Америка полна неожиданностей

 

Great time in USA

Оказывается, все просто. При моей журналисткой визе полагается предъявлять служебное удостоверение. Об этой формальности меня никто не предупредил, и, вполне естественно, я не позаботилась о его наличии. Зато, говорю, есть визитная карточка. «А у меня – журнал с ее публикациями», - вступает в разговор моя спутница менеджер благовещенского «Интуриста» Елена Канигина. И то, и другое у нас в багаже. После недолгих объяснений Елена Ивановна отправляется за чемоданами. Вскоре она возвращается. Я показываю визитку. Офицер удовлетворенно кивает, записывает в карточку название печатного органа, в котором я работаю, и, прощаясь, желает нам «great time in USA». И действительно, время, проведенное за океаном, действительно прошло прекрасно и как-то совсем быстро. Почти три недели пролетели незаметно. Но обо всем, вернее, только о самом-самом важном - по порядку.

На выходе из зала прилета с огромным плакатом «Elena and Tatiana welcome» нас ждали Линда и Стив Карлсон. Отмечу сразу, что в США мы прилетели по приглашению Международного фонда охраны журавлей, штаб-квартира которого располагается в небольшом городке с веселым и ласковым названием Барабу в штате Висконсин. Главное событие, на которое мы стремились попасть, - 10-летие американского отделения общества «Друзья Муравьевского парка». Сам парк расположен на территории Амурской области. А поскольку птицы, в том числе и журавли, не знают границ, то у него большое количество друзей, живущих в разных странах мира. Линда Карслон несколько лет назад стала участницей эколого-лингвистической смены в летнем лагере, на которые собираются амурские школьники и приезжают американские учителя, и с тех пор она поддерживает постоянную связь с парком, а Стив помогает жене во всех ее делах. Впрочем, она ему тоже.

Самолет авиакомпании «ALITALIA» задержался на три часа, и нашим друзьям пришлось поволноваться. Но вот мы встретились и по широкому хайвэю отправились в Милуоки – нам очень хотелось побывать на берегах знаменитого Мичигана, а Линда со Стивом помогли осуществиться этой давней мечте. Однако пока наш путь лежал к дому супругов Карлсон, куда мы попали поздно вечером и провели остаток дня в обществе Линды. Стивену, который служит пастором в баптисткой церкви, пришлось возмещать время, потраченное на нашу встречу, - готовиться к воскресной проповеди.

Старый мир Висконсина

Зато утром следующего дня он был в нашем полном распоряжении. Стив, Линда и несколько их друзей задумали отвезти нас на экскурсию в музей под открытым небом «Old Word Wisconsin» - «Старый мир Висконсина». Здесь собраны свидетельства того, каким образом и кем заселялись земли американского северо-востока. В частности, воссозданы шведская, польская, датская, финская и другие фермы, поселение янки, лютеранская церковь, фермерский клуб, салун, торговая лавка, кузница, школа…

Первым делом попадаем в салун. Первый раз сталкиваемся с тем, что он, оказывается, делился на женскую и мужскую половины. В первой – тихой и уютной – книги, рукоделье. Во второй – шумной и достаточно скромной – барная стойка, небольшие столики для посетителей. В задней части дома – кухня и подсобные помещения, в том числе и кладовые. В кухне хлопочет аккуратная хозяйка, одетая в такое платье, какие носили в позапрошлом веке, топится чугунная печка. На ней призывно шумит чайник, варится тыква.

Осмотрев салун, отправляемся в кузню. Здесь тоже все натуральное: кузнецы, словно сошедшие с картинки, сделанной в ХIХ столетии, пылающие горны, наковальни. Каждый может попробовать себя в деле. Например, раздуть меха, опустить в холодную воду раскаленный металл.

В бондарной мастерской посетителей ждут актеры. Они подготовили мини-спектакль о пожаре, который случился в Чикаго в конце 1880-х годов. Зрителей набивается полный «зал». Артисты играют с большим вдохновением, так, что каждый присутствующий в конце постановки готов хвататься за ведро с водой и бежать на помощь попавшим в беду соседям.

Продолжаем знакомство с историей штата посещением фермерского клуба. На площадке справа от него – место для старинных забав. С удивлением понимаем, что наши мальчишки и девчонки (еще лет 50-60 назад) с удовольствием играли в те же игры: гоняли деревянные обручи, ходили на ходулях, ловили шарики. Во дворе клуба, под навесом, - старинные станки для обработки дерева. В аккуратных загонах – теленок, ягнята, поросята. Всех можно погладить, почесать.

В прачечной рассказывают и показывают, как варить щелочной отвар, крахмалить и гладить белье. На польском подворье – как прясть и красить шерсть. На датском – как отжимать яблочный сок, на американском – как варить холодец. В школе идут настоящие уроки, только предметы преподают те, что были полтора века назад и в пределах существовавших тогда научных понятий.

Везде работают волонтеры. Они приезжают в музей в свободное от работы время. Сами шьют себе костюмы, приносят реквизит, ухаживают за огородами и животными, которые есть на каждой ферме.

Думаю, не ошибусь, сказав, что ничего подобного на Дальнем Востоке нет. Это тем более обидно, что история освоения новых территорий в наших странах довольно схожа. Только вот американцы сохранили многое из того, что везли из родных мест их прадеды, а у нас все это превратилось в прах.

Выходя из леса, вытирайте ноги

После музея мы отправились на берега Мичигана. Огромное, чистейшее озеро – дно легко просматривается сквозь толщу воды. И при этом эксплуатируемое на все 100 процентов. Большие и малые суда, яхты, катера – их тут великое множество – бороздят водное пространство и стоят пришвартованные. Представляю, что творится на российском побережье Тихого океана, в прилегающих к нему морях, - тонны мусора и нечистот, которые никто и никогда не убирает. А тут и убирать не надо, потому что никому и в голову не придет швырять целлофановые пакеты, пластиковые бутылки, жестяные банки за борт или оставить на берегу «следы» от пикника.

Признаюсь, заголовок этой части я позаимствовала у президента Муравьевского парка Сергея Смиренского, который после нашей встречи в Барабу повел нас с Еленой на экскурсию вдоль Дьяволова озера, расположенного в окрестностях города, а потом рассказал об этой прогулке на сайте парка.

Чтобы все было понятно, начну с конца. Действительно, когда мы обошли озеро и собирались покинуть пределы окружающей его растительности, Сергей Михайлович вдруг сказал: «А теперь вытирайте ноги!» Мы, было, приняли его предложение за шутку. Но тут наш гид указал на станок со щетками для обуви и объяснил, что он тут устроен для того, чтобы люди на своих ботинках не выносили за границы определенной зоны семена сорных растений. Такое трепетное отношение к природе встречается на каждом шагу.

Впрочем, ради исторической справедливости надо отметить, что так было не всегда. Первые поселенцы, как известно, безжалостно истребляли диких животных, в частности, бизонов, уничтожали места их обитания. Также вероломно относились они и к местному населению – индейцам. Кстати, Дьяволово озеро – это европейское название. Раньше эти удивительнейшие места принадлежали индейским племенам, которые называли его озером Духов и проводили здесь культовые обряды. В последние десятилетия американцы предпринимают много усилий для того, чтобы загладить свою вину перед коренными обитателями этих земель. Но утраченное вернуть трудно, а порой и невозможно.

В конце ХIХ века на берегах озера был устроен курорт, сейчас от него осталось несколько построек. Во времена великой депрессии вокруг озера выложили каменную тропу, которая удивительным образом вписалась в ландшафт, и непосвященный вполне может принять ее за естественное «образование».

Надо отметить, что в абсолютном большинстве заповедных мест в Америке влияние человека заметить очень сложно. К примеру, в Техасе мы побывали в природном парке, где «процветают» аллигаторы. Обитают они в многочисленных озерах, где рептилиям вполне хватает пищи. Посетители ходят по дорожкам и могут спокойно наблюдать за ними. Правда, служители парка, пожурили нас за непростительную вольность, когда мы подошли к пресноводным хищникам слишком уж близко – на расстояние примерно в два метра.

Посторонним вход не воспрещен

В Техас нас пригласила архитектор, преподаватель института экстремальной архитектуры Хьюстонского университета, друг Муравьевского парка Ольга Баннова. Институт занимается проектированием зданий и сооружений, которые могут служить людям на Луне и Марсе, в Антарктике, в Гренландии, в подводном мире. Ольга и ее студенты готовят проект реконструкции центральной усадьбы парка. Она же предложила нам съездить в Хьюстонский центр НАСА. Это было столь неожиданно, что сначала мы даже не поверили своему счастью, думая, что попасть туда очень сложно. На деле оказалось без проблем – покупай билет за 23 доллара и вперед. Сели в вагончик на колесах и поехали по центру подготовки астронавтов.

- Здесь разрабатывают лунные проекты, - комментировала Оля. – В этом здании находится центр управления полетами международной космической станцией…

Поразительно, но факт: нас повели в святая святых – в этот самый центр. Большое помещение разделено прозрачной стеной на две части. В первой, куда мы вошли, лесенкой стоят рядами кресла для посетителей. В них в то время, когда астронавты находятся на МКС, могут располагаться члены их семей и друзья и наблюдать за тем, что происходит на орбите и в ЦУПе. Он-то и находится во второй части зала. Правда, нам не повезло, была суббота, и многие специалисты отдыхали. Тем не менее, светились их мониторы компьютеров и большие экраны во всю переднюю стену, на них отражались траектория полета станции, какие-то не понятные нам столбики цифр.

Еще одним местом, куда вход разрешен абсолютно всем и где мы с удовольствием побывали, стал Капитолий штата Висконсин в его столице Мэдисоне. Экскурсию по нему возглавил давний друг парка доктор Кеннеди Гилхрист. В Капитолии работают губернатор, нижняя и верхняя палаты парламента, верховный суд штата. Здесь всегда многолюдно, поскольку вход посетителей не ограничен, а студенты и школьники приходят сюда на занятия, которые проводят не только учителя и преподаватели, но и депутаты, судьи, специалисты государственных учреждений. Никому не возбраняется посидеть в кресле сенатора, верховного судьи или даже самого губернатора, разумеется, если они в данный момент не на рабочем месте.

Служебные апартаменты губернатора совсем не велики. В его распоряжении – рабочий кабинет и зал заседаний. Его заместители, помощники и секретари размещаются в общем помещении площадью около ста квадратных метров. Все весьма просто и демократично. Вместе с тем, Капитолий имеет очень дорогую отделку из мрамора и гранита, каждое помещение украшено картинами, плафонами, изображающими исторические моменты жизни Висконсина и Соединенных Штатов. Здесь хранятся и выставлены на всеобщее обозрение реликвии штата – его знамена, штандарты воинских частей, сформированных на его территории, портреты и барельефы героев различных войн. Есть тут и символ штата - бронзовый барсук с блестящим носом. Загадав заветное желание (какое – не скажу), потерла его и я. Надеюсь, все задуманное исполнится.

Татьяна Холкина. Амурская область.

 



← Назад в раздел