На всех хватает сердца

История Саши больше напоминает собой мексиканский сериал, чем реальные события. Родился он в роддоме городка Лабытнанги. Его маму врачи сразу предупредили - малыш не жилец и проживет на этом свете от силы несколько дней. У него обнаружилось врожденное тяжелое психоневрологическое заболевание. Прямо в роддоме молодая мать подписала документы об отказе от ребенка. Но мальчик оказался сильным, вопреки прогнозам он выжил и впоследствии из роддома был направлен в Тюмень. Так Саша попал в Дом ребенка.

Вспоминая его состояние в первые дни, Ирина Натановна Белова - главврач Ямало-Ненецкого окружного специализированного психоневрологического профиля Дома ребенка говорит, что малыш действительно был очень тяжелым, самостоятельно не мог даже глотать, очень плохо засыпал. Но вот прошло четыре года, и мальчик научился самостоятельно есть, ходить, успешно усвоил навыки первых лет жизни. А так как в этом учреждении детки могут находиться только до четырех лет, то пришло время, когда на Сашу стали готовить документы для отправки в детский дом. В личном деле Саши были все документы, в том числе и сведения о матери. Несмотря на ее заявление об отказе, сотрудники Дома ребенка решили рискнуть. Они позвонили маме и, рассказав об успехах Саши, спросили, может, она заберет мальчика в семью? Результат их беседы потряс всех - оказывается, молодая мать и не подозревала, что ее сын выжил!

Какое-то время ушло на усыновление ребенка, но при полной поддержке сотрудников учреждения все препоны были успешно преодолены, и Саша вернулся в семью, где его ждали два братика. Мама до сих пор звонит в Дом ребенка, консультируется у специалистов о том, как дальше развивать мальчика, и при этом не устает благодарить сотрудников. О Саше она говорит, что он сейчас мало чем отличается от двух других ее детей, рожденных с диагнозом “здоровы”. Но вернемся к самому учреждению.

Главный врач без излишней суеты провела нас по всему корпусу Дома. Похоже, что к различным инспекциям здесь давно привыкли и проверяющих совсем не опасаются. Первые шаги нам дались нелегко. В Доме ребенка на сегодняшний день находятся 27 детей в возрасте от полутора месяцев до четырех лет. Семьдесят процентов из них имеют статус инвалидов, две девочки с рождения лежат в коме. Вид малышек в маленьких кроватках с трубочками в носу и капельницами просто разрывает сердце.

Возле деток постоянно находится кто-то из персонала, первая моя мысль была: “Как хватает сердца каждый день видеть такое?”. Мы переходили из комнаты в комнату. Каждая из них оформлена красочно и ярко, обстановка помещений говорит о том, что учреждение не бедствует. В каждой комнате находились сразу по несколько ребятишек примерно одного возраста и при них несколько человек персонала. Воспитатели при детях находятся неотлучно целый день, и потому я специально вглядывалась в их лица - что на них? Скука, усталость, равнодушие? Скажу честно, ничего такого мы там не увидели. Женщины с удовольствием общались со своими воспитанниками, занимали их развивающими играми, разучивали новые слова.

Ирина Натановна по ходу представляла нам детей и рассказывала историю каждого. “Вот Артур, ему два года, он уже ходит, нараспев произносит стишки, живо интересуется всем новым и ярким”.

И действительно, мальчик не отводил глаз от фотоаппарата в моих руках и только после длительных уговоров, смущаясь, прочитал нам стишок про рогатого бычка. “А у этой девочки, диагноз, - продолжила Ирина Натановна, - в момент рождения был беспрекословный - обречена. У девочки очень тяжелое заболевание, и шансов выжить у нее практически не было, но, тем не менее, ей уже три года, она самостоятельно одевается, кушает, обслуживает себя”. При этих словах девочка в пышном розовом платьице ненадолго отвлеклась от своего занятия, но, как только мы ее оставили, тут же сосредоточенно продолжила укутывать куколку. И только особенное выражение лица говорило постороннему взгляду, что девочка нездорова. А еще нас в этот день познакомили с Анной Ахматовой. Эта кроха действительно полная тезка известной поэтессы. По просьбе воспитателя девчушка звонким голосом продекламировала детский стишок и счастливо заулыбалась, видя, какую радость доставила взрослым.

Через следующий игровой зал мы прошли на цыпочках, там, сидя прямо на полу, молодая пара играла с девочкой. Нам пояснили, что это потенциальные усыновители девочки, они приезжают из США уже во второй раз, и пока у них идет стадия знакомства и привыкания друг к другу. Картина была трогательной: девочка выдувала мыльные пузыри, а соискатель отцовского счастья ловил их и хлопал ладошами. Девочка на каждый его удачный хлопок отвечала счастливым визгом.

Ирина Натановна рассказала нам, что с 2004 года здесь усыновили семь детей и еще семь взяты под опеку. Усыновители - сплошь одни иностранцы. А наши граждане детей если и берут, то только под опеку. И совсем небольшая часть детей по достижении четырехлетнего возраста возвращается к родителям. За три года в семьи вернулись четверо. Остальные по достижении выпускного возраста распределяются по учреждениям органов здравоохранения и образования.

О том, как построена вся работа в этом учреждении, надо рассказывать особо. Сейчас специализированный Дом ребенка может принять только 30 детей, а нуждающихся на самом деле гораздо больше. В связи с этим в здании шла реконструкция, строители заканчивали пристрой современного архитектурного вида, благодаря которому Дом ребенка планирует расширить свои площади. И тогда учреждение сможет принять еще человек тридцать. Система работы с детьми здесь продумана до самых мелких и на первый взгляд незначительных деталей. Педагог и медицинский работник работают в тесном взаимодействии друг с другом, дефектолог и психолог начинают работать с детишками с первых дней их поступления сюда. Педагог-преподаватель высшей категории Людмила Кадочникова занимается с детьми по оправдавшей себя программе “Монтесори”. Ирина Натановна говорит, что в их случае важен каждый день жизни ребенка, чем раньше он сюда попадет, тем больше шансов его выходить. И действительно, маленькие жильцы развиваются здесь каждую минуту. В программу их развития включены даже походы на кухню, где им готовят обед, и прогулки в ближайшие магазины. Регулярно к ребятам приезжают артисты театра с детскими постановками и навещают духовные опекуны из ближайшего храма. Воспитатели берут на себя даже такие сложные заботы, как посещения их воспитанниками детских праздников в городе. Но кроме всего перечисленного персонал учреждения еще находит возможность заботиться о том, чтобы дети имели представление, откуда они родом. В центре игровой комнаты мы увидели построенный руками женщин, никогда не бывавших не только в настоящем чуме, но и вообще на Ямале, игрушечный чумик.

На вопрос уполномоченного по правам ребенка в ЯНАО О. Бесединой о том, какие проблемы на данный момент испытывает Дом ребенка, Ирина Натановна назвала единственную - непозволительно долго в Салехарде оформляются документы для перевода детей сюда. В результате ребенок вынужден долго находиться в лечебном учреждении, и теряется его драгоценное время. Инвалидность детям оформляется только здесь - в Доме ребенка, и соответствующее лечение он получает в нужной мере только здесь. И действительно, дети с первых дней пребывания в специализированном учреждении полностью обследуются, а при необходимости сотрудники везут детей в Москву для консультаций у столичных медицинских светил. И такой порядок дел себя оправдывает. Благодаря ямальской программе “Сотрудничество” средств, выделяемых Дому ребенка, достаточно для того, чтобы поставить маленьких ямальцев, в прямом и переносном смысле, на ноги. Но вряд ли вложение окружных средств увенчалось бы такими успехами, если бы не вездесущий человеческий фактор. В данном случае - неусыпная забота о детях персонала этого учреждения. Да и статистика говорит о том же: за прошедшие годы из Дома ребенка выбыли 45 человек, и только трое из них попали в печальную строчку - умершие.

Об отношении сотрудников Дома к детям говорит еще вот какой момент: уже прощаясь, я спросила мнение Ирины Натановны, но не как главного врача, а просто женщины, гуманно ли искусственно продлевать жизнь девочек, которые с рождения находятся у них в состоянии комы? Святая женщина посмотрела на меня такими мудрыми глазами, что я поняла, как мало смыслю в этой жизни. Её ответ поразил меня: "Не нам решать. Они сами решат, когда им уходить".

Елена ДЕМЬЯНОВА.Ямало-Немецкий дом ребенка.



← Назад в раздел