Ориентиры рудного пояса

    

Ориентиры рудного пояса

Депутат Государственной Думы Василий Усольцев десятки раз выступал в «Парламентской газете на Дальнем Востоке» по самым актуальным проблемам Дальнего Востока. В канун 110-й годовщины ОАО «ГМК «Дальполиметалл» мы попросили его высказать свою  точку зрения на развитие горнорудной отрасли региона.

– Очертите, Василий Иванович, хотя бы кратко, горнорудный пояс Дальневосточного региона - в каком состоянии он теперь находится?

– Этот проблемный  разговор, как  мне  кажется, надо начинать не с обзора – где, какие и сколько месторождений на территории Дальнего Востока находятся, а с оценки конъюнктуры. Буквально последние два-три года интерес к минеральному сырью и к горнорудной отрасли в целом вырос значительно, в противоположность десятилетнего  периода  кризиса, когда предприятия останавливались и не работали годами. Какие бы планы освоения богатств территорий  мы сегодня не строили, если мировой и, в частности, собственный российский  рынок не востребует их, то нам, к сожалению, не удастся развить все те предприятия, которые связаны с горнорудным комплексом.

Сегодняшнее его состояние и основные «точки» развития связаны со спросом мирового рынка - в первую очередь на драгоценные металлы. Золото снова вернуло себе право быть универсальной валютой после падения доллара и все страны стали активно пополнять свои золотые резервы и подкреплять свои национальные валюты золотыми слитками, а не непонятно чем подкреплёнными бумажками.

А наши цветные и редкие металлы, конечно же, обязаны общему росту мировой экономики и в первую очередь экономическому буму Китая и Индии.  Про углеводородное сырьё говорить не буду, оно в цене, и развитие шельфа Сахалина, Охотского и северных морей в недалёком будущем. В целом перспективы у нас неплохие и, надеюсь, долгосрочные, так как следующим двигателем роста мировой экономики будет Россия.

Так что общая экономическая ситуация самая благоприятная. Предприятия, которые думают о будущем - обновляют изношенные фонды, внедряют современную технику и технологии, осваивают новые месторождения. В отрасль пришёл и продолжает идти крупный частный капитал, как иностранный, так и российский. И здесь сталкивается с двумя основными проблемами – качественные запасы и квалифицированные кадры.

Мы много кричали, что Россия по разведанным запасам занимает первое место в мире и надо прекратить тратить на геологоразведку. «Конфетки» разобрали ещё раньше, остался только «Сухой Лог» и то, далеко не конфетка. Сейчас на аукционах расхватывают средние и мелкие месторождения и даже перспективные объекты без запасов, с прогнозными ресурсами от лукавого. Но через два-три года и это закончится. Так что предстоит и частному капиталу, и государству крепко думать и вкладываться в геологоразведку, впрочем, как и в подготовку трудовых ресурсов.

Хочу подчеркнуть: при всех противоречиях и сложностях рудный  комплекс, надо признать, выдержал сложную эпоху перемен, серьезно видоизменился и имеет надежную перспективу достаточно бурного роста.

– Есть ли  в нынешней России концепция сделать эту  отрасль высокотехнологичной, наукоемкой в экономике  страны, чтобы  уйти от пресловутой  формулы добычи руд ради  стран, лежащих за  пределами государственной  границы?

– Много раз эта тема поднималась и вполне понятно, что прозвучавший сегодня тезис возрождения производства является политическим - для его реализации требуются колоссальные инвестиции. Однако мы сейчас должны говорить не о горнорудном деле, а хотя бы о высокотехнологичном металлургическом переделе, когда имеем в виде товара не концентраты, а металлы или их сплавы. Миллион раз про это толковали. И хабаровский губернатор Виктор Ишаев постоянно на форумах докладывает о важности «поясов переработки» в Сибири и на Дальнем Востоке, как металлургических так и лесоперерабатывающих. Последним отстроенным металлургическим поясом при социализме был Красноярск. В Иркутске начали, но не закончили. Причем, все металлургические предприятия строились вне всякого расчета на уровень мировой себестоимости переработки. Перерабатывающие мощности были  избыточными в расчете на дешевый труд и государственное регулирование. Чтобы нам построить, скажем, завод по переработке свинца на Дальнем Востоке, необходимо  сто раз обдумать, взвесить и просчитать, где его строить и как сделать этот завод более привлекательным, чем в соседних  странах. Это крайне сложно в силу того, что там существуют определенные и устойчивые традиции государственной поддержки этих предприятий. Я думаю, что это надо делать постепенно и по определенным видам металлов, которые сегодня востребованы, но не производятся в странах АТР, например – германий, у нас и месторождения есть и технология российская.

– Какие  страны, на Ваш взгляд, готовы сегодня к объединению инвестиционных усилий по освоению, как раньше говорилось, «несметных богатств» Дальнего Востока и Приморского края в частности?

– Предложений много от китайцев, японцев, американцев, канадцев, австралийцев и других, но я бы сказал, что природные ресурсы Приморского края мы можем освоить сами - не столь большая площадка, чтобы там говорить о кооперации с иностранным капиталом – здесь уместен только Дальний Восток, где большая территория и масса проектов. Сегодня в Приморском крае достаточно капиталов приходит западно-российских или же «российских» под видом иностранных инвестиций, которые  заводятся на самые интересные - работающие проекты. Приморье, действительно, довольно удобная и компактная территория, где даже начинается «толкание плечами». Здесь вопрос стоит в том, что российский капитал «крутится» вокруг готовых проектов, и не  столь  часто встречается пример, когда он выходит на  так  называемые нулевые проекты. Зайти  на  нулевой  проект не  столь просто: разведали  месторождение, построили горнодобывающее  предприятие и металлургический  передел и… вперед! Вот таких глобальных месторождений в Приморском  крае  нет или пока не разведано, где  можно было бы  привлечь международную  кооперацию, за  исключением, может быть, шельфовой зоны. А вот в целом регион – Якутия, Магадан, Амурская область, Сахалин, Хабаровский край, Камчатка - все рудные территории на них можно и нужно мощно поработать.

– Нынешние дальневосточники и дома, и в регионах, и на зарубежных рынках, если  и действуют, то разрозненно, учитывая только свои узкие – в  пределах  предприятия интересы. Есть ли стимулы, а главное – программы к объединению усилий?

– Вообще у нас такая страна, что любые проблемы решаем кампаниями, независимо – «борьба с коррупцией» это будет или «сбор металлолома». Так и теперь: есть кампания по движению в сторону поддержки Дальнего Востока. Это неплохо, когда попадаешь в образцово-показательное течение. Появляется возможность сделать какой-то рывок - оторваться и решить глобальную  проблему. Позитивный момент в том, что пусть мерками 20 столетия, но Правительство заходит на почву дальневосточных проблем  и начинает отдельные  ее поля  распахивать. В работе Федеральная целевая программа по развитию Забайкалья и Дальнего Востока, к Тихому океану идет нефтегазовая  труба, и здесь надо заниматься переработкой, технологичным переделом нефти и газа. За этим тесно идут инфраструктурные проекты, усиление военно-морского комплекса. И это - нормальный процесс: здесь будет усилен Тихоокеанский  флот и снимется вопрос, который  стоит в  умах дальневосточников: «Наша  ли это территория – Дальний Восток?». Хотя мне, как парламентарию, обидно, что Государственная Дума в какой-то степени  от этого процесса отстранена. Комиссия, которая создана по проектам, к сожалению, работает  вне  контактов. С другой  стороны, надо отметить, что работа ведётся и, в любом случае, принесет свои плоды.

– Вот ОАО «ГМК «Дальполиметалл» в свое время, под Ввашим руководством, удалось  выскочить из-под гильотины российского приватизационного процесса. Может быть, этот опыт повторим и как-то послужит наукой  для других горно-рудных предприятий края, региона?

– Я считаю некорректно выделять «Дальполиметалл», как возможный «локомотив» для других. Все предприятия этой отрасли, так  или  иначе, прошли тяжелый  путь приватизации и ощущали   состояние, близкое к  банкротству: кто выжил, тот сегодня и здравствует и очень много знает. И советов  ему  давать не  надо – у каждого есть свой собственный опыт выживания.

Вопрос в другом: какова  судьба  всей отрасли. Готово ли  государство вкладывать миллиарды и осуществлять государственно-частное партнерство с такими  средними или малыми предприятиями, как «Дальполиметалл», а не только с крупными олигархическими или монопольными структурами. На сегодняшний  день объективно понятно, что крупные  будут «поедать» мелких – это происходит  во всем мире. Но государство должно создать условия  для  партнерства, как с крупными, так и со средними  структурами, типа «Дальполиметалла», и десятков, и сотен других предприятий на Дальнем Востоке. У них есть путь  для нормального сотрудничества, а юридический способ всегда  можно найти.

– На дальневосточных форумах и конгрессах много произносилось речей и принималось «обоснованных» решений, которые в верхах выливаются в неисполнимые обещания, а глобальный процесс  «утекания» людских и материальных ресурсов, сырьевая экспансия продолжается. До коих времен?

– Как бы мы с вами неуклюже не строили и не реформировали свою бюрократическую машину, какие бы законы не принимали, в конечном счете, если не создадим конкурентоспособное государство, то «вымрем как мамонты». В любом  случае, в нынешней ситуации отсюда  будут  утекать и кадры, и ценности, а нам, лучше рано, чем  поздно, необходимо создавать свои конкурентоспособные территории и  регулировать  государственное  устройство, чтобы  сюда люди сами поехали. Либо – закрывать границу на замок, что абсолютно уже невозможно. Поэтому  планы  перехода от продажи сырья к конкурентной  экономике в любом  случае нужны. И не надо бояться того, что придется долго отшлифовывать  ситуацию с сырьем – невозможно в один момент перепрыгнуть от добычи к  переработке. Надо продемонстрировать свои  планы, что  будет  дальше, когда мы отстроим металлургическую отрасль. Только нужна  внятная и реализуемая программа, а пока мы ее не наблюдаем, и это вызывает естественное раздражение общества. Но я думаю, что другого пути нет, как перейти к конкурентной экономике и конкурентному управлению государством.

Беседу вела

Валентина БРАТЧИКОВА.

 



← Назад в раздел