Недра республики: важно грамотно ими распорядиться

В советские времена право выбора будущего места работы, как правило, предоставлялось отличникам учебы. Леонид Николаевич Ковалев, тогда выпускник Киевского геологоразведочного техникума, а ныне председатель государственного комитета по геологии и недропользованию Республики Саха (Якутия), был в первой пятерке по распределению.

Якутию он выбрал не случайно - до окончания техникума успел отработать два сезона в южном регионе республики. Так что на него, молодого специалиста, можно сказать, поступил спецзаказ. А сам он признается, что просто тогда, 38 лет назад, увидел в Якутии неплохие перспективы для применения теоретических знаний на практике. И не ошибся!

Затем были учеба в Иркутском госуниверситете, Академия госслужбы при президенте Российской Федерации, аспирантура Института экономики минерального сырья. Леонид Николаевич - кандидат экономических наук, заслуженный геолог Республики Саха (Якутия), Почетный разведчик недр СССР и просто замечательный человек, интересный собеседник.

Прошел путь от техника-геолога до руководителя геологического ведомства. Двадцать лет посвящены непосредственно производству.

Наш разговор мы начали с кратких итогов 2007 года.

 

– Прошлый год для геологической отрасли республики был неплохим. Есть принципиальный и достаточно приличный рост по ассигнованиям на геологоразведочные работы. Основной рост произошел за счет средств, которые вкладывали сами недропользователи.

В республике активно развивается геологоразведка нефти и газа, особенно в зоне строящегося нефтепровода “Восточная Сибирь – Тихий океан”.

Общий объем бюджетных средств, как федеральных, так и республиканских, составил более полутора миллиарда рублей, в основном это региональные и поисковые работы, то есть под будущее – подготовку площадей и передачу их в недропользование.

Появились новые объекты по нефти и газу, в первую очередь в Ленском районе, где работает “Сургутнефтегаз”. Есть интересные находки по твердым полезным ископаемым, алмазам и золоту.

– Леонид Николаевич, в последние годы много разговоров идет о самой структуре геологоразведочного процесса и перспективах на будущее. Насколько действующая система соответствует сегодняшним реалиям?

 

– К сожалению, чаяния геологов, что какая-то часть будет названа государственной геологической службой, не оправдались, и в целом по России продолжается процесс приватизации геологических организаций. Дорожают услуги, сами работы, геологи вынуждены искать объемы самостоятельно, и все это, на мой взгляд, тормозит развитие работ, особенно поисковых. Это минус. Поисковые работы должны быть государственными. Пока в этом вопросе полная неопределенность.

– И как долго она будет продолжаться, по вашим прогнозам?

 

– Время покажет.

– Хорошо. Тогда такой вопрос: насколько эта неопределенность отразилась на недрах республики?

 

– Ситуация продолжается со времен перестройки. Принципиально государство напрямую устранилось от восполнения сырьевой базы. Сегодня разведкой запасов занимаются сами недропользователи на своих лицензионных участках. Государственной задачей в рамках действующего законодательства остались региональные и поисковые работы. То есть государство координирует прирост запасов, но в старые времена он всегда был выше, чем погашалось. Сейчас основная проблема, которая существует в отрасли, – по большинству полезных ископаемых запасы именно промышленных категорий не восполняют то, что выбывает в недрах.

– Каковы планы геологов на 2008 год?

 

– Мы работаем в рамках утвержденной программы, рассчитанной на пять лет. В основном это региональные и поисковые работы, финансируемые из федерального и республиканского бюджетов. В 2008 году по ассигнованиям в целом по республике должны перевалить десять миллиардов рублей. По плану это ожидалось несколько позже, к 2010 году. Но вы знаете, что интерес к республике большой, освоение средств пойдет за счет лицензионных участков на нефть, газ, алмазы, металлы и другие виды работ.

Расширяются площади работ в Олекминском, Алданском, Ленском, Мирнинском районах. Главная задача – обеспечить сырьевую базу ВСТО. И работу эту будут выполнять недропользователи.

Региональные сейсморазведочные работы по нефти и газу расширяются как на западе республики, так и на востоке. В предыдущие годы в Усть-Майском улусе были получены положительные результаты. Одна из площадей уходит на юго-восток в сторону Хабаровского края, другая - в сторону Томпонского улуса.

Что касается других твердых полезных ископаемых, то в восточной Якутии продолжатся работы на крупных золоторудных полях, где сейчас разворачиваются поисково-оценочные работы с вовлечением новых площадей. Упор делается на подготовку к 2010-2011 годам площадей под лицензирование. Это касается и южной Якутии.

На юге республики разворачиваются работы по поиску нерудного сырья для строительной промышленности. В первую очередь речь идет о цементе. Будет расширен поиск новых углеводородных объектов на площадях восточной части Алданского щита, а также начато тушение эндогенного пожара в районе Сангар. Проблема эта давняя, существует более десяти лет, и наконец-то федеральное министерство природных ресурсов признало, что недра горят государственные. Объявлен конкурс на проведение спецработ.

В 2008 году также продолжим работы по подземным водам. Они, соответственно, увеличатся, расширится география поиска.

– Леонид Николаевич, на ваш взгляд, по каким направлениям деятельности геологического ведомства стоит поработать, и очень плодотворно? Другими словами, что не устраивает вас сегодня?

 

– Первое. Считаю, что государственный заказ на геологоразведочные работы, будь-то федеральный или республиканский, в части налогов должен быть освобожден от НДС. Сегодня получается так: получаем бюджетные деньги и тут же возвращаем 20 процентов в бюджет. Это, наверное, нерационально? Научно-изыскательские работы приравнены к этому, то есть они освобождены от уплаты НДС. Оставив за собой региональные и поисковые работы, государство могло бы и их тоже освободить от НДС.

– Значит, надо парламентариев озадачить, пусть займутся этой проблемой.

 

– Совершенно верно.

Второе. Геология попала в полный цейтнот в связи с тем, что практически ежегодно меняется законодательная база на проведение тендеров или конкурсов на госпоставки. В геологии, как правило, объект работает от трех до пяти лет.

И третье. С принятием Лесного кодекса с января 2008 года резко возросли сроки согласований на участках недр как для геологического изучения, так и для разработки. Возникли новые структуры, нет четкого регламента, есть определенные проблемы, чего скрывать, организационного и финансового плана. Для быстрейшего продвижения недропользователям приходится идти на незапланированные траты.

Одним словом, Лесной кодекс только ухудшил ситуацию с предоставлением участков для освоения недр.

– Скажите, а как вы относитесь к развитию малого горного бизнеса?

 

– Нормально. Его нужно поддерживать в первую очередь специальными законами. Что касается конкурсов на недра, именно на получение участков для разведки и добычи, то на протяжении пятнадцати лет схема уже выстроилась и оправдала себя в том плане, что органы управления и недропользователи привыкли к такому порядку. Все согласования проводятся в Москве. Я считаю, что без согласования в Москве на небольшие участки конкурсы можно проводить на месте, они могут стать основой для развития малого предпринимательства в горном бизнесе.

И требования должны быть снижены в части формальной документации, которую необходимо представить на конкурс. Что же касается обеспечения экологической безопасности, то здесь требования едины и подлежат неукоснительному исполнению. Время согласований, по моему мнению, должно сократиться с двух лет до трех месяцев. Но пока же идет жесткая централизация, особенно с вступлением в силу 122-го закона.

– Но сегодня и сами субъекты не очень заинтересованы в том, чтоб на их территории осваивались небольшие объекты.

 

– Правильно. Потому что крупные дают мощный толчок развитию инфраструктурных направлений, входят в программу развития территории.

– Конечно, разные весовые категории, и шансы для развития малого бизнеса сводятся к нулю?

 

– Одно из решений проблемы вижу в несколько иной системе налогообложения, особенно сезонных работ. Из-за недостатка оборотных средств малый бизнес также должен быть освобожден от части налогов, но это надо увязывать со стоимостью добываемой продукции. Если идет стабильный рост того или иного сырья, естественно, должна меняться налогооблагаемая база.

Периодически всплывает предложение перейти от плоского налога на дифференцированный. Я целиком его поддерживаю. Связано это как с качеством месторождения и его географическим расположением, так и с изменяющейся стоимостью сырья. Только так, с совершенствованием законодательства, можно создать условия для развития малого и среднего бизнеса в нашем деле.

– Леонид Николаевич, вопрос, может быть, не по адресу, но в последнее время АК “АЛРОСА” активизировала поисковые работы по алмазам на Африканском континенте. В Якутии уже нечего искать?

 

– Напротив. Геологоразведочные работы на алмазы в республике ежегодно растут на 10-15 процентов. Перспективы большие, и мы не теряем оптимизма.

Что касается АК “АЛРОСА”, то с территории республики средства не отвлекаются, компания для работы в Африке находит другие источники и схемы.

– Почему признан несостоявшимся конкурс на железорудные месторождения южной Якутии?

 

– Конкурс не состоялся, потому что второй участник не внес разовый платеж. А закон есть закон. Надеемся, что все образуется и в ближайшее время недропользователь будет определен.

– Леонид Николаевич, так получилось, что мы беседуем в канун профессионального праздника – Дня геолога. Что бы вы пожелали вашим коллегам?

 

– Хочу поздравить всех геологов с праздником, который мы отмечаем на протяжении более сорока лет. Пожелать крепкого здоровья, благополучия в семьях и новых открытий.

– Геологи, как известно, люди осторожные в плане информации. И все-таки, каков ваш прогноз о перспективах геологической отрасли?

 

– Оптимистичный!

– Спасибо за беседу.

 

Ирина ЛИХАУ. г. Якутск



← Назад в раздел