Приморскому краю чрезвычайно повезло с саммитом АТЭС: есть работа и финансы

 

– Николай Иванович, как бы Вы оценили роль министерства регионального развития в развитии Дальнего Востока России?

– Сложность в том, что я все-таки управленец, а не политик. И как управленец отвечу кратко - роль министерства очень велика, потому что на него возложена выработка государственной политики в сфере социально-экономического развития регионов, координация в сфере строительства, реформы ЖКХ. Что же касается Дальнего Востока, то правительством РФ принята Федеральная целевая программа развития Дальнего Востока, в рамках этой программы мы и работаем. В рамках ФЦП мне поручен сейчас чрезвычайно интересный, долгосрочный проект на Дальнем Востоке, который, без всякого преувеличения, можно назвать даже грандиозным. Основная его сложность заключается в сжатых сроках и огромном объеме строительства. Мы за три года должны разработать технические задания, провести конкурсы, спроектировать, пройти госэкспертизу, провести аукционы по выбору генподрядчиков и построить во Владивостоке десятки объектов. Общая сумма - 284 миллиарда рублей из бюджетов разных уровней. Если брать в километрах и площадях, то нам необходимо построить 3 моста, более 200 километров дорог, около 600 тысяч квадратных метров зданий самого разного профиля. И все – к 2012 году.

– Задача действительно грандиозная. Обрисуйте, пожалуйста, главные вершины этой задачи?

– Наша программа называется «Развитие города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Именно во Владивостоке, а точнее на острове Русский, который теперь вошел в состав города, в 2012 году пройдет представительный международный саммит АТЭС. Соберутся главы и делегации 21 государства Азиатско-Тихоокеанского региона. И Владивосток должен быть готов к приему высоких гостей.

Вершин, как вы сказали, несколько. На острове Русский, который до недавнего времени был непотопляемым крейсером Тихо-океанского флота и охранял Владивосток, необходимо построить новый городок с конференц-центром, пресс-центром, гостиницами, дорогами... Фактически мы строим Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ) на пятьдесят тысяч студентов очной формы обучения. А с учетом профессорско-преподавательского состава и обслуживающего персонала это будет городок примерно на 75 тысяч человек. Рядом расположится научный парк Академии наук, океанариум. Но, прежде чем откроется ДВФУ, в стенах университета сначала пройдет саммит АТЭС.

Но и это не все. Должен преобразиться сам материковый Владивосток, который сегодня, прямо скажем, не самый пригодный для таких встреч город. Нужно реконструировать, а практически построить заново современный аэропорт – с двумя взлетно-посадочными полосами для приема широкофюзеляжных самолетов, рулежными дорожками, светосигнальным и навигационным оборудованием, международным терминалом пропускной способностью до полутора тысяч пассажиров в час. Правительство России передало аэропорт «Владивосток» в управление аэропорту «Шереметьево», тем самым обозначая высокий уровень задачи – аэропорт здесь должен быть международным не потому, что 2-3 рейса в день вылетают в сопредельные страны, а потому что интенсивность полетов здесь должна увеличиться в несколько раз. Пассажирам из разных стран должно быть комфортно в аэропорту Владивостока. Согласитесь, это бредовая ситуация – жители Дальнего Востока, чтобы долететь, например, до западного побережья США, должны лететь либо через Москву(!), либо в Сеул или в Токио. Аэропорт Владивостока не готов ни технически, ни с точки зрения пассажиропотока – нет пассажиров для таких полетов.

Во Владивостоке должны быть реконструированы и построены новые дороги, очистные сооружения, объекты энергетики. Одним словом, всем вместе во Владивостоке необходимо построить практически новый город с населением до 100 тысяч человек. И это лишь первая, основная часть такого города, а потом будет и второй этап его строительства, после 2012 года.

– Я читал, что мост с острова Русский до материка будет уникальным? Неужели самым длинным?

– Уникально то, что на самом деле целых три моста запланировано. Один мост перекинется через Амурский залив, это четырехкилометровая низководная эстакада. Далее – вантовый мост через бухту Золотой Рог, его протяженность 2 километра 100 метров – это тоже будет впечатляющее сооружение. И, наконец, мост на остров Русский через пролив Босфор Восточный, протяженность которого составит 3 километра 200 метров. Длина его не рекордная, но замечательны два других параметра: расстояние между пилонами моста - 1 километр 104 метра – самое большое в мире. Каждый из двух пилонов тоже уникален – их высота будет по 320 метров.

– В недавнем прошлом остров Русский был печально знаменит своими богом забытыми воинскими подразделениями, где творился беспредел…

– На этом острове располагалось несколько частей Тихоокеанского флота. Сейчас их выводят. Только в двух местах остаются военные. А в основном там сейчас гражданское население, хоть и его пока немного – всего пять с половиной тысяч. Генеральный план развития Владивостока, который был принят в сентябре, рассчитан так - на острове должны в перспективе жить при очень неплотной застройке 160 тысяч человек.

– Вы сказали, что сроки чрезвычайно сжатые. Какие объекты уже строятся, какие из-за кризиса решено отложить? Будут ли сокращены объемы финансирования?

– Пока подпрограмма остается неизменной, поскольку правки вносить может только правительство РФ. Однако изменения возможны. Министерство регионального развития, как курирующее стройку министерство, готовит предложения. Готовят свои предложения и другие заказчики: администрация Приморского края, дорожники. Правительство выслушает и решит.

Мои же предложения основываются на жестких рекомендацияхпПрезидента и премьер-министра: обязательно строить то, без чего саммит не может обойтись, то, что в первую очередь необходимо Владивостоку, даст городу инвестиционную привлекательность. Строить ДВФУ (федеральный университет), мосты через бухту Золотой Рог и Босфор Восточный, расширить основные внутригородские дороги, реконструировать аэропорт.

С самого начала в подпрограмме не хватало объектов энергетики. Произошло упущение из-за того, что составление подпрограммы совпало с окончательной реорганизацией «РАО ЕЭС России». Дефицит электроэнергии – это еще большая проблема для Приморья, чем нехватка дорог. Энергетики заявили о необходимости 45 мрд рублей. Например, они хотели бы достроить Уссурийскую ТЭЦ. Но мы предложили правительству включить в ФЦП только те объекты, без которых саммит АТЭС не может состояться, потому что дело могло дойти до того, что на новых мостах невозможно будет подключить даже освещение. Поэтому сегодня о механическом урезании бюджета строительства АТЭС речи не идет. Но и дополнительно ничего нам не дают.

Что мы предлагаем? На 15% сократить сметы 2009 года у всех заказчиков и подрядчиков в связи с удешевлением стоимости строительных материалов. Плюс, возможно, сокращение объектов саммита. Эти средства направить на энергетику. То есть мы предлагаем не сокращение, а перераспределение средств. Например, не хватает до 75% средств на строительство автодороги Де Фриз – Седанка. Денег не хватало с самого начала. Варианты могут быть разные: от строительства лишь части дороги до полного отказа, но с расширением существующей трассы из аэропорта до моста через бухту Золотой Рог.

– Но мосты будут строиться и дальше? Владивосток ведь задыхается от автомобильных пробок.

– Два моста обязательно будут построены. Мост через Золотой Рог – самая насущная потребность инфраструктуры Владивостока. А без моста на остров Русский не имеет смысла затевать строительство ДВФУ – никакая паромная переправа не справится с пассажиропотоком.

Сегодня активно ведется проектирование самого университета. Объект федерального значения - утверждать будет правительство РФ. Проектировщики предлагают несколько вариантов. Первый вице-премьер Игорь Шувалов, помощник президента Аркадий Дворкович, министры Виктор Басаргин и Игорь Левитин, что называется на местности, на Русском, проверяли свои впечатления и мысли, связанные с проектом. Надеюсь, до конца февраля концепция университета будет принята. Затем начнется детальная проработка, государственная экспертиза. Очень бы хотелось летом приступить к строительным работам в бухте Аякс, где запланирован университет.

– А кто будет строить? Еще летом и осенью 2008 года Вы говорили о возможном и желательном привлечении зарубежных компаний, китайских рабочих. Теперь акценты заметно изменились – российские компании и российские строители.

– Вы уловили тенденцию. Исходили мы из того, что, по предварительным оценкам, на объекты, внесенные в подпрограмму, потребуется около 56 тысяч человек. И не просто люди с улицы, а квалифицированные специалисты. Еще в сентябре 2008 было трудно представить, где этих незанятых специалистов можно было найти. Поэтому мы и обратили взор на иностранный строительный рынок. В условиях кризиса ситуация изменилась кардинально. Во многих регионах строители остались без работы.

Но и сегодня не стоит упрощать ситуацию. На пресс-конференциях журналисты мне постоянно задают вопрос – кто работает на объектах саммита, приморцы? А что жители Хабаровского или Красноярского краев не имеют морального права работать во Владивостоке? Полное право имеют. Конечно, жители Владивостока имеют некоторое экономическое преимущество: не надо доплачивать или обустраивать жилье, транспортные расходы уменьшаются. Но только жители Владивостока. Даже специалисту из Находки уже надо предоставлять место в бытовом городке строителей. Я спрашивал руководителей генподрядных организаций – кто работает у них? В Тихоокеанской мостостроительной компании – в основном приморцы, а это более тысячи человек. На строительстве моста на Русский из тысячи строителей примерно 40% - жители Приморского края.

Но очереди нет. Жители острова Русский, а это в основном бывшие военные моряки, попробовали строительный «хлеб», работу по 12 часов – и забрали трудовые книжки… тяжело. Продавцы автомобилей не спешат на стройки. Может быть пока не прижало, и дай бог, чтобы людей не прижало, чтобы у них была работа по вкусу. Но без строителей из других регионов Владивостоку не обойтись. Да это и хорошо, что приезжают молодые и энергичные, часть останется, подправит демографическую ситуацию.

Что же касается иностранных рабочих, без них не обойтись в некоторых случаях. Например, ванты для мостов в России не производят, соответственно специалисты нужны зарубежные. В конечном счете генподрядчики решат, кого привлекать. Экономику никто не отменял при строительстве объектов саммита АТЭС.

– И все-таки не ошибусь, если скажу: строительные компании Дальнего Востока очень хотели бы поработать на объектах саммита АТЭС. Строительная отрасль – одна из немногих сохранившихся в дальневосточных регионах. Вы не планируете привлекать местные строительные компании?

– Неверная постановка вопроса. Мы не планируем, мы в качестве заказчика выставляем на конкурс объекты. Победившая компания становится генеральным подрядчиком, она привлекает субподрядчиков. Генподрядчиком на крупных объектах может стать только крупная компания с хорошим опытом и готовыми проектами за плечами. Например, Тихоокеанская мостостроительная сооружает мост через Золотой Рог. УСК «Мост» - через пролив Босфор Восточный. Последняя компания – одна из крупнейших в России специализированных компаний, возводит объекты одновременно в нескольких регионах России. Работает на Олимпиаду в Сочи. Если региональные, достаточно крупные фирмы хотят получить заказ – им надо обращаться к таким генподрядчикам. Дорога ни кому не заказана, только не стоит рассчитывать на протекцию по региональному признаку.

– Спасибо за интервью. Вы не могли бы немного рассказать о себе. Я читал, что Вы из Сибири, долго жили в Ачинске Красноярского края, прошли трудовой путь от мастера до председателя Совета директоров Ачинского глиноземного комбината, работали депутатом Государственной думы.

– У меня в жизни было несколько отличных друг от друга периодов. Вся моя жизнь, как и вообще у большинства людей, идет по синусоиде. Для некоторых эти колебания синусоиды могут быть незначительными, но у меня они очень отчетливо обозначены. До 2000 года я действительно работал в Ачинске: руководитель комбината, глава города. Затем – Красноярск, в том числе 1-й заместитель губернатора Красноярского края. Когда губернатор Александр Лебедь погиб, исполнял обязанности губернатора. Но чаще я свою биографию делю на периоды, когда приходится очень много работать, и на периоды, когда приходится работать не так много. И тогда в буквальном смысле я, как истинный работоголик, должен искать эту работу. Например, в Госдуме. Может быть, это и есть вполне нормальная работа - я приходил к девяти и уходил чуть позже шести. Но это не тот напряженный график, в котором я привык жить. Сейчас же мой трудовой день никак шестью часами вечера не ограничивается. За этот год саммиту АТЭС я посвятил практически все выходные, включая воскресенья.

– А как отдыхаете, есть увлечения, хобби?

– Как это не удивительно, но в Сибири я увлекся подводным плаванием. Есть в Красноярском крае замечательные озера, куда я стремлюсь до сих пор – подводная рыбалка – моя страсть. Мы часто с друзьями собирались на озере Парном погонять щук.

– А вообще погружаться удавалось только на озерах или в «мировых морях» тоже?

– И на Красном, и на Средиземном море, и в Индийском океане, и в Тихом. У нас, кстати, не очень интересно погружаться, потому что фауна не столь богатая. Лучше всего - Индийский океан, Карибы и Красное море. Там словно в сказку попадаешь. А вот подводная охота за границей мало где разрешена, поэтому охотился я только в Тихом океане да на озере Парном.

– А есть у Вас девиз, с которым идете по жизни?

– Их у меня целых два. Еще Конфуций сказал, и я придерживаюсь этого правила: «Делай, что должно - и пусть будет, как будет». Из этого проистекает и второй – «Все к лучшему». Если ты сделал все, что зависело от тебя – значит любой дальнейший сценарий следует воспринять как должное. Так прописано сверху.

Геннадий СЕРГЕЕВ. г. Владивосток



← Назад в раздел