Мы работаем на будущее, а надеемся на удачу

Сергей Ефимов– директор ООО “Мехдорстрой”:

 

Строительство автодорог продолжается, но главный тормоз этого процесса – проблемы финансирования - остаются. Об этом, в основном, говорил во время нашей встречи и руководитель одного из наиболее крупных подразделений строителей дорог республики, директор ООО “Мехдорстрой” Сергей Ефимов. За работу по ликвидации грунтовых разрывов на автодороге “Вилюй” в прошлом году его коллектив получил благодарность президента Якутии Вячеслава Штырова, а сам Сергей Иванович стал Заслуженным строителем республики.

Это предприятие в 1999 году стало правопреемником УМ “Якутавтодор”, которое, в основном, строило или доводило до ума ту самую дорогу, которую потом назвали “Вилюй”. Сергей Иванович прошел в этой организации все ступени роста от механика до руководителя. В 2002 году “Мехдорстрой” выиграл тендер на право производства работ на участке Якутск – Вилюйск - Сунтар с 342 по 365 километр.

Природа как бы испытывала коллектив обновленного предприятия, обложив строителей сплошными дождями, однако, благодаря сохраненной производственной базе и костяка коллектива, со своими задачами справилось.

Поскольку тема разговора вполне обозначена, то в целях экономии места в газете, мы решили не тратить его на наводящие вопросы, поэтому публикуем материал в форме монолога.

 

 

– В физике есть такое понятие – “потенциальная яма”. Если в нее попадает электрон, то его оттуда можно только вышибить внешним воздействием. Так и по затронутым вами проблемам с финансированием строительства дорог. Профессионалы по этому поводу давно свое мнение высказали, но результатов не видно. Складывается такое впечатление, что изменить подходы к решению можно только похожим способом, например, волевым решением.

В конце апреля прошлого года были проведены торги по строительству автодороги Якутск – Амга - Усть-Мая. Мы выиграли участок со 120 по 130 километр. Но в связи с тем, что в апреле ледовые переправы были уже закрыты, а паромные еще не налажены, пришлось ждать, пока пройдет ледоход. Если бы торги были организованы раньше, например, в феврале, мы могли бы спокойно переправить технику на запланированное место, оборудование, разместить вахтовый поселок. А так мы потеряли время, начали передислокацию только в июне. Переправились через Лену, искали способы и средства, чтобы переправиться на правый берег Амги. Пока нашли понтоны, лодку. На переправе держали два бульдозера, которые перетягивали понтоны с оборудованием, два крана работали на двойной перевалке и везли все это еще двенадцать километров через тайгу. Из-за оттайки грунта поселок мы не смогли сразу разместить там, где планировалось, так что в марте уже нынешнего года поселок перебазировался еще раз. И все это за счет наших же средств.

Из бюджета республики в первой декаде апреля выделено на строительство 55 миллионов. Нам достались 17. Из них пять – аванс. На три закупили горючее. А надо еще приобрести материалы. Средства нужны минимум на 12 тысяч кубометров гравия, на закупку ограждения. Плюс выдача зарплаты механизаторам, которые трудятся на участке.

Наши друзья-соперники, с которыми мы работаем бок о бок, помогая друг другу, – ОАО “СУ-888” попали как раз в такую яму – для них денег не хватило.

Нас средства на содержание дорог выручают. Этот вид работ финансируют четко. Если б не содержание, мы давно бы уже простаивали - это в лучшем случае.

При сегодняшнем положении дел проще работать предприятиям-пришельцам. Они заключат договоры, выполнят свои объемы и спокойно уйдут на новые места, где есть работа.

У нас более сложное положение. Мы местные. Мы за нами тянется груз социальных проблем. Кроме того что мы содержим базу, на нас висит вся социалка. У меня все свои, нам уходить некуда. И выигрывать тендеры нам гораздо сложнее. Если нам это до сих пор удавалось, значит, что качество нашей работы на голову выше, чем у заезжих производственников. Но долго так продолжаться не может.

Тендер выигрывает тот, кто меньше требует.

Предприятий извне республики сейчас работает немало – энергетики, те, кто сооружает нефтепровод на Тихий океан, угледобытчики. Везде нужны специалисты нашего профиля. И от нас стали уходить туда люди, когда стали понимать, что там заработать можно больше.

Вот нам говорят, что у нас будут новые грандиозные проекты, даже мегапроекты. Но люди-то хотят жить сейчас, а то, что будет через пятнадцать—двадцать лет, так до этого еще надо дожить. Это то же самое, что услышать, что, например, на Кубе сахара больше. Но от этого нам-то слаще не станет.

Вот сколько у нас про дороги говорят. А дорог, по сути дела, как не было, так и нет. Который год нам обещают, что дадут деньги под эти самые “мегапроекты”, а дело заканчивается одними разговорами.

Полтора года назад Президент Путин здесь был, были отданы соответствующие поручения, а обещанных средств так и не поступило, ничего нам не “отвалилось”. А за это время не одно предприятие умерло. На состоянии той же федеральной дороги “Лена” ничего в лучшую сторону не изменилось.

По автодороге “Вилюй” до сих пор нет ясности – заберут ее, в конце концов по-настоящему федералы или нет. Пока, судя по ее состоянию, это самое “или нет”, сохраняется.

Все имеет плюсы и минусы. Раньше и проекты строительства дорого были другие. На “Вилюе”, например, насыпи были маленькие, по 200 тысяч кубов, теперь мы по 300 тысяч в год отсыпали на эти же километры. За три года – 1 миллион двести тысяч. По десять километров дороги в год делали.

Сейчас мы после “Вилюя” работаем на автодороге “Амга”. Условия совсем другие. Сооружение дороги в планы финансирования заложили, а как добираться до места работы – не продумано. Эти работы, о которых мы говорили выше, ни в какой смете не предусмотрены. Все это, включая доставку топлива, материалов производится за счет будущей прибыли, которая то ли будет, то ли нет.

У нас должно быть так называемое сезонное финансирование, в том числе и на сооружение паромных переправ весной, и на период ледостава, когда связи по земле с нашими подразделениями прерываются на полтора-два месяца. Иначе мы и впредь будем каждый год сами переправлять необходимые грузы через реки, на тележках, волокушах, полозьях по тонкому льду с риском потерять не только оборудование, но и людей.

Повторяюсь: нас спасает эксплуатация дорог. В конце 2005 года мы выиграли торги по содержанию дорог в Якутске. С 2006 года обслуживаем автотрассы от Якутска до Покровска, Вилюйский, Намский, Маганский и направление на Жатай. Плюс к этому на нас лежит содержание ледовой переправы Хатассы - Павловск. Это составляет 146,14 километра. Финансирование производится четко. Но по ущербу от паводков прошлого года с нами еще не рассчитались, и это мешает нынче работать.

Это не халтура, а настоящее производство. Эту работу у нас проверяют многие: заказчик, само собой, Роснадзор, ГИБДД и масса других контролирующих органов. Плюс чистоту проверяют еще и санинспекция.

Здесь вообще проблема выходит далеко за строительные нормы и правила. То, что все выбрасывается на дорогу из окон машин вдоль трассы, воспринимается, как должное. Мы устанавливаем бочки для мусора на местах разрешенных стоянок. В них никто почему-то не хочет попасть, отходы валяются рядом. И наши же работники так делали. Но поработали на уборке вместе с волонтерами и стали попадать своими отбросами в свои же бочки.

Впрямую коснувшись вопросов эксплуатации дорог, мы практически оценили то, как они строились прежде. Понятно, что раньше проекты были другими. Теперь, например, на каком-то участке мы обнаруживаем, что на дороге, идущей вдоль склона горы не устроены кюветы. Воде деваться некуда, естественно, она перехлестывает через дорогу, разрушая ее. Значит, надо снимать грунт из сопки, но почва может поползти. Можно проложить трубу под дорогой, или колодец делать. Любое решение требует вложения дополнительных средств. Получается натуральная стройка, или капремонт, или реконструкция. Но никак не содержание дороги.

К чему я это говорю. К тому, что подряды на строительство дорог надо давать не на один год, а года на три или на пять лет, чтобы люди были обеспечены работой надежно и успели сделать все для того, чтобы выполнить ее гарантированно качественно, с полной ответственностью за свой труд.

Да это касается любого вида работ на дорогах. Например, те же ледовые переправы. Для их наведения надо немало специального оборудования – нужны грейдеры, пушки, насосная станция для намораживания льда, другая специальная техника. Ежегодно. Проиграем мы тендер, все это будет ненужным. Если каждый год участвовать в тендерах на разные стройки, то каждый раз надо обновлять всю производственную базу.

Но это чисто производственные вопросы. Но есть еще и социальные, личные, которые вообще никогда за все время моей работы не учитывались и не учитываются. Люди, которые живут в наших вахтовых поселках, в эти периоды вообще живут в отрыве от семей месяцами, а им надо семьи поддерживать. Конечно, распорядился я, чтобы они оставляли доверенность на имя жен на получение денег на этот период. Но ведь это все должно вполне определенным образом предусматриваться заранее.

Сколько мы обещаний и даже гарантий за последние несколько лет было озвучено, а просвета в авансирования федеральных средств как не было, так и нет. От слов, произнесенных на разных уровнях с обещаниями до денег, которые появляются на наших счетах, проходит слишком много времени.

Будут торги на новое строительство, которые проводятся ежегодно. Каков шанс, что выиграем их обязательно мы? Не выиграем - понесем убытки. Значит, мы напрасно покупали технику, которая на новом месте может и не понадобиться… Все, как у наших друзей-соседей – предприятия “Три восьмерки”. Они тоже выиграли торги, перевезли базу, поселок стоит, емкости под горючее - на месте, техника “на мази”, а работы не ведутся из-за отсутствия средств. Появятся у них доходы – буду завидовать. Не появятся… Не исключено, что встанем и мы.

Сейчас у нас ситуация критическая. Есть наметки уйти на строительство дороги от Ленска на Иркутск. Допустим, уйдем мы туда. А потом придут деньги на эту дорогу, значит, надо возвращаться? Но это лишние затраты, не нужные никому.

Когда мы строили “Вилюй”, до 2005 года все было замечательно. На следующий год – как отрубило. Часть коллектива мы потеряли. Главное, среди них были и наиболее квалифицированные специалисты. Набрали новых. Держим людей на местах в надежде, что финансирование будет продолжено.

Выручают ветераны, прошедшие с нами огни и воды, и все виды “перестроек” - Жоров Николай Георгиевич, машинист автоскрепера – с 1976 года работает бессменно. Гоппе Николай Викторович, с 1979 года на бульдозере, Фесюн Николай Васильевич, бывший крановщик, теперь главный механик.

К нам и молодежь приходит, но колебания с финансированием забирают лучших. Оно и понятно: “старики” никуда не денутся, а молодежь всегда искала, где лучше. У нас не просто работать, нужны настоящие профессионалы. Все инженерно-технические работники получили сертификаты, переподготовка идет через каждые пять лет. Будут большие объемы, мы сможем без задержки развернуться, было бы нормальное финансирование, закупили бы новую технику, вложили бы деньги в стройку. Но этого же не происходит уже много лет, мы каждый год как бы начинаем заново, с чистого листа.

В прошлом году был паводок. Мы ликвидировали его последствия за свой счет. Задолженность прошлого года нам еще не погашена полностью. Но ведь на государственном уровне все это можно было отработать много лет назад. Деньги нужны, когда нужны. Все понимают, что финансовое законодательства нуждается в совершенствовании, и делать это надо было … вчера.

На что мы надеемся? Надеемся, что тяжелые времена с финансированием закончатся быстрее, чем мы думаем. А пока, работая на будущее, а надеемся на удачу, хотя должна быть уверенность. Хочу отметить в этом отношении взаимопонимание с руководителями ГУ “Дирекция по строительству автодорог РС(Я)” Иваном Ивановичем Гороховым и Ветошкиным Анатолием Федоровичем.

Дороги строились и строятся всегда, без этого нет прогресса, а значит, и дорожники будут жить, а не выживать.

Юрий КАРПОВ.г. Якутск



← Назад в раздел