Прорыв в будущее

 

Добраться до штаба стройки оказалось не так-то просто. Прямо скажу, сердце замирало от проносившихся мимо большегрузных авто, от рычания бульдозеров, шума экскаваторов, вырывавших из земли тонны грунта… Про себя я уже успела окрестить все это «завораживающим хаосом» большого строительства. Потому что стороннему человеку понять, кто, что и зачем делает, в такой обстановке совершенно невозможно.

Наконец, попав в «штаб-квартиру» генерального директора ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» («ТМК») Виктора ГРЕБНЕВА, расположенную на стройплощадке 37 причала, и еще не отойдя от «ужасного восторга», я выпалила:– Ну и техники у вас понапичкано!

И попала впросак, потому что Виктор Григорьевич даже обиделся:

– «Напичканы», да и то в определенном порядке, только сельдь в бочке, ну, еще пассажиры автобуса в часы пик на популярном маршруте. А у нас вся техника работает строго по заданию, без суеты и качественно. И лишних машин мы не держим – дорого.

Слегка задетая неожиданной отповедью, я непокорно спросила:

– И как вы во всем этом разбираетесь?

– Очень просто. Смотрите, вот на стендах три графика. Первый – график производства работ, второй – выдачи технической документации проектировщиками, третий – сноса объектов, которые стоят на пути стройки. В идеале все должно быть согласовано и синхронизировано. Так вот, мы выполняем свой график точно в заданные сроки. И это несмотря на то, что проектировщики иногда выдают нам «горячую» документацию только к началу очередной смены. То есть строителям приходится работать прямо «с листа». А несвоевременный снос жилых домов заказчиком и вовсе заставляет нас менять очередность работ. Но справляемся. Потому что управляют техникой, действуют у нас только настоящие мастера своего дела. А вы говорите – «понапичкано»…

ВОЗРОЖДЕНИЕ ДОСТОИНСТВА

Давно и прочно строители в нашем сознании стали «притчей во языцех». В эпоху советского массового сооружения жилищно-блочных домов только ленивый не укорял за плохое качество отделки квартир, не закрывающиеся окна и двери. Бракоделы еще и отличались не самым лучшим поведением. В сводках о мелком хулиганстве из милиции, из медвытрезвителя чаще других фигурировали именно строители. Потому что в стройтресты, СМУ и СУ принимали всех. И недавних «зеков», и заведомых пьяниц, которых с большим трудом удалось выгнать с заводов и фабрик. Безработицы в СССР не было. Но «красные директора» дружно горевали, что в любом трудовом коллективе 15-20 процентов работников – это балласт, который только мешает производству. А на стройках такой процент был в разы выше. Тогда же родилась в народе и злая присказка о власти: «Они делают вид, что платят нам за труд, а мы делаем вид, что работаем».

Сегодня очень многие проблемы тех лет так и остались нерешенными. Но совершенно иначе обстоит дело в ЗАО «ТМК».

– Если честно, - говорит Виктор Гребнев, - меня сильно раздражают руководители, положившие лично себе оклады в десятки, а иногда и сотни тысяч рублей в месяц и сетующие на низкую производительность труда в России. Ведь сейчас в компаниях и фирмах нет строжайшего штатного расписания, нет раз и навсегда утвержденного фонда оплаты труда. Почему же вы платите своим работникам только «на выпить, закусить, да горе залить»? У них низкая производительность? А как ее повысить, если технологии не совершенствуются, машины древние, людей не обучают и не переучивают? Главная ответственность за повышение производительности труда лежит не на рядовом рабочем, а на руководителе, организаторе дела. Человек по-настоящему начинает работать, когда получает возможность думать о перспективе. Например, о добротном образовании для своего ребенка, хорошем семейном отдыхе, наконец, о новой машине, комфортной квартире, новом доме. Наши люди могут себе такое позволить…

– Хорошо вам рассуждать, Виктор Григорьевич, когда «ТМК» выиграла тендер на строительство грандиозного сооружения – моста через бухту Золотой Рог. А сейчас на дворе кризис, безработица растет.

– Мы выиграли работу, потому что умеем ее делать лучше других. Не за «откаты» и не потому, что монополисты. Кто другим мешает конкурировать? Ведь «Тихоокеанская мостостроительная компания» выросла из провинциального уссурийского мостоотряда. А сейчас строим дороги, мосты, объекты энергетики, жилые комплексы по всему Приморью, и на просторах Дальнего Востока нас уже узнают. Строим так, что и внукам не стыдно будет показать. Через 10-15 лет прокатиться с ними по дорожному полотну, где ни одной выбоины, ни одной ямы. А у кого-то получается, что новую дорогу через год - полтора надо капитально ремонтировать. В нашем коллективе к молодежи приходит, а у ветеранов возрождается профессиональное достоинство русского рабочего. Того самого, который удивлял мир, возводя на века московский кремль, санкт-петербургские дворцы и разводные мосты, дивные терема и храмы.

Гордость за профессию. Об этом мне нередко приходилось писать, когда «тема» была обязательной и чуть ли не главной в наших СМИ. Писала порой даже с удовольствием, но, признаться, редко верила в пафосные слова, которые отстукивала на печатной машинке. А тут поверила. Потому что Виктор Григорьевич не старался меня убедить, как агитатор. Он просто делился своей верой. Еще и подтвердил ее «смешным», по его выражению, случаем:

– Вот трое суток назад мы приступили к работе на площадке в 12 гектаров, где будут построены очистные сооружения. Прибыли гости из Москвы, все специалисты. Посмотрели на сложный рельеф местности, трудный грунт, спрашивают: «Сколько вы здесь вкалываете – несколько недель, месяц?» Когда сказал им, что всего три дня, удивились, подумали, что их обманывают. Так что умеем, когда хотим. Кризис, с моей точки зрения, хорош уже тем, что о низкой производительности труда, плохом качестве всем нужно забыть. И надолго. Иначе конкуренты задавят и не заметят. Ведь в период глобализации мировой экономики у нас не «соцсоревнование», а международное разделение труда. В нем необходимо выигрывать…

Верить-то я поверила, и все же сомневалась: насколько разделяют убеждения гендиректора его подчиненные? Встретилась с прорабом Спасского участка «ТМК» Александром Лапиковым, который, как и другие командиры производства среднего звена компании, трудится сейчас на возведении моста через Золотой Рог. Спросила его прямо:

– Говорят, у вас высокая дисциплина в коллективе, мастера отличные, качество работы отменное?

– Что мне ответить на ваш комплимент? Все правда. - Александр Иванович прищурился и… буквально повторил за Гребневым: – Можем, когда хотим. И еще знаем, зачем и почему работаем, – добавил он.

КАЧЕСТВО ТРУДА И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ

Что бы и кто ни говорил, но новое качество жизни начинается лишь там и тогда, где и когда растет производительность труда и его качество. Постулат почти марксистский. Но от этого не менее верный. Потому представляется крайне важным, что рост того и другого происходит в отрасли, которая в представлении не только кадровиков всегда была «отстойной». Ею порой даже любящие родители пугали своих чад: «Не будешь учиться, пойдешь на стройку!»

Конечно, Приморью, всему Дальнему Востоку очень крупно повезло, что саммит АТЭС решено провести во Владивостоке. Решение крайне важное еще и потому, что за последние 18 лет в западную более обустроенную часть страны устремились сотни тысяч дальневосточников. Если бы исход продолжался набранными темпами, то годиков через …надцать можно было бы и вовсе забыть, что Россия стояла на тихоокеанском побережье.

Грандиозный дорожно-мостовой комплекс, который здесь сегодня возводится, не просто символ, а непреложный факт перехода дальневосточников из одного состояния жизни в другое. Разумеется, подобные мысли никто из моих собеседников в «Тихоокеанской мостостроительной компании» не высказывал. Они просто это знают и чувствуют. Зачем же говорить? Говорили о другом. Первый заместитель генерального директора по производству ЗАО «ТМК» Владимир Мещеряков (также, как и Виктор Гребнев, выпускник Хабаровского государственного политехнического института по специальности мосты и тоннели) увлеченно рассказывал о технических параметрах будущего моста:

– Он для России уникален, ничего подобного у нас никогда не строили.

– Ну как же? А в Санкт-Петербурге?

– Да там мостик с главным пролетом всего около 400 метров. А у нас - 737. Это же в два раза больше. Если считать со всеми подходами, то получится более двух километров. Ширина – почти 30 метров. Только металлических конструкций нам предстоит уложить 18 тысяч тонн. Даже представить трудно.  Технологии применяются и будут применены самые совершенные. Мы изучаем и отечественный (его, правда, мало), и зарубежный опыт. Пока остановили свой выбор на вантовой системе одной французской фирмы. Она надежна, отлично монтируется. Сейчас сооружаются фундаменты опор под будущие пилоны, которые над уровнем воды поднимутся на 60 с лишним метров. У моря мы забрали десятки метров территории, насыпали грунт, забетонировали площадку. Монтируем дополнительно бетонный завод. Тело ростверка опоры по технологии надо заполнять непрерывно – 10 тысяч кубометров бетона за 4 суток…

Цифры на самом деле впечатляют. Только фантазии на них у меня явно не хватает. Поэтому «притормаживаю» энтузиазм:

– Скажите, Владимир Васильевич, а как люди…

– В «ТМК» замечательные прорабы участков, от них очень многое зависит. Сейчас все они работают на строительстве моста. Александр Иванович Лапиков из Спасска, Иван Васильевич Лавриков из Чугуевки, Юрий Федорович Брагин возглавляет уссурийский участок, Василий Викторович Орехов, Виталий Владимирович Циос, Сергей Валентинович Лободюк, Юрий Владимирович Насонов. Только Игорь Владимирович Швец, можно сказать, трудится дома – он руководит владивостокским участком. В нашем коллективе более 1200 человек. Работаем вахтовым методом, круглосуточно, по 12 часов в смену. Здесь одновременно бывают заняты от 400 до 500 человек. Труд напряженный, но удивительно вдохновляющий. К нам очередь из желающих поучаствовать в строительстве выстраивается. Мы принимаем людей, обучаем. Работаем мы на разных удаленных объектах, не только во Владивостоке. Трудиться надо и в дождь, и в зной, и в стужу. Поэтому в коллектив окончательно отбираем, что называется, по человечку. Настоящий строитель – это редкий дар. А в нашей компании именно настоящих – абсолютное большинство. Могу заверить: все объекты к саммиту вместе с подрядными организациями построим качественно и сдадим в намеченные сроки.

…Я уходила со стройплощадки чуть уставшая, но счастливая. Беспокоила только одна мысль: как передать это страстное ощущение перемен к лучшему, овладевшее сотнями людей в не самые благополучные кризисные дни? А ведь еще более величественный мост строится сегодня через пролив Босфор Восточный на остров Русский. И там царит такой же энтузиазм. А сопутствующие энергетические объекты, автосборочный завод, который обещает выпустить первые машины уже в конце года? Еще городок федерального университета общей площадью 200 тысяч квадратных метров, который должен возникнуть на острове Русском? Нефтепровод, НПЗ, алюминиевый завод? Такое «планов громадье» не виделось и в самых дерзких мечтах. Но они уже становятся явью.

Это настоящий прорыв в будущее. В него поверили люди, поверили, что Дальнему Востоку России быть. И с каждым годом жить лучше и краше именно благодаря таким предприятиям, как Тихоокеанская мостостроительная компания» и людям, работающим в ней, - настоящим фанатам своего дела. Так и хочется повторить вслед за крохой: «Я б в строители пошел, пусть меня научат…»

Валентина Чарская.

 



← Назад в раздел