Золотая лихорадка Колымы

 

Системное геологическое   изучение территории Тенькинского района началось намного раньше, за 22 года до образования области. Пионерами освоения стали геологи Верхне-Колымской партии под руководством Д. В. Вознесенского, кавалера орденов Ленина и Трудового Красного Знамени. Именно он в 1931 году открыл золотоносность Теньки. Коллеги считали его мастером геологических прогнозов, умелым организатором. Дмитрий Владимирович возглавлял поисковую партию Второй колымской экспедиции. Вот какие записи историки обнаружили в отчетах 1931 года: «...Более или менее значительные концентрации содержания оловянного камня достигли только в россыпях ключа Террасового и ручья Бутыгычаг - будущий рудник «Бутыгычаг». Для установления наиболее интересных в промышленном отношении рудных тел необходимо произвести более детальные геолого-поисковые работы, из которых первоочередными следует считать водораздел ключей Боровой - Клин близ их вершин». Впоследствии именно это место стало Родионовским золоторудным месторождением. Из того же отчета узнаем: «Россыпи с промышленным содержанием золота установлены в долинах Дусканьи и Анича, хорошие результаты опробования дали долины притоков Теньки в ее среднем течении - ключи Боровой, Тенистый, Клин, Санин, Игуменовский».

Теперь мы знаем, что все прогнозы подтвердились. В течение десятков лет эти россыпи отрабатывали труженики приисков, и до сих пор в тех местах ведут работы. Поднимаясь до устья Теньки, партия проводила исследования и в притоках реки Колымы. В результате чего установили золотоносность в долине Эльгеньи, а в долине Мой - Уруста были получены весьма обнадеживающие результаты опробования. Этот участок был рекомендован для более детальных поисков. Результаты работ прииска «40 лет Октября» в последующие годы в долине Эльгеньи блестяще подтвердили, что и этот прогноз не был беспочвенным, и был открыт еще один золотоносный и оловоносный район Верхней Колымы. Рабочие-промывальщики Верхне-Колымской партии С. И. Чернецкий и А. Г. Игуменов, промывая пробы грунта в холодных тенькинских ручьях, искали крупицы металла. Безымянным ручьям нужно было дать названия. Так на карте появлялись названия Сухой и Мокрый, Однобокий и Тенистый, Боровой и Медвежий. Именами промывальщиков назвали два правых притока Теньки - Чернецкий и Игуменовский, один из притоков Игуменовского носит название Санин. Так звали друзья Игуменова. Прорабом-поисковиком был Леонид Андреевич Кофф. Теньке он остался верен и в последующие годы, при его участии открывались и разведывались россыпи Омчакской долины.

Начальник Верхне-Колымской партии Дмитрий Владимирович Вознесенский в истории геологии остался как прекрасный организатор и блестящий мастер геологических прогнозов. Вся его короткая жизнь (он прожил всего 52 года) была отдана геологии. Родился в Якутске в 1904 г. в семье горного инженера В. А. Вознесенского - ссыльного народовольца. После окончания ссылки в конце того же года семья вернулась в Петербург. Отец продолжил работу геолога в Геолкоме. С 14 лет и Дмитрий работал в геологических партиях Геолкома на Урале и в Сибири, учился в Ленинградском горном институте. В институте Д. Вознесенский вступил в «Сибирскую секцию» студенческого научного общества, организованную Ю. А. Билибиным, где они торжественно поклялись всю свою основную деятельность сосредоточить на изучении геологического строения и подземных богатств Сибири и Дальнего Востока. Большинство членов этой секции через всю жизнь пронесли дружбу и действительно сдержали данное обещание. В 1924 г. Д. Вознесенский был отчислен из института из-за дворянского происхождения. Но на помощь пришли друзья отца, которые выступили ходатаями, и учебу Дмитрий продолжил. По окончании института его дипломная работа за научную ценность была опубликована как монография. Так, из стен вуза вышел не зеленый юнец, которому предстояло учиться геологии, а опытный и квалифицированный геолог, доказательством чего и стало открытие Теньки. В последующие годы работы на Колыме Д. В. Вознесенский возглавлял другие полевые партии, открывшие много золотоносных объектов. В 1936 году он стал главным геологом Северного горнопромышленного управления. Его методика исследований давала прекрасные практические результаты в обеспечении прироста запасов и добычи золота. Его высоко ценил Ю. А. Билибин: «В значительной мере благодаря таланту и энергии Вознесенского Северное горное управление дает ежегодно очень большой прирост разведанных запасов». И вдруг, как гром среди ясного неба, арест в мае 1938 года, обвинение в сокрытии золотых запасов. Приговор - расстрел. К счастью, в мае 1940 г. абсурдность приговора признала Военная коллегия Верховного суда СССР, и Д. В. Вознесенского освободили. Но с Колымой пришлось распрощаться. В годы войны Д. В. Вознесенский успешно работал главным геологом треста «Джугджурзолото» в Восточной Якутии. А на Теньке дело, начатое Дмитрием Владимировичем, уже четвертый десяток лет продолжает его сын - заслуженный геолог РСФСР Сергей Дмитриевич Вознесенский, ныне главный геолог ЗАО «Нелькобазолото».

В этом году исполнилось 72 года, как на Теньке открыли первое промышленное месторождение олова, которое, как известно, было хлебом военной промышленности. Вот как это было. В 1936 г. одна из сезонных полевых партий под руководством геолога Б. Л. Флерова искала этот «хлеб». Из воспоминаний Бориса Леонидовича: «На карте Вознесенского значился богатый тип касситерита. Туда и послали разведчиков. Мы прошли по ручью Бутыгычаг до вершины горы, на ней увидели массу обломков. 18-летний прораб Саша Михайлов, впоследствии профессор Московского геологоразведочного института, раскрыл жилу, и к концу лета стало ясно, что мы «вышли» на крупное месторождение». Б. Л. Флеров среди геологов-билибинцев считался оловянщиком, хотя был горняком по образованию. А стал специалистом по олову потому, что оловянщик не смог выехать из Ленинграда, и Флеров заменил его. Учился на практике. Ему повезло - среди учителей был Ю. А. Билибин. Первый успех пришел, когда в одном из притоков Оротукана в 1932 году обнаружили небольшую россыпь касситерита, а через год нашли и коренной источник. Месторождение оказалось небольшим, зато был приобретен опыт поисков. Потом были открытия олова на Хете, Бутыгычаге. Теньке пророчили славу оловоносной провинции, золоту отводилось второстепенное место, и, когда в 1939 году «Дальстроем» были образованы районные геологоразведочные управления (райГРУ), главным геологом Тенькинского райГРУ был назначен Б. Л. Флеров, затем его перевели в Якутию, где вскоре было открыто Депутатское месторождение олова. В 1946 году с группой геологов «Дальстроя» Б. Л. Флеров стал лауреатом Сталинской премии.

Но вернемся на Теньку, где в 1937 году был образован рудник «Бутыгычаг». Там наметили проложить к объекту дорогу. Напомним, рудник давал олово до 1955 года, а с конца 40-х – и урановое сырье. Долгое время на карте области не было имен первооткрывателей золота и олова, пока усилиями магаданцев Рудольфа и Любови Седовых в 1999 года в верховьях Теньки на горе высотой 1661 метр была установлена доска, на которой начертано: «Гора Д. В. Вознесенского, геолога-исследователя Северо-Востока». А на Бутыгычаге на высоте 1489 метров в 2000 году аналогичный знак установили в честь геолога Б. Л. Флерова. Названия этих вершин узаконены правительством России.

После открытий 1931 года количество геологических партий, работавших на Теньке, становилось больше. Обозначенные ими перспективные площади требовали более детального изучения. Все это давалось тяжелым физическим трудом геологоразведчиков, большинство которых составляли обыкновенные землекопы - шурфовщики. Для производства таких тяжелых и трудоемких работ создавали разведрайоны. Первые разведрайоны на Теньке появились в 1936 году, когда уже частично была проложена Колымская трасса. Вблизи нее росли лагеря, прииски и поселки. Разведка Теньки шла с северо-запада, от трассы. В годы Великой Отечественной войны труды тенькинских геологов оказались более успешными. На открытых ими месторождениях золота и олова были образованы прииски имени Марины Расковой, «Гвардеец», рудник «Хениканджа». В 1941 году база Тенькинского разведрайона поменяла свою прописку, передислоцировалась в Омчакскую долину. Она не сразу вошла в число первостепенных объектов. Да, там «золотило», но не более чем в других ручьях. Ее открыл отряд прораба А. Е. Пятигора. Затем пробили две шурфовочные линии на расстоянии 10 км одна от другой. Правда, обе оказались пустыми. Но геологи верили, что золото там должно быть, и вели разведку. Там отличился опытный практик Дмитрий Павлович Асеев. После ревизии выяснилась причина пустых шурфов - они оказались недобитыми. Далее пошла форсированная разведка Омчакской долины. Руководителями тенькинских геологов назначили Николая Петровича Аникеева и Иосифа Ефимовича Драбкина. И как из рога изобилия посыпались открытия, за которыми стояли точный прогноз, тяжелый и честный труд всех участников работ от шурфовщика и промывальщика до руководителей. В мае 1941 года было установлено богатое месторождение россыпного золота в долине ручья Наталкин. Затем промышленные запасы металла выявили и в долине ручья Глухарь, в августе отряд прораба И. С. Друганова - на Павлике, в отдельных частях долины Омчака. И тогда же установили золотоносность притоков. Все это позволило говорить об открытии Омчакского золотоносного узла, запасы которого к 1942 году оценивали в 50 т золота. Тогда же на базе открытых месторождений были образованы сразу три прииска – «им. Ворошилова», «им. Тимошенко» и «им. Буденного». А за открытие россыпей на ручьях Наталка, Глухарь и Павлик руководство треста «Дальстрой» выделило премию в 200 тыс. руб., которая была разделена между первооткрывателями, включая и заключенных. Кстати, начальники приисков ходатайствовали о досрочном освобождении заключенных. В 1941 году на Теньке было открыто второе промышленное месторождение олова, получившее название в память о начале Великой Отечественной войны – «Отечественное». Это открытие связано с геологами Е. Н. Костылевым и М. С. Венчуговой. В том же году начали его разведку, а спустя год ввели в эксплуатацию. Это месторождение дало 3,6 тыс. тонн олова в трудные для страны военные и послевоенные годы.

62 года назад было открыто Родионовское золоторудное месторождение. Это открытие связано с именами геологов М. П. Неверова, В. С. Мамонтова, В. К. Казарова, Д. А. Бубнова. В 1961 г. - 47 лет назад - геологосъемочной партией под руководством старейшего тенькинского геолога И. Н. Малиновского было открыто Агатовское золото-серебряное месторождение. Пробы в отдельных сечениях поражали воображение. Только вот рудные тела оказались маломощными, и хватило их ненадолго. Но к месторождению вернулись, и возрождение «Агатовского» связано с новым поколением геологов - Н. Т. Каменихина, Ю. С. Мартынова, В. Г. Журавлева. Его отработку в 80-е годы начал Карамкенский ГОК, а теперь продолжает ООО «Агат».

Кажется, что недавно, а оказывается, уже 27 лет назад было открыто месторождение «Школьное». Эти открытия связаны с разными поколениями некогда многочисленной армии тенькинских геологов. Среди них известные в стране лауреаты государственных и ленинских премий, заслуженные геологи России, кандидаты и доктора наук. Но больше всего рядовых геологов, чьи имена уже забыты.

Известный географ и геолог В. А. Обручев писал: «Кто вам сказал, что науку движут только гении? Вы можете взять географическую или геологическую карту, нанести на нее маршруты десяти, двадцати или пятидесяти великих путешественников, и тогда вы увидите, что маршруты эти охватывают от силы 5 % территории. А все остальное было исследовано, изучено, нанесено на карту рядовыми геологами, географами, топографами - людьми скромными, малоизвестными. Каждый из них сделал не очень много, а все вместе - больше, чем знаменитости».

В год 55-летия образования области мы должны помнить всех, благодаря кому здесь появилась золотодобывающая промышленность, а на географической карте - десятки поселков.

Инна ГРИБАНОВА,

заведующая историко-краеведческим залом Тенькинского района.

 



← Назад в раздел