"Магаданская правда" представляет

 

Антонина ЛУКИНА, главный редактор «Магаданской правды».

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ

Моя бабушка Акулина была очень набожной, как, впрочем, и вся Тамбовщина. А дед Федор – столь же глубоко чтил власть мирскую. Долгое время между ними шла идеологическая борьба – бабуля устанавливала свои иконы, а дед их снимал и вывешивал соответствующие очередной линии партии портреты вождей. Но потом все же они нашли консенсус: на стене – портреты, рядом, в красном углу – иконы.

Вот и в кабинете главного редактора «Магаданской правды» примирились две эпохи: в левом углу – российский флаг, а в правом Красное знамя с прикрепленным к нему орденом «Знак Почета». Знамя – что ни на есть настоящее тяжелое, из натурального бархата. Такие выносили по важным торжествам. Редакция газеты столь высокой награды удостоилась в честь своего 50-летия аж в 1985 году.

Правый угол всегда обращает на себя внимание редакционных гостей. Звучат и замечания, мол, не в ногу со временем идете, товарищи.

Что отвечать? То, что и Знамя, и орден не нами заработаны? Что газета – старше и области, и ее главного города Магадана? Что за этими наградами 73-летняя история старейшей газеты всего Крайнего Северо-Востока страны?

А в этой истории – и начало освоения Колымы, и гулаговские 37-39. Кстати, первый редактор газеты, тогда она называлась «Советская Колыма», Роберт Августович Апин в 1938 году был репрессирован и затем расстрелян.

В этой истории – и военное лихолетье, и раздрайные 50-е. В этой истории – строительство поселков Колымы уже без зэков, появление новых комбинатов, приисков. Газета стала главным  летописцем Крайнего Северо-Востока страны. И неплохим, надо сказать. А во многом и единственным источником информации в закрытом, засекреченном до начала 90-х регионе. В ее редакции работали интереснейшие люди, высокообразованные, преданные Северу и России. Кстати, до конца 80-х устроиться в «Магаданку» было очень трудно – отсев был как на лотке у старателя крупинки золота.

Многие наши бывшие сейчас работают в известных СМИ. Тот же Всеволод Богданов, лидер всех журналистов России, наш, магаданский.

Вот эту историю я вижу в Красном Знамени, а  вовсе не причастность к какой-либо идеологии.

Сейчас «Магаданская правда» по-прежнему  государственная газета. Именно государственная и не по источнику финансирования, а по духу своей позиции. Иногда можно услышать, мол, эти региональные СМИ находятся под оком губернаторов, мол, надо расширять Интернет, где  народ правду-матку о местной власти расскажет. А что, эта самая местная власть на другое государство работает, а может, она избрана не нашим народом и поставлена чужим президентом?

Россия – не Швейцария и даже не Германия. В такой огромной стране, особенно на ее окраинах обязательно должны быть государственные и муниципальные СМИ. И вовсе не для поддержки авторитета местной власти, а прежде всего для укрепления информационной безопасности государства. И при этом обязательно нужно развивать Интернет.

Через два года «Магаданской правде» исполнится 75 лет. Большая дата. Большая история.

 

ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН БЫТЬ СИЛЬНЕЕ ПРИРОДЫ

Мы живем в краю сильных духом и мужественных людей, умеющих преодолевать любые препятствия и знающих цену своим делам и поступкам. Имя этому замечательному краю - золотая Колыма. Ее вполне справедливо называют кладовой России. В недрах территории прячутся все ценные металлы таблицы Менделеева. И главнейшее среди них, конечно, золото, которое по праву считается визитной карточкой Колымы.

Магаданская область отмечает в этом году свое 55-летие. В ее истории есть и горькие, и счастливые страницы.

Во многом своим рождением Магаданская область обязана Первой Колымской экспедиции под руководством талантливого ученого и организатора Юрия Александровича Билибина. Лучше всего рассказывают об освоении золотой Колымы дневниковые повествования одного из участников экспедиции Сергея Раковского. Вот только некоторые из этих записей: 17 августа 1928 г.: «...Настоящий поход к Среднекану начался только сегодня, в пятницу, семнадцатого. Так сказал Юрий Александрович и так оно есть.

За день прошли тридцать семь километров. Дорога, вернее тропа, все время шла кочкастой марью с редкой и мелкой лиственницей. Кажется, взмахни рукой, и воздух зазвенит. А небо такое синее, будто над нами туго натянутый шатер из блестящего синего шелка. И бегущие от безветрия в разные стороны клочки белых и легких, как пух, облачков. Словно под синим шатром дымки расплываются.

Видно далеко-далеко. Если бы еще ноги не вязли в противной жиже, можно было подумать, что в какую-то сказку попали… Жизнь прекрасная и для всех нас, кроме Билибина, новая. Все концы старательского бродяжничества обрублены навсегда. Теперь мы - сила, люди, за спиной которых - государство».

8 сентября: «Камень на камне. От рева воды ломит уши. Клочья пены, кажется, висят в воздухе, так сильно здесь кипение бурунов. Река зажата в узком сумрачном коридоре. Скалы падают в воду отвесно. Они совершенно голые, темно-свинцового цвета. Если стоять у подножия скалы, то над головой видишь только полоску неба. По нему ползут тяжелые серые тучи. Временами они ложатся на вершины утесов, и тогда в ущелье становится темно, как поздним вечером. Длину ущелья определить трудно, его конца не видно. Нас пугали все же не зря. Кто не рискует, тот не выигрывает».

20 ноября: «Замерзла смесь воды и спирта. Значит, мороз за 60 градусов. Работы приостановились. Тушенки на хозяйстве десять банок…

Сидим в бараке, говорим о будущем золотой промышленности Колымы. По мнению Юрия Александровича, золото здесь есть на всех впадающих в Колыму реках и ручьях, но за лето его много не возьмешь. А если торфа оттаивать зимой поджогами, как сейчас, за несколько лет здесь колышка не останется, всю тайгу спалят, и тогда весь громадный край превратится в голую пустыню. С другой стороны, 8 - 9 зимних месяцев ничего делать тоже нельзя. Народ от безделья будет разлагаться.

Значит, выход один: в холодное время вскрыша торфов взрывами, потом на подготовленные за зиму полигоны - драги. А там, где драги не пройдут - все-таки это здоровенные махины, - крупные промывочные установки промышленного типа. Чтобы золотоносные пески шли на промывку непрерывным потоком. Тогда работы хватит на круглый год и людей потребуется сравнительно немного».

1 января 1929 г.: «Из веток стланика сделали елку, которую украсили разноцветными бумажками… Но радости мало. Лежим опухшие от голода и цинги. Все прошедшие сутки пуржило, барак замело до крыши. Так теплее, но снег надо расчистить. Когда придет транспорт, нас могут не найти. Юрий Александрович улыбается. Улыбка понятна. Трудностей бывает много, и иногда от них крепко достается, но человек должен быть сильнее, на то он и человек...».

 

Колыбель золотой Колымы

Колыбелью золотой Колымы считается Среднеканский район. Именно отсюда началось планомерное освоение природных богатств Северо-Востока страны.

Первооткрывателем золота считается легендарный Бориска - Бари Шафигуллин. Судьба этого незаурядного человека, старателя-одиночки, нашедшего золото в 1915 году в одном из безымянных притоков Среднекана, сложилась трагически. Бориску нашли с щепоткой золота в грязной тряпице у выбитого им же шурфа, в котором и похоронили его якуты. Тысячи километров непроходимой тайги, испытывая муки холода и голода, исходил он, прежде чем наткнулся на желтый металл. И таких старателей-одиночек было много на среднеканской земле.

Первая Колымская экспедиция в 1928 - 1930 годах во главе с легендарным геологом Ю. А. Билибиным и его помощниками В. А. Цареградским, С. Д. Раковским и другими открыла в недрах края большие запасы золота. Приехав в Среднекан, экспедиция застала там уже пять артелей, насчитывавших 29 человек, примитивным способом добывающих металл. Прибывший в сентябре 1928 года на Колыму управляющий Среднеканской конторой «Союззолота» Ф. Д. Оглоблин объявил, что старатели должны сдавать все намытое золото в контору по 1 руб. 30 коп. за грамм. Так организовался первый в Среднекане прииск «Первомайский». В 1932 году было создано управление с приисками «Первомайский», «Борискин», «Утиный» и другими. Началась промышленная добыча драгметалла.

Первые сельскохозяйственные предприятия появились в Среднекане в 30-е годы. Местные жители - якуты, юкагиры, эвены - объединились в колхозы «Искра», «Светлая жизнь», «Красный богатырь», «Сталинец». Позднее на их базе были созданы совхозы «Среднеканский», «Сеймчан», «Рассохинский», производящие овощи, молоко, мясо. Возникновению сельхозотрасли способствовал бурный рост горной промышленности. Метр за метром отвоевывали у суровой природы пригодные для возделывания овощных культур земли. В 1932 году на территории было всего 2 га посевных площадей, в 1935-м - 450, 1941-м - уже 3000. А к 1967 году посевная площадь достигла 9963 га. Совхоз «Сеймчан» находится за 500 километров от областного центра. Здешние овощи пользуются у магаданцев повышенным спросом. Администрация области принимает меры к сохранению отрасли в непростых рыночных условиях.

 

ЛУЧШЕ БУХТЫ НЕ НАЙТИ!

Экспедиция Билибина верно оценила преимущества и значение бухты Нагаева. Да, лучшей гавани тут нет, значит, порт, как и город, нужно строить именно здесь. Правда, перед строителями стала дилемма: либо прокладывать дорогу к Каменному венцу, где есть достаточно мощные источники пресной воды, либо прорубать в тайге 4-километровую просеку к реке Магаданке.

В первом случае пришлось бы рвать крепчайшие базальтовые скалы и не получить взамен ничего, кроме дороги. Второй же вариант, кроме всего прочего, еще и давал лес на топливо и частично для строительства. Остановились на нем. Потом, чтобы не расчищать новые участки тайги, начали строить вдоль просеки дома. Тянули улицу, тянули и постепенно дотянули до самой Магаданки. Затем, поближе к воде, построили механические мастерские, вокруг которых быстро вырос рабочий поселок.

Первое, что сделал Эдуард Берзин, - запретил вырубать тайгу по правую сторону просеки Нагаево - Магаданка. Здесь было решено создать парк культуры и отдыха. Более того, Э. Берзин выдвинул конкретную задачу: на каждого жителя города - не менее 50 кв. м зелени. Вдвое больше экологической нормы! Пример показывал директор краеведческого музея Александр Полуэктович Хмелинин. Отгородив возле музея небольшой участок, он первым взялся вырастить в Магадане декоративно-ягодный сад. Посадил несколько кустов привезенной из Приморья садовой черной смородины, рябину, шиповник, березу, лиственницу и настойчиво пытался заставить расти на магаданской земле тополь. В конце концов ему это удалось, и скоро сад его стал одним из красивейших уголков города.

Художник по призванию и архитектор по образованию, Э. Берзин умел внести эстетический элемент в любое дело, за какое он брался. Слушая его, никто не сомневался, что город, построенный под его руководством на Колыме, станет красавцем. Кстати, официально должность главного художника города в Советском Союзе была введена Э. Берзиным.

С именем Э. Берзина связана на Колыме и новая четвертьвековая дальстроевско-гулаговская эпоха, своеобразно сказавшаяся на истории Магадана. Так, получив в 1939 году статус города, Магадан еще восемь лет не имел своего выборного органа власти и всеми делами заправлял могучий Дальстрой. Только в декабре 1947 года состоялись первые выборы в горсовет. Было избрано 70 депутатов, а первым председателем исполкома стал Николай Петрович Кусанин. Но сам город до 1953 года входил в состав Ольского района.

 

 



← Назад в раздел