Дальний Восток – надежда и сила России

 

– «Чем больше утоляешь жажду, тем пуще хочется пить; чем чаще встречаешься, тем больше хочется повидаться». Эта мудрая бурятская заповедь достойно прозвучала в ваших устах с трибуны юбилейного Байкальского форума. За последние годы вы объехали весь Дальний Восток: Приморье, Сахалин, Камчатка, Корякия, Чукотка, Магадан, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край… И потому, как никто другой из политических деятелей России, любите и знаете прекрасный облик этой «окраины» страны - расскажите же, чем он привлек, почему вы стали за него сражаться на всех государственных перекрестках?

 – Сибирь, Дальний Восток – это источник, из которого Россия будет многие столетия черпать свои силу и мощь. И сражаться, как вы выразились, за Дальний Восток надо обязательно, и на всех уровнях. Лично я считаю это своим долгом. Ведь у России нет более перспективных и богатых ресурсами территорий, чем восточные регионы. А для меня лично – нет более уникальной  и первозданно чистой природы, чем на Дальнем Востоке. И трудно отыскать более открытых, широких душой  и гостеприимных людей, влюбленных в свой край, чем дальневосточники.

Дальний Восток  – это окно России в Азию и на Тихий океан. Освоение этих территорий и обустройство для комфортной жизни людей должны стать нашей главной задачей на ближайшие 10 - 15 лет.  И нам нужна стратегия, которая позволит эффективно использовать геополитическое положение этого уникального уголка нашей Родины, его богатейший человеческий и природный потенциал, традиционные связи со странами АТР. Для этого следует обеспечить дальнейшую интеграцию дальневосточных регионов в единое экономическое пространство страны и одновременно укрепить позиции России в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мировом хозяйстве.

Не менее важно создать условия, чтобы жители ДВ реально ощущали, что Россия – это не что-то далекое, а она здесь – в Приморье и Хабаровском крае, Амурской области, на Сахалине и Камчатке. Такой подход отвечает как государственным, так и региональным интересам. Скажу просто, и я говорил это много раз и еще буду повторять:  если мы хотим, чтобы Дальний Восток оставался российским, его жителям надо платить просто за то, что они там живут. Вводить льготы, налоговые преференции, транспортные компенсации, спецдоплаты и не жалеть на это средств. В данном случае я уверен, что льготы необходимы. Жители Дальнего Востока должны ощущать внимание к себе со стороны государства, свою «нужность» России, только тогда они будут во всех смыслах россиянами и патриотами.

Напомню слова Петра Столыпина, которые он сказал еще в 1908 году: «Оставлять этот край без внимания было бы проявлением громадной государственной расточительности. Край этот нельзя огородить каменной стеной. Восток проснулся, господа, и если мы не воспользуемся этими богатствами, то возьмут их, хотя бы путем мирного проникновения, возьмут их другие». Сказанное век назад более чем актуально и сегодня. Поэтому Дальний Восток требует пристального внимания со стороны государства, особенно в сегодняшней непростой для дальневосточников ситуации.

Наиболее актуальной для государства остается проблема заселения этих территорий. Достаточно сказать, что на просторах Сибири и Дальнего Востока, на которые приходится 75% территории страны, проживает лишь 21% населения. Плотность населения в 11 раз меньше, чем в европейской части России. Столь же разительны диспропорции и в размещении финансовых, кадровых интеллектуальных ресурсов.

Вторая проблема – низкий уровень жизни населения. Денежный доход на душу населения в регионах Сибири и Дальнего Востока по итогам прошлого года оказался ниже среднероссийских показателей. Результат этого негативного явления – в регионе практически отсутствует средний класс.

Еще одна проблема, которая мне представляется чрезвычайно актуальной, - ослабление внутренних взаимосвязей дальневосточных и сибирских регионов с европейской частью страны, а также между собой. Причинами этого являются неразвитость транспортной системы, высокие тарифы на перевозки, значительные различия в уровне цен, заработной платы, рентабельности производства. В итоге 78% экономического оборота Дальнего Востока сегодня приходится на внутрирегиональный рынок, 18% - на внешнюю торговлю (в основном со странами АТР), и только 4% – на товарообмен с другими российскими регионами.

Коренным образом изменить ситуацию должны принимаемые федеральные целевые программы, крупные инвестиционные проекты, инфраструктурные, финансируемые за счет средств федерального бюджета. На развитие регионов Дальнего Востока и Забайкалья планируется выделить 426 млрд рублей. Это беспрецедентные вливания, тем более что за крупными государственными проектами всегда следуют сопутствующие, привлекающие  деньги бизнеса. Это обеспечит и дополнительный контроль за целевым расходованием средств, что является немаловажным фактором для России.

Главный проект ближайших лет, например, - строительство нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Для дальневосточников это рабочие места, перспективы, финансовые вливания. Так, металлические конструкции для строительства морского нефтепорта Козьмино будет изготавливать Находкинский судоремонтный завод. Уверен, что и другие предприятия Дальнего Востока получат промышленные заказы.

– Ваша точка зрения на реализацию приоритетных задач, поставленных руководством страны по развитию Дальнего Востока?

– Главное, что сегодня нужно для прогресса Дальнего Востока, – это крупные инвестиции. Положение на Дальнем Востоке может поправить федеральная программа развития регионов на Востоке страны, которая предусматривает дополнительное финансирование для 13 субъектов РФ, а также участие в реализации программы крупных отечественных компаний-инвесторов. Регулировать развитие Дальнего Востока следует прежде всего налоговыми мерами и совершенствованием межбюджетных отношений. 

Сегодня приходится постоянно искать источники экономического роста. Речь идет о необходимости целенаправленного формирования конкурентных преимуществ нашего государства. К ним, например, можно отнести потенциал естественных транзитных коридоров между Западом и Востоком. Особенно остро стоит задача повышения уровня и качества жизни каждого россиянина. Нужен взвешенный подход в оценке ситуации. Нельзя, например, согласиться с утверждением о катастрофической нехватке рабочих рук в Сибири и на Дальнем Востоке. Скорее, следует говорить о другом – об оттоке населения из азиатской части нашей страны, который связан с нехваткой рабочих мест, тяжелыми условиями жизни и труда. Поэтому задача государства состоит в создании рабочих мест как источника общего роста благосостояния.

Безусловно, что государство заинтересовано в освоении восточных территорий страны, но пока эта заинтересованность не трансформируется в четкие и ясные преференции для дальневосточников. В качестве одной из мер поддержки населения этих территорий можно считать предложение об освобождении работников Дальнего Востока от подоходного налога, льготный или бесплатный раз в год авиаперелет в центр России для молодых людей до 18 лет, студентов и пенсионеров. Напомню, что к поиску неординарных предложений призывают членов Госсовета президент и глава правительства России.

Пока же сохраняется ситуация, когда многие дальневосточники не раз бывали в Корее, Китае и Японии, но ни разу не смогли выбраться в Москву или Петербург.

Мы хотим, чтобы Дальний Восток эффективно развивался, и потому следует создавать условия для повышения качества жизни в регионе. Очевидно, что демографическую проблему на этой территории невозможно решить лишь за счет привлечения мигрантов. Уповать на мигрантов – значит совершать серьезную геополитическую ошибку. Нужно создавать достойные условия для того, чтобы наши люди не только оставались на Востоке, но и стремились сюда.

Кроме того, следует хорошенько подумать о таком варианте привлечения людей на Дальний Восток: предоставлять внаем по доступным ценам социальное жилье всем, кто согласится ехать на работу в отдаленные регионы страны. Таким образом возможно избавиться от жесткой привязки населения к месту проживания. Квартиры, которые можно снять у государства в любом регионе на любой срок, будут стимулировать мобильность собственных трудовых ресурсов.

Если бы выпускники московских и питерских вузов могли поехать на Дальний Восток, получив по социальному найму у государства квартиру на несколько лет, приобрести опыт, посмотреть край, может, у многих бы и появилось желание связать свою судьбу с этим краем навсегда.

При всех своих богатствах главное  богатство региона – это люди, а самые выгодные инвестиции – вложения в человека. Материальное стимулирование является весомым аргументом в пользу закрепления населения на Дальнем Востоке. Считаю правильной идею увеличить размеры пенсий на ДВ, исчисляя их по коэффициенту 2,8 вместо нынешних 1,2.

– Поможет ли реализация планируемых транспортных инфраструктурных проектов превратить Дальний Восток в главную опорную базу по завоеванию Россией новых позиций на пространстве АТР?

– Россия, к сожалению, недостаточно участвует в системе мировых транспортных коридоров. С точки зрения макроэкономики приходится констатировать, что страна не обладает замкнутыми инфраструктурными сетями, транспортные коммуникации зачастую «перебиваются» межрегиональными границами, маршруты транспортировки углеводородов не обеспечивают геополитическую связанность страны. Достаточно сказать, и дальневосточники, как никто, понимают значимость этой проблемы, что ни один из 16 крупнейших морских портов России не имеет прямого выхода на сеть федеральных автомобильных дорог. Из 10 крупнейших узловых аэропортов страны восемь не имеют железнодорожного  пассажирского сообщения. При этом положении дел инвестиции в транспортный сектор с учетом всех источников составляют не более 3% от ВВП страны. В Китае, для сравнения, это 10%.

Поэтому трудно переоценить значение планируемого строительства трех новых железных дорог в восточной части страны. Новые трассы (Северо-Сибириская ж/д, Лена - Ленск, Усть-Илимск – Нерюнда) соединят порты и логистические мощности  Северо-Запада и Севера с крупными городами Западной и Восточной Сибири, а также восточными месторождениями углеводородов, коксующихся углей и полиметаллических руд.

Предполагается также реализовать давно назревшее соединение Транссиба с Транскорейской железной дорогой. Это выведет транспортную систему страны в Юго-Восточную Азию – на ведущую мировую бизнес-площадку. Новое железнодорожное строительство позволит замкнуть разрозненные транспортные коммуникации на основные очаги экономического роста России XXI века – зоны реализации примерно 100 крупнейших инвестиционных проектов, осуществляемых в восточной части страны.

Инфраструктурные проекты станут первым шагом к формированию России как транзитной сверхдержавы. Очевидно, что экономический эффект от освоения приинфраструктурных территорий позволит достаточно быстро компенсировать траты на грандиозное транспортное строительство.

– Насколько реален, с вашей точки зрения,  переход от ресурсно-сырьевой экономики к глубокой переработке по современным технологиям? Ведь у Дальнего Востока просто замечательная научная база.

– Серьезнейшей проблемой регионов Дальнего Востока, с моей точки зрения, является большой разрыв между огромным потенциалом этих территорий и весьма скромными показателями по многим позициям, от рыбопромысловой сферы до состояния научной базы. И это все в итоге – вопросы качества жизни большинства людей.  Ведь есть на Дальнем Востоке действительно и промышленная, и научная база, есть высококлассные специалисты. Есть и предложения по решению актуальных проблем регионального развития.

А на практике рыбакам некуда сдавать улов, они прямо в море сдают морепродукты иностранцам. Конечно, это просто разгильдяйство и безынициативность. Нужно строить перерабатывающие заводы, наращивать производственные мощности и кормить россиян полезными и вкусными дальневосточными морепродуктами. Многое зависит от самих людей. Государство же должно им помочь в инвестиционном и организационном плане.

Замечу, что пока Россия значительно отстает по ряду показателей от развитых стран. Производительность труда у нас в три - четыре раза ниже, доля затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы составляет 1,3 % ВВП против 2,6 % в США, 3,2% – в Японии. Расходы на образование в расчете на одного учащегося составляют менее четверти от уровня ведущих европейских стран. В результате за счет инновационных, наукоемких отраслей производство ежегодно увеличивается лишь на 0,1 – 0,2 %. Но ведь именно в повышении качества экономического роста заложен главный резерв развития страны.

Другой альтернативы для России, как уход от ресурсно-сырьевого характера экономики, нет. И надо очень четко осознавать, что богатейший потенциал Востока России предоставляет нам уникальный шанс использовать его для подъема экономики дальневосточных регионов и всей страны на принципиально новую ступень развития в соответствии с глобальными вызовами времени.

– Сергей Михайлович, а как вы прокомментируете решение правительства Российской Федерации по поводу повышения ввозных пошлин на подержанные иномарки?

– Я полностью разделяю тревогу автомобилистов России, прежде всего жителей регионов Дальнего Востока, по поводу запланированного повышения пошлин на иномарки. Уверен, для модернизации российского автопрома необходимо применять совершенно другие методы, а не решать проблемы отрасли за счет кошельков российских граждан.

Цель очевидна – подержать автомобильную промышленность России, но время выбрано более чем неудачно.  Я за то, чтобы граждане России могли купить качественный отечественный автомобиль и по доступной цене. Но я не вижу связи между уровнем пошлин и конкурентоспособностью российской автотехники.

Мне кажется, что нужно искать разумный компромисс в решении данной проблемы. Я не готов предоставить точный алгоритм кабинету министров. Но уверен, что продукция отечественного автопрома не должна навязываться обществу ценой социальной стабильности. Попытка принудить сотни тысяч автомобилистов за Уралом покупать новые машины вряд ли увенчается успехом. У наших людей нет лишних денег на новые машины, тем более в нынешней ситуации, но зато решение о повышении таможенных пошлин на иномарки уже настроило людей против власти.

– Подготовка к саммиту АТЭС-2012 в Приморье – отнюдь не «персональная» задача этого края, но единая задача всего Дальнего Востока как уникальное в истории «сооружение» российских ворот для вхождения в экономику ХХI века – ведущих стран Азиатско-Тихоокеанского рынка.

– Это задача и Дальнего Востока, и всей России. Азиатско-Тихоокеанский регион сегодня – локомотив глобальной экономики и должен сохранять за собой эту роль и впредь. Непременным условием для этого является расширение равноправного и взаимовыгодного сотрудничества России со странами АТР. И Россия заинтересована именно в такой архитектуре мировой экономики, дающей нам и определенные преференции и гарантирующей защищенность наших стратегических экономических интересов.

Наша страна, и прежде всего регионы Дальнего Востока, заинтересована в налаживании интеграционных связей с государствами АТР, в том числе в инновационной сфере, в привлечении инвестиций из государств «тихоокеанского кольца». Мы должны развивать сотрудничество в сфере энергетики, науки, инновационных технологий. Особо хочу отметить развитие современных технологий, потому что России в ближайшие годы предстоит вывести экономику на инновационную траекторию. Схожие проблемы стоят и перед большинством государств АТР, где сегодня наблюдается увеличение экономического неравенства и «цифрового разрыва». Отрезанными от информационных технологий, живущими в нищете и страдающими от голода оказались  миллионы жителей Тихоокеанского бассейна. При этом в АТР накоплен огромный инновационный капитал, и он должен быть максимально задействован в интересах устойчивого и динамичного развития наших государств, в интересах жителей дальневосточных территорий.

У России, надо сразу это отметить, есть что предложить партнерам. На рынках АТР высоким авторитетом пользуются достижения нашей страны в аэрокосмической  сфере, атомной энергетике. Известна наша продукция, основанная на применении нано- и биотехнологий. Россия рассчитывает на взаимовыгодное сотрудничество, предлагая партнерам по региону свои преимущества.

В Сибири и на Дальнем Востоке сосредоточено около 80% водных ресурсов России. Это дает России хороший шанс завоевать передовые позиции в нефтехимии, целлюлозно-бумажном производстве, ряде отраслей металлургии и других. В частности, в электроэнергетике.  Россия в состоянии покрыть значительную часть дефицита энергии в пограничных с нами странах АТР, но при условии, что те будут предлагать более энергичные интеграционные идеи, которые дадут дополнительный толчок развитию экономики Дальнего Востока и Сибири.

Я уверен, что экономический потенциал государств АТР может быть активно задействован в реализации планов развития сибирских и дальневосточных территорий.

Как будет выстроено в будущем сотрудничество с государствами АТР, какие могут быть предложены механизмы инновационного сотрудничества, новые проекты – все это во многом зависит от саммита АТЭС 2012 года во Владивостоке. Мы как законодатели готовы к работе по реализации решений  саммита на межпарламентском уровне. Так что скоро я в очередной раз и с огромным удовольствием поеду на Дальний Восток.

Ирина БАЯНОВА.

г. Москва

 



← Назад в раздел