Кто поможет эвенку?

 

Сожгли чумы, не научившись строить дома...

Как же спасать этнос, имеющий такие богатые исторические и культурные традиции? Классик эвенкийской литературы Алитет Немтушкин достаточно трезво смотрит на нынешнюю жизнь эвенков, которых в буквальном смысле выкашивает туберкулез и алкоголизм. На состоявшемся на одном из праздников «Бакалдын» заседании «круглого стола», где присутствовали представители властных структур, юристы, на тему «Права эвенков: иллюзия или реальность» он заявил – не надо откупаться от эвенков деньгами.   

– Буду откровенен: деньги мы пропьем, – сказал он. - Но если вы дадите нам оленей, они у нас останутся в тайге. Люди будут заняты и не станут протягивать руку за подачкой в органах социальной защиты. Лучше человеку отдать сеть, удочку, патроны для охоты, чтобы он сам поймал рыбку, добыл лося. Ведь, смотрите, в тайге у аборигенов нет войлока, палаток нормальных, теплой одежды, железа на печки… Спросите у эвенка: как ему жить в тайге? Думаю, что необходимо обеспечить за счет паритета федерального, областного и местного бюджетов необходимый для жизни эвенка минимум.

Нам нельзя быть иждивенцами на своей земле. Мы сожгли свои чумы, не научившись строить дома. Вот это самое страшное».

Елена Колесова и ее борьба

– Чтобы сохранить свои культуру, обычаи, язык, – вторит Немтушкину председатель Ассоциации коренных народов севера Амурской области Елена Колесова, - эвенкам нужно заниматься традиционными видами деятельности: оленеводством, охотой, изготовлением национальной одежды. А для этого нам нужна земля, на которой наши предки хозяйствовали веками.

Трудно что-то возразить маститым знатокам уклада аборигенов. А практика показывает – закреплением угодий за эвенками, не отличающимися высокой правовой культурой, никто себя не утруждает. Особенно если реализуются проекты «строек века» - будь-то БАМ, подъездные пути к Эльгинскому каменноугольному месторождению либо нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий океан». А бороться за свои права малочисленные народы просто не умеют. Тем более что законы в нашей стране пишутся трудно понять для кого.

Елена Григорьевна Колесова – исключение из такого понятия. С этой реальностью она очень ощутимо столкнулась, когда начала бороться за права своих соплеменников. Еще лет двадцать тому назад на севере Приамурья действовали, и достаточно успешно, пять крупных специализированных хозяйств. В них эвенки занимались оленеводством, охотой рыбалкой. Процветал пушной промысел – клеточное разведение лис, норок, песцов. Сама Е. Г. Колесова успешно руководила совхозом «Ударник», с центральной усадьбой в селе Бомнак, что в Зейском районе.

Но вскоре грянуло время перемен. Отечественные горе-реформаторы пришли к выводу, что  эвенкам дальше так жить нельзя. А как можно – не решили. Ушли под нож многотысячные оленьи стада, исчезли клетки с пушными животными. В быту эвенков прочно укоренились голод, нищета, разруха…

– Безысходность толкала людей на самые крайние меры! – Голос Елены Григорьевны дрожит, на глаза наворачиваются слезы. – В одном только «Ударнике» в 90-е годы от ударов судьбы ушли из жизни 22 оленевода – молодые здоровые мужики. Причины такого шага разнообразием не балуют – суицид либо несчастный случай. В могилы легли мои сын, муж и брат.

Сама Колесова оказалась человеком крепкого духа. Она решила вернуть людям веру в будущее. Сама жизнь подсказала форму выживания аборигенов – создание родовых общин. Елена Григорьевна решила пойти по этому пути. На свет появилась родовая община «Улукиткан», которая стала претендовать на угодья, разместившиеся на территории бывшего совхоза «Ударник».

Правовая безграмотность чиновников

На заседании конкурсной комиссии по предоставлению в пользование объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты на заявленной территории, Е. Г. Колесова, как руководитель общины, конкретно сформулировала цели, которые ставит перед собой созданное сообщество, и перспективы его деятельности, где главное – выживание аборигенов. Кроме охоты, которой должны заниматься 29 специалистов, охотовед, два егеря, мыслилось вести разведение оленей, которых уже насчитывается 800. А на заявленной территории возможен выпас 5 тысяч животных. Сюда же стоит добавить и традиционное ремесло, которым занимаются 19 женщин, переоборудование одного из домов под пошивочную мастерскую, а также подготовку по оказанию услуг по туризму. Заниматься всем этим непростым делом в недалеком будущем могут дипломированные специалисты. В вузах обучаются будущие ветеринары, охотоведы, дизайнеры. Идет обучение туристическому сервису  на специализированных курсах в Санкт-Петербурге. Проведены три схода жителей, заключен договор на закуп 300 оленей (по 3-4 тысячи рублей за голову). Источники финансирования – федеральный бюджет и гранты.

Доводы Колесовой на специалистов из департамента агропромышленного комплекса администрации Амурской области не произвели ровно никакого воздействия. Они решили закрепить территорию охотугодий за ООО «Бомнак» с любопытной мотивацией. Её высказал председатель комиссии А. В. Нестеренко (цитируется по протоколу): «Пользователь должен, обязан учесть интересы коренных малочисленных народов Севера, но надо отдать преимущество тому, кто мог бы создать условия для того, чтобы территория двигалась по определенным направлениям, развивалось производство, велась работа по сохранению популяций, велась работа по охране охотугодий и организации воспроизводственных мероприятий».

Формулировка полна многозначительности, но удивительно безграмотна с правовой точки зрения. Этого не смогли или не захотели понять в развивающейся ситуации чиновники, которых Колесова обошла великое множество. К кому она только не обращалась! Призывы к тогдашним губернатору области Л. В. Короткову и председателю областного Совета народных депутатов О. А. Туркову  ровным счетом ничего не меняли. Дело сдвинулось, когда за него взялся прокурор области В. Т. Чистов.

Веское слово прокурора

В ходе проверки прокуратурой установлено, что конкурсы на предоставление территорий охотугодий в пользование в Тындинском и Зейском районах Амурской области прошли с нарушениями действующего законодательства. Прежде всего федерального закона «О животном мире», статья 9 которого гласит: «Граждане, составляющие коренные малочисленные народы и этнические общности, если исконная среда их обитания и традиционный образ жизни связаны с животным миром, наряду с общими правами граждан в области охраны и использования животного мира, сохранения и восстановления среды его обитания, наделяются особыми правами». А статья 49 этого закона прямо определяет право на приоритетное пользование аборигенами животным миром на территориях традиционного расселения и хозяйственной деятельности. Имеются в виду предоставление первоочередного выбора промысловых угодий, исключительное право на добывание определенных объектов животного мира, другие льготы.

Тем самым определено, что нарушения, допущенные департаментом агропромышленного комплекса администрации Амурской области при проведении конкурса по предоставлению территорий, акваторий для пользования объектами животного мира, привели к фактическому нарушению приоритетного права пользования животным миром на территориях традиционного расселения и хозяйственной деятельности родовых общин коренных малочисленных народов Севера.

Прокурор области обратился в арбитражный суд с иском к министерству сельского хозяйства Амурской области с иском о признании недействительной сделки, заключенной в обход интересов родовой общины «Улукиткан». Прошло уже шесть заседаний, на которых иск прокурора был удовлетворен. Но чиновники не сдаются. Они постоянно выдвигают надуманные претензии, не берущиеся во внимание судом. И все это время Е. Г. Колесова вынуждена, оставив в стороне свою основную работу по спасению сородичей, участвовать в судебных тяжбах. Ездить от Бомнака, где она живет и где располагается руководимая ею родовая община, в Благовещенск, а то и в Хабаровск (шестое заседание суда происходило именно там), приходится на свои кровные деньги. Средств на эти цели ни в общине, ни в Ассоциации КМНС просто нет.

И ни у кого из сидящих в высоких кабинетах, получающих приличные зарплаты и командировочные, не возникает мысли о неэтичности той свары, что затеяли они с этой маленькой женщиной. В ее действиях они видят какие-то поползновения нанести урон государственным интересам. А признать свою неправоту чиновники не хотят из гипертрофированного чувства собственного достоинства. Какое уж тут, извините, достоинство – воевать с человеком, исчерпавшим все лимиты на потерю родных и близких людей и стремящимся хоть как-то облегчить жизнь своим соплеменникам?!

Геннадий Астахов.

Амурская область

 



← Назад в раздел