорошая идея, мы направим ее в антикризисную комиссию правительства. Это ускорит ее рассмотрение. Хотелось бы отметить работу правительства республики и нашего президента Вячеслава Штырова. Он добился государственного заказа для наших золотодобытчиков, закупки Гохраном сырья у "АЛРОСА", подтверждена председателем правительства России В.В.Путина Программа развития Южной Якутии, а это значит, что она будет финансироваться в полном объеме. Будет продолжено строительство ВСТО, железной дороги до Якутска. Так что работа идет. У нас есть полный контакт с правительством и президентом. Думаю, в кризисное время это большое благо.

Уверен, что наше Государственной Собрание (Ил Тумэн) — один из самых действенных и конструктивных парламентов в Российской Федерации.

Марина КОЛБАСИНА.

 

 



← Назад в раздел