За нами дело не станет

 

Одним из подразделений дорожников, которые вели спасательные и ремонтные работы, был и «Мехдорострой». Природа  в ту пору подшутила довольно жестоко, она как бы обозлилась на тех людей, которые относились к сооружению дорог легкомысленно. Многие внутрирайонные дороги и даже федеральные сыграли роль дамб, поскольку водопропускные трубы, переходы через речки или не были сооружены вообще, или же оказались закупоренными напрочь, либо были сделаны гораздо меньшего диаметра, чем  необходимо.

В обычно засушливое якутское лето прежде это не играло никакой роли, а в последние годы ручейки стали превращаться в мощные потоки. И они затапливали не только долины, но и тайгу, и населенные пункты. Чтобы снизить воздействие стихии, кое-где приходилось даже взрывать дороги, в том числе и печально известную «Колыму».

Поскольку дело было чрезвычайным, спасательные и восстановительные работы велись большинством подразделений за счет собственных средств, в том числе и «Мехдорстроем». Серьезные средства были выделены на эти цели и из бюджета республики. Правда, их было недостаточно, пришлось совершать некоторые финансовые маневры, пока поступит помощь из федеральных средств, предусмотренных на такие случаи.

Но на сентябрьском селекторном совещании премьера страны Виктора Зубкова было обнаружено, что цифры затрат на ликвидацию паводка, которые показала Якутия, значительно выше, чем это было преподнесено министром ЧС и ГО Сергеем Шойгу. И только спустя несколько недель выяснилось, что права оказалась пострадавшая от паводка республика.

Это замедление с расчетами, конечно, негативно сказалось на финансовом положении подразделений, участвовавших в ликвидации последствий этого стихийного бедствия.

Об этой проблеме мы с Сергеем Ивановичем Ефимовым говорили и в мае текущего года. Но ведь и в прошлом году ситуация была хотя и меньшей тяжести, но похожей. И тогда его люди, техника привлекались к таким работам и тоже за свой  счет, и спустя год прежняя задолженность не была погашена полностью. И тогда, в предыдущей беседе, он сказал: «Но ведь на государственном уровне все это можно было отработать много лет назад. Деньги нужны, когда нужны. Все понимают, что финансовое законодательство нуждается в совершенствовании, и делать это надо было… вчера».

Прошел еще год, и ничего не изменилось.

Тем не менее предприятие живет, работает, даже приобретает новую технику, пытается  набирать молодые кадры и «работать на будущее», хотя сложностей не только не убавилось, а к старым прибавились новые.

С некоторой долей ностальгии вспоминает он время, когда его подразделения не просто восстанавливали автодорогу «Вилюй», а сооружало свои участки заново.

«Это был для нас золотой век, - говорит Сергей Иванович. – Тогда были привлечены и федеральные мощности, и средства из местных бюджетов. И работа была, и платили нормально. А результат зависел только от нас. Мы стояли на одном месте, проблем связи с городом не было. Вахты сменялись без проблем. Два года прошло, этот участок дороги почти не содержался, а вот недавно побывал там – дорога как яичко, даже колеи на ней не набили, хотя машины идут день и ночь все два года. Мы, когда сдаем объект, даем гарантийный паспорт. Так вот, когда проехали эти 24 км, стыдно за свою работу мне не было. Хотя один начальник, с которым мы отправились в эту поездку, предсказывал, что, мол, придется заново насыпи отсыпать. Ничего подобного.

Однако сейчас в эту дорогу надо еще вкладывать хорошие средства. И президент республики, правительство это понимают. Непроходимые летом участки на этой дороге мы построили, но на старых продолжают выявляться участки, требующие ремонта. Пришли в негодность водопропускные сооружения, местами полотно дороги опустилось ниже нулевых отметок. Но относительно недавно эта автотрасса перешла в федеральную собственность, а это требует некоторого времени на организацию. Мы взяли часть участков на содержание, следим за дорогой, в том числе и за свой счет, в надежде, что нам вернут затраченные деньги. Республика финансировала эту работу до 1 октября. Дальше – федеральные деньги. Пока ситуация негативная.

Сейчас она обостряется в связи с ростом цен на горючее, запасные части, материалы. Главное – топливо и заработная плата. Что касается горючего, то мы ищем возможности купить его подешевле, на материалах можно сэкономить процентов три - пять. А вот зарплату можно только поднимать. Пытаемся экономить на стоимости горючего, но транспортные расходы очень велики. Покупаем, допустим, топливо, за двадцать, а доставка обходится еще в четыре…»

Эта ситуация для предприятия усугубляется тем, что его подразделения сейчас заняты строительством на автодороге «Амга». Это старый тракт, который еще в дореволюционные времена связывал столицу республики через Хабаровский край с Тихим океаном, проходит через три ее района. База предприятия находится почти в безлюдном месте, так что вахты рабочих обходятся только тем, что привезли с собой. Доставлять туда топливо проблематично, потому что летом переправы через Амгу как таковой нет. «Мехдрострой» переправу организовал совместно с СУ-888, купив два понтона. Бензовозы доходят до берега реки, здесь топливо перекачивается в небольшие емкости, которые переправляются  на противоположный берег с помощью парома. Там вновь топливо перетаривается в свои бензозаправщики. Причем здесь  приходится еще держать бульдозер, который буксирует автомашины с емкостями по 6 -8 тонн на подъем.

Еще интересно, что этой переправой пользуются и другие подразделения, занятые на строительстве автодороги, и местные жители. К этому все привыкли настолько, что люди на переправе спрашивают, каков график курсирования парома.

В эти дни особенно сложно в связи с тем, что на реке уже  началось льдообразование, идет шуга. Связь с «большой землей» вот-вот прервется. А тогда для вахтовиков будет самый тяжелый период, сменить низ на участке станет почти невозможно. Придется ждать, пока лед на реке окрепнет  хотя бы до такой степени, чтобы он выдержал не то что вахтовку, но хотя бы «Уазики». Так что рабочим, а среди них немало молодежи, придется жить в тайге в полном отрыве от благ цивилизации несколько недель.

– Хлеб дорожника горек и тяжел, - говорит Сергей Иванович.  Нас пока выручает то, что мы зарабатываем на содержании автодорог. Но приходится брать кредиты, а мы еще за старые не рассчитались. Республика свою долю выплатила, теперь все вопросы к федеральным властям.

Но ведь нельзя, чтобы это продолжалось бесконечно. Если мы плюс ко всему еще ежегодно участвуем в ликвидации последствий паводка, то у нас должен быть свой фонд  или хотя бы определенный процент на эти цели. Нельзя ведь каждый раз выскакивать за счет собственных оборотных средств, весна же бывает ежегодно.

Вообще, в дорожном строительстве, содержании автодорог нужно наводить порядок. Вот весной мы отстаивали город от затопления. Подтопило автодорогу,  под ней должна была быть водопропускная труба, она ни на одной карте не обозначена. Старожилы говорят, что была. А ее просто похоронили. Стало топить деревню, дорогу промыло рядом с трубой. Асфальт висит, а под ним грунта нет. А нас и не предупредили. Хорошо наши люди были на месте. А если бы не предупредили водителей, беды не миновать. Кто будет восстанавливать движение? Чья  эта труба? Кто будет платить за восстановление дороги, строительство объезда? Мэрия? МЧС? Республика? Мы все сделали, а проволочки с оплатой длились еще несколько месяцев, отдавать деньги никто не собирался, а мы там даже асфальт проложили, чтобы дорогу не разбило. Вот для этого у нас и должен быть свой фонд. Иначе мы просто прогорим.

У нас основной костяк коллектива – девяносто человек. Мы сумели обновить свой парк техники, пескоразбрасыватель приобрели на КамАЗе, уже утром в шесть часов подсыпаем дороги в период гололеда. Экскаватор новый, есть станция для напыления ледовых переправ. Купили китайский легкий бульдозер с рыхлителем, взяли двенадцатитонный каток с вибратором. Купили «Фермер» для перевозки людей в таких местах, как на Амге. Технику обновляем и увеличиваем ее количество. Задумка – еще контору себе построить, сейчас арендная плата за помещение растет  с каждым днем.

Хлеб дорожника тяжело достается. Все держится на костяке коллектива. Дорожники – это своего рода каста. Но и молодежь надо привлекать. Есть у нас хорошие молодые ребята, механизаторы классные, есть и новички, которые еще на подходе по мастерству. Хочется им помочь, с жильем в том числе. Но средства на это нужны. Ведь как работают! Вот сейчас, например, как менять вахты? Вертолет – чересчур дорого – две ходки сделали, семьсот тысяч отдали. Бригаду туда – обратно доставить – миллион вылетел.

Не будет средств, начнут уходить люди, в первую очередь – лучшие. Молодежь вообще трудно привлечь к нам. Купить квартиру – нереально. Раздробить стоимость одной квартиры на кредиты по двести тысяч – мало. А социального жилья дождаться невозможно. Об этом тоже надо думать, иначе мы растеряем все кадры. В первые годы, когда предприятие выходило из кризиса, мы еще как-то умудрялись строить собственными силами. Теперь даже на ремонт старого не наскребешь.

И это не только у нас, эту проблему надо решать всем сообща, а не в одиночку.

В прошлом году мы сдали свои пять километров на «Амге», в новом году проложим еще столько же. 11 декабря, как и было запланировано правительством Республики, сдали автозимник через реку Лена Хатассы - Павловск.  Надеемся, что аукцион  мы выиграем, обязательства свои мы всегда выполняли на всех участках, где бы ни работали. Но очень хочется работать нормально, без нервотрепки, чтобы  мы не работали в долг, чтобы соблюдалась финансовая дисциплина, а все шло по планам, четко составленным и обеспеченным всем необходимым для этого. А за нами дело не станет.

Юрий Карпов.

Г. Якутск

 

 

 



← Назад в раздел