«Лесная» дорога в будущее

 

– Василий Михайлович, если не ошибаюсь, у Хабаровского края всегда была своя специфика, несколько отличная от других регионов страны… Как в этом отношении обстояли здесь дела с лесной отраслью?

– Еще с советских времен сложилось так, что Хабаровский край традиционно выступал в качестве поставщика круглых лесоматериалов в Среднюю Азию. Соответствующим образом была сформирована технологическая база. Потом, когда началась перестройка и стали разрушаться сложившиеся хозяйственные связи, мы оказались отрезанными от внутренних рынков и встали перед проблемой  самого существования лесной отрасли. Тогда пришлось выходить на рынки внешние, в АТР – Япония, Корея, Китай. Получилось так, что по традиции мы опять же превратились в сырьевой придаток тех перерабатывающих мощностей, которые имелись в этих странах.

Когда Виктор Иванович (губернатор Хабаровского края В.И. Ишаев. – Авт.) разобрался в этой ситуации, он еще 10 лет назад поставил задачу повышения эффективности использования лесных ресурсов. Разумеется, она непосредственно связана с созданием мощностей по переработке древесины. Поначалу было сложно, но постепенно нам удалось продвинуться в этом направлении. Вначале были разработаны основные направления развития, потом мы перешли к разработке мер, обеспечивающих повышение роли лесной отрасли в стратегии развития экономики Хабаровского края. На днях будем рассматривать стратегию развития до 2025 года. Одним из подразделов данного документы будет перспективное развитие лесопромышленного комплекса Хабаровского края.

Мы четко определили основной инструмент воплощения стратегии – это реализация инвестиционных проектов. На сегодняшний день в Хабаровском крае существуют четыре инвестиционных проекта, которые имеют статус государственных. Эти проекты зарегистрированы в правительстве Российской Федерации. Общий объем инвестиций по ним – чуть более 8 миллиардов рублей. Проекты связаны с инновационным развитием, передовыми технологиями производства – выпуском сушенных, клееных пиломатериалов, шпона, фанеры и значительными объемами концентрации по переработке древесины на одной площадке – от 300 тыс. куб.м. до 1000 тыс.куб.м. Реализуемые проекты ориентированы на комплексную переработку древесины. К примеру, выпуск плит МДФ, в качестве сырья использует низкокачественную древесину, отходы. Организация производства предусматривает выпуск плит на основе новейших технологий – это не просто плита для производства мебели, она настолько прочная, что способна заменить и пиломатериалы, и клееные изделия из древесины, и так далее. Это технология мирового стандарта.

– Другими словами, сегодня речь идет о том, чтобы в лесной отрасли Хабаровского края было как можно больше предприятий глубокой переработки и как можно меньше простых «лесозаготовителей»?

– Можно сказать и так. Это то, о чем постоянно говорит наш губернатор. Вопрос в том, почему не занимались всерьез этим направлением раньше? Да потому, что японский и китайский рынки раньше давали нашим лесопромышленникам возможность легко и быстро зарабатывать деньги на круглом бревне. Вы знаете, что доходность одного кубометра по России в прошлом году в среднем была в пределах 46 долларов? А в Хабаровском крае в 2007-м доходность с одного кубометра «кругляка» составляла 94 доллара. Такое положение дел позволяло лесозаготовителям жить легко и свободно. Высокая доходность, прибыльность от экспорта круглого леса не формировала задачи перед бизнесом – зарабатывать деньги за счет внедрения новейших технологий глубокой переработки. Им и так хватало. Не хватало только нам, территории. Хабаровскому краю. Потому что территория от имеющегося у нее ресурса обязательно должна что-то получать. В прошлом году поступало в краевой бюджет 152 рублей с кубометра круглых лесоматериалов. Конечно, этого мало. 

Сегодня на территории края у нас реализуется одиннадцать инвестиционных проекта. А в стратегии развития до 2025 года мы определили порядка 22 таких проектов. В общей сложности мы должны создать здесь мощности, которые будут способны дополнительно переработать еще семь миллионов кубометров круглого леса. Мы сегодня перерабатываем около 2 - 2,5 миллионов, а нам нужно  перерабатывать 9 - 9,5 миллиона кубов леса. Тогда, в принципе, уже не нужно будет ставить вопрос об увеличении заготовки древесины, достаточно будет лишь комплексно и экологически чисто вести заготовку в пределах 10 - 10,5 миллиона кубометров леса, 9,5 из которых будут перерабатываться. Этого было бы достаточно и для того, чтобы эффективно заниматься лесным хозяйством, и для экономики Хабаровского края.

– А рынок смог бы потребить такой объем продукции глубокой переработки?

– Такой объем – смог бы при экспортной ориентации нашей отрасли, что определено в Концепции стратегии развития ЛПК РФ до 2020г., и проработанной стратегией развития лесопромышленного комплекса Хабаровского края до 2025 года и  Собственная потребность территории в лесоматериалах составляет не более 30% от общего объема производимой древесины. На перспективу это потенциальная емкость внутреннего рынка Дальнего Востока.

Кроме того, еще одним важным направлением мы сегодня считаем эффективность использования того, что произрастает, заготавливается. Скажем, в настоящее время потребляются, идет в дальнейшую переработку только 60%, максимум 70% древесины, включенной в аренду. Остальное при существующих технологиях попросту не рубится или  выбрасывается. Какая уж тут экономика. Поэтому в разработке стратегии приоритетно принята комплексность использования сырья.

Следующее направлением, над которым мы работаем уже лет пять – это использование сконцентрированных ресурсов аренды ОАО «Дальлеспром». Это крупнейший холдинг, за которым закреплено краем более чем трех миллионами кубометров древесины. Сегодня вопрос стоит так, чтобы создать в его рамках мощности для глубокой комплексной переработки древесины. Один из таких инвестиционных проектов -  это целлюлозный комбинат. Мы понимаем, что эта тема не одного года, а двух - трех, а то и  пяти - семи лет. Поэтому сегодня мы создаем все условия для реализации этого проекта. К сожалению, без серьезной государственной поддержки мы в этом направлении далеко не продвинемся.

Сегодня в крае создана вся необходимая нормативно-правовая база по применению Лесного кодекса. Все документы приняты – распоряжения, постановления, нормативные акты, организована перерегистрация договоров на лесопользование, ресурсами обеспечены заявленные приоритетные инвестиционные проекты – бери и занимайся.

Принят краевой закон об инвестициях. Он тоже работает, по нему идет привлечение инвестиций, в законе имеются возможности снижения налогового бремени на период освоения проектов.

Сразу же после выхода постановления Правительства РФ о приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов в крае был разработан механизм реализации его на территории. Создана и работает межведомственная комиссия по рассмотрению проектов лесопромышленного комплекса. Все барьеры, которые, начиная с отвода земельного участка, возникают перед проектом, – сняты. Комиссия работает, рассматривает, принимает решение в максимально кроткие сроки. Сделано все, чтобы на инвесторов не ложилась дополнительная нагрузка, в том числе и за счет взяток чиновникам.

К сожалению, пока на территории края не используется существующий механизм привлечения средств из Инвестиционного фонда РФ на решение инфраструктурных вопросов. Дело в том, что условия достаточно жесткие – необходима была стоимость проекта не менее 5 миллиардов рублей и выше, но это солидные проекты.

По сути, он не работал. Мы неоднократно выходили через наши экономические форумы, через совет лесопромышленного комплекса на Госдуму, правительство. В итоге было принято дополнение к постановлению дополнительное правило, которое разрешило инвестиционным проектам лесопромышленного комплекса стоимость от 500 миллионов рублей использовать его средства. Получилось то, о чем мы с вами говорили, – сегодня Инвестиционный фонд РФ готов принимать участие в софинансировании региональных проектов при создании инфраструктуры – дорог, объектов энергетики. С участием краевого бюджета 22% стоимости инфраструктурных проектов и 80% - инвестиционного фонда. Механизм – работает!

Условия есть, и есть сегодня еще один механизм, который работает на территории края, и все условия для него тоже созданы, – это привлечение средств «Внешэкономбанка». Это государственная корпорация, в этом году в Хабаровске образован филиал «ВЭБ», сегодня есть все необходимое для того, чтобы оформлять заявку, оформлять документы и претендовать на привлечение кредитных ресурсов на условиях, более привлекательных,  чем  коммерческих банков.

– Другими словами, со стороны власти отработан полноценный, исправно действующий механизм, которым можно воспользоваться?

– Безусловно. Для того чтобы на территории края реализовать проект, способный принести пользу экономике региона, создать новые рабочие места, создавать продукцию, способную конкурировать на мировом рынке и так далее, есть все необходимое.

Посмотрев ряд крупных многообещающих проектов, мы внесли через Минпромторг РФ предложение подготовить проект постановления правительства о разработке механизма исполнения частно-государственного партнерства.

– На каком уровне?

– На федеральном. Это значит, что правительство Российской Федерации конкретным бизнесменам подписывает конкретные адресные инвестиционные соглашения, где показывает: бизнес берет на себя обязательство сделать то-то, для этого прошу правительство, чтобы мне дали льготы такие-то и такие-то, которые в течение 10 - 15 лет будут возвращены. Механизм этот мы предложили и надеемся, что он будет принят. На наш взгляд, это было бы реальным, действенным механизмом государственных гарантий инвесторам.

– По сути, вы сейчас запускаете некий революционный процесс?

– Да, можно сказать и так. Но, если мы хотим, чтобы у нас на территории края, на территории России работали серьезные производства, надо этим заниматься.

– Очень сложно переломить психологию «сырьевиков», привыкших зарабатывать на экспорте и больше ничего  не делать. У нас, в Приморском крае, это особенно заметно. А как вы справились с этим?

– Шесть лет назад, когда приняли стратегию развития, мы начали разрабатывать материальные стимулы для увеличения объемов переработки. У нас были коэффициенты по «лесным» платежам, и мы приняли краевой закон.  Четко разработали критерии – чем больше леса от общего объема добытого «кругляка» предприятие перерабатывало, тем меньше у него были платежи.  Конечно, это был только первый толчок в направлении глубокой переработки древесины. Потом, конечно, мы пошли дальше – отслеживали, насколько каждое предприятие исполняет существующие нормативные документы, и в зависимости от этого с ними взаимодействовали. Предприниматели быстро почувствовали изменение ситуации.

В этом году в проекты переработки древесины вложены 6 миллиардов рублей. Это большие деньги. На что они потрачены? Вот, скажем, ООО«СП Аркаим», это в Ванино, там комплекс по лесопилению, сушильные камеры, другое оборудование. По переработке получается почти миллион кубометров круглых лесоматериалов в год. Это крупнейший комплекс на Дальнем Востоке. Другого такого здесь нет, чтобы в одном месте могли бы миллион кубов перерабатывать. Там одних только сушильных камер поставили на площадке 36 единиц.

Так что пусть не сразу, но психология поменялась. Конечно, остались еще единицы тех, кто привык работать, как в те времена, когда пилили и продавали круглый лес, но их время уже заканчивается. Тем более что, как вы знаете, с 1 января правила игры меняются, японцы, корейцы, китайцы уже готовы к этому, уже заключили контракты, в том числе и с нами на покупку готовой продукции. Да, мы пока не сможем заготовить, переработать и отправить на экспорт 9 миллионов кубометров древесины, но я надеюсь, что в будущем году Хабаровский край сможет заготовить и полностью переработать уже 5,5 - 6 миллионов кубометров. Конечно, едва ли нам удастся на следующий год получить тот же доход, который был от продажи круглого леса, но мы думаем на перспективу и уверены, что уже через год, к 2010-му, выйдем по переработке на тот же уровень доходности, который имели, скажем, в 2007-м от «кругляка». Именно к 2010-му мы планируем создать максимальные мощности по переработке.

– Хотелось бы еще такой вопрос задать: в отличие от других регионов страны вам пришлось, по сути, входить в уже сложившийся, устоявшийся рынок, доказывать на нем качество своей продукции. Какие шаги вы предприняли по оснащению современной техникой – чтобы качество было не хуже, чем у конкурентов?

– Если рассматривать круглый лес, это тоже товар. И я должен сказать, что продавать его было не так-то просто, как может показаться. Не такая уж и легкая жизнь была у производителей.

У нас было два основных направления – прежде всего это так называемая машинизация отрасли. На сегодняшний момент уже 50% от всего объема заготовки осуществляются при помощи современной техники, машин. Естественно, это обеспечивает более высокое качество товара. Кроме того, мы очень много и скрупулезно занимались сортировкой продукции. Наши предприятия имели определенные заказы, спецзаказы – по длине, по качеству, партии поставлялись по значительно более высокой цене.

Хотя мы еще не до конца решили многие из стоящих перед нами проблем, считаем, что основная задача заключается в применении современных новейших технологий. Это главная задача.

– С Хабаровским краем – все понятно. А как вы взаимодействуете с остальными регионами, которые занимаются лесом?

– Если говорить о регионах именно Дальнего Востока, то с ними мы давно и успешно сотрудничаем. Тем более что и исторически так сложилось – на Дальнем Востоке было одно всесоюзное объединение «Дальлеспром». Во многом на его базе 18 лет назад была создана ассоциацию «Дальэкспортлес», которая сегодня объединяет предприятия с  52% общего объема краевого экспорта древесины. Через это объединение ведется совместная экономическая политика, исходящая от ценовой, лесохозяйственной, лесопромышленной стратегии.  В рамках ассоциации нам удается договариваться по многим вопросам на рынке АТР и выступать одним блоком в диалоге с японцами, китайцами, корейцами. Мы с японцами традиционно встречаемся два раза в год - в Хабаровске и в Японии, с различными профильными нашей отрасли ассоциациями.

– Вы так увлеченно рассказываете, чувствуется настоящий профессионал. Давно возглавляете министерство?

– С 2002 года, уже шесть лет. До этого работал главой администрации Комсомольского района, затем был направлен в ОАО «Дальлеспром», там четыре года проработал, набрался опыта, потом меня сюда направили…

– Какую долю занимает лесная промышленность в общем объеме  промышленности Хабаровского края?

– По 2007 году – 12 - 13%. Конечно, это маловато, в своей стратегии развития мы поставили себе задачу поднять эту долю до 20%. Мы считаем, что сегодня лесопромышленный комплекс должен занимать 20 - 21% в общем объеме производства края. Потому что лесные ресурсы – как бы кто к ним ни относился, но это – ресурсы возобновляемые. И для того, чтобы сегодня эффективнее заниматься лесным хозяйством, нужен утилизатор низкотоварный.

Это необходимость, которая существует независимо от собственника. И с этим связано еще одно дальнейшее направление – бумага. Я уже давно говорю промышленникам, что здесь, на Дальнем Востоке, без выпуска бумаги будет неполная переработка. Мы смотрели – получается, что можем полностью закрыть все 100% потребности в бумаге на Дальнем Востоке.

Все-таки сегодня у нас остается 2,5 - 3 миллиона кубометров сырья, для производства  щепы или  целлюлозы. Сегодня эти отходы идут для производства плитной продукции. Выпускать же целлюлозу не так-то просто. Сама по себе она – полуфабрикат. Произвести ее, дополнительно выбросить на рынок – значит понизить цену и в конце концов остаться без рынка. Целлюлоза в таком объеме на мировом рынке не нужна.  А нам нужна бумага. Значит, будущее, и мы на него настраиваем производителей, – выпускать продукцию в ее конечной стадии. Это очень большой сегмент рынка, и за этим будущее. И тот, кто сможет пойти в этом направлении и там работать, будет вознагражден.

– Ну а как быть с кризисом?

– В любом случае, как я считаю, можно прогнозировать, что с 2010 года начнется небольшое движение вперед, пойдет развитие. Это уже не первый кризис, который мы переживаем, и мы научились «держать удар». Был кризис 97 - 98-го годов, в то время он особенно здорово затронул лесную промышленность, мы тогда «упали» до 2,5 миллиона кубометров заготовки в Хабаровском крае. Начинать после такого пришлось почти с нуля.

Мы не ждем, что в 2010 году уровень потребления нашей продукции будет хотя бы на уровне 2007 года, нет. Мы понимаем, что в лучшем случае это будет 50% к уровню 2007 года. Мы знаем, что предстоит, понимаем, к чему готовиться, поэтому уже сегодня прорабатываем, как занять предприятия работой, как сохранить коллективы, производство…  Хороших людей легко потерять, но трудно найти. Люди-то не будут сидеть и ждать, пока все нормализуется, самые лучшие и опытные специалисты уйдут. И даже если на следующий год все снова заработает, возвращаться станут только через четыре - пять лет. Мы все это уже проходили и теперь постараемся не допустить подобного в лесной отрасли края.

Еще надо учитывать, что экономика Дальнего Востока развивается очень бурными темпами. И даже если кризис несколько притормозит это развитие, остановить его он не сможет. И те предприятия, которые после кризиса быстрее начнут активизировать свою работу, возвращаться на рынок, первыми и получат преимущество на рынке.

Николай БРАТЧИКОВ.



← Назад в раздел