С поправкой на экстремальность

– Как-то получается, что часто информационный фон, касающийся Сахалина, направлен на освещение событий форс-мажорного характера: с землетрясением в Невельске, с экстремальными событиями на Северных Курилах, - обратился к журналистам Александр Вадимович. - Не всегда, я бы подчеркнул, и не во всем эти сообщения носят объективный характер. Поэтому мне бы хотелось в ходе пресс-конференции расставить точки над “i” и дать более конкретную и объективную картину жизни островной области.

Традиционно уже сложилось, что главная отрасль на Сахалине – нефтегазовая. Шельфовые проекты, где работают консорциумы зарубежных компаний во главе с лидерами нефтегазового дела - компаниями “Эксон”, “Бритиш Петролеум”, “Шелл”, оказались, что называется, “под микроскопом”. Только на этих направлениях, я полагаю, нам замыкаться, конечно, неправильно. Говоря о диверсификации экономики, о развитии различных отраслей на Сахалине, есть необходимость детально остановиться на нашем видении решения этих проблем, чтобы здесь, в центре, сложилось максимально объективное мнение по состоянию дел на самой отдаленной территории российского бескрайнего государства, Дальнего Востока.

– И все же, Александр Вадимович, хотелось бы узнать, как идет ход восстановительных работ в Невельске, что уже построено?  

– Давайте разобьем вопрос на несколько подразделов. После произошедшего землетрясения необходимо было город расчистить – пострадало ведь 777 домов, 239 домов вообще не подлежат восстановлению, более 60 объектов социальной инфраструктуры необходимо снести, поскольку их восстановить невозможно. Вот эту работу мы выполняем. На сегодняшний день снесено порядка 100 жилых домов, 26 объектов социального назначения. Работы несколько приостановлены в связи со сложившимися с осени суровыми условиями, но с тем, чтобы дальше интенсифицировать непосредственно строительство. Взаимосвязь здесь какая? Обычно сахалинский портовый город – это одна главная дорога. Если мы активизируем только снос, то будет очень сложно запускать сюда технику для строительства. Мы расчистили необходимые площадки, сосредоточившись на девяти подготовленных площадках, где в 2007 году планировалось построить 60 тысяч квадратных метров жилья - порядка тысячи квартир. Планы наши изначально были реальными. Но, к сожалению, экстремальные условия не позволили справиться с задуманным. В эту работу внесли “коррективы” ноябрьские шторма и задержали строительство. Паромная переправа, например, простояла в бездействии более 12 суток. В общей сложности мы потеряли почти 25 рабочих дней. Поэтому до конца года из запланированных 1000 квартир было построено только 600 - сдано 40 тысяч квадратных метров жилья. Переходящими на январь остались еще 250 квартир. Вообще, все мероприятия по ликвидации последствий землетрясения, связанные с жильем, мы планируем закончить в 2008 году.

Далее - на следующий год у нас пойдет строительство инфраструктурных объектов. На это дело выделяется порядка 2 млрд рублей. Там будут переходящие объекты на 2009 год: школы, большой культурный центр, три детских сада и некоторые структуры административного и социального назначения.

– Хотелось бы знать, Александр Вадимович, что и как влияет на величину сахалинского регионального продукта?

 

– Валовой региональный продукт по 10 месяцам 2007 года на Сахалине составил порядка 300 млрд рублей, я думаю, что по году это будет миллиардов 350. Основным фактором роста является повышение объемов промышленного производства, а в нем, конечно, углеводородная, сырьевая направленность. Впервые в этом году Сахалин добудет порядка 12 млн тонн нефти и около 6 млрд куб. м газа. Эффект получим в результате того, что на проектную мощность выходят два наших основных проекта - “Сахалин-1” и “Сахалин-2”. Нефтяная составляющая - это в основном “Сахалин-1” (добыто 10 млн тонн нефти), которые будут отгружены потребителям за пределами Российской Федерации. Но здесь - на территории России - есть свои покупатели.

– Механизм привлечения инвестиций?

 

– Понимая всю ущербность сырьевой экономики, полагаем абсолютно необходимым и целесообразным думать о переработке, о добавленной стоимости. Такие проекты на сегодняшний день есть - к нам приходят инвесторы, скажем, по развитию газохимии. Есть серьезные предложения, и мы их прорабатываем. Работаем, конечно, по диверсификации экономики в других направлениях производства: лес, уголь, углехимия, рыболовство.

Объем привлеченных инвестиций по шельфовым проектам в Сахалинской области составил порядка 20 млрд долларов. На один рубль государственных инвестиций мы привлекаем значительно больше, чем государство. У нас эта пропорция составляет 1 к 10, в Москве – 1 к 2. Об этом говорилось на одном из заседаний Госсовета, который был посвящен привлечению инвестиций. Сумма эта постоянно увеличивается. По 2008 году будет привлечено порядка 3,5 млрд долларов.

– Очевидно, вы много специалистов привлекаете из-за рубежа?

 

– В рамках проектов есть четкие квоты, определенное число специалистов российских привлекается. На этапе подготовительном, когда шла стройка, до 65 процентов специалистов привлекалось по проекту “Сахалин-1” и до 70 процентов - по проекту “Сахалин-2”. С переходом на высокотехнологичные этапы там доля российских специалистов несколько снижается и повышается доля иностранных. По проекту “Сахалин-2” примерно будет 50 на 50. Что касается заработной платы – здесь никакого ущерба для российских специалистов нет, они получают заработную плату в соответствии с их квалификацией.

– Какова социальная ответственность бизнеса?

 

– У нас подписан целый ряд соглашений с ведущими российскими компаниями - Газпромом, РАО “ЕЭС России”, Роснефтью, у которых есть серьезные намерения инвестировать средства в социальную инфраструктуру острова. Но вопрос идет пока на этапе переговоров, он в динамике, я думаю, что будет положительно решен.

– Сейчас рассматривается предложение о том, чтобы весь газ, добываемый в рамках проекта “Сахалин-1”, направить на внутренний рынок, а что вы думаете по поводу того, чтобы газ “Сахалина-1” экспортировать в Японию?

 

– На сегодняшний день газовая инфраструктура создана по “Сахалину-2”: есть добыча нефтяная, есть газ - попутный, который добывается и отправляется в Хабаровский край, удовлетворяет его бытовые потребности. Но серьезной инфраструктуры для экспорта газа пока не имеется. Нет пока и окончательной консолидированной позиции по поводу реализации газа “Сахалина-1” в перспективе. Самые разные варианты прорабатываются. Вы знаете: есть пожелания правительства. Есть программа газификации регионов, в том числе Дальнего Востока, - газификацию проводить именно за счет газа “Сахалина-1”. Для этого ведь тоже нужна соответствующая инфраструктура. И главный вопрос, который в этой теме надо обсуждать, – это вопрос, конечно, цены. Еще таких договоренностей нет. Идут активные переговоры с Газпромом. Второе направление - консорциум по СРП является собственником той продукции, которую добывает, и может свои намерения реализовывать. Консорциум прорабатывает вопросы поставки газа и в Китай, есть контакт и с индийским правительством - ведутся переговоры. По поводу позиции Японии не скажу, ничего об этом не знаю. В декабре состоялось заседание Наблюдательного совета – переговоров по продаже газа Японии пока нет. Если использовать структуру “Сахалина-2”, строить третью очередь завода СПГ, тогда этот вариант возможен и реально будет рассматриваться.

– Как складывается энергообеспечение Курил?

 

– В основном энергетика Курил зависит от поставок дизельного топлива и от состояния дизель-генераторов, которые там находятся. Надо сказать, что в этом отношении ведется большая работа. И та последняя ситуация, которая очень активно обсуждалась в прессе, в том числе и в федеральных СМИ, о Северо-Курильске – это был форс-мажор. Там три дизель-генератора. Один основной в работе, второй резервный тоже в работе и третий, новый, выходит из монтажа. После обслуживания ответственной компанией основной дизель-генератор выходит из строя. Запускаем резервный, которому, к сожалению, 40 лет службы, он тут же выходит из строя. И третий еще не закончен по монтажу. Все меры, как видите, были приняты.

Но вы понимаете, что транспортная схема на Северные Курилы от сахалинской территории находится на максимальном отдалении. Гораздо ближе Камчатка. Поэтому приходилось завозить оборудование через Петропавловск-Камчатский, а это, естественно, время и деньги. Тем не менее ситуация была устранена. Мы зависим от таких факторов. Поэтому активно ведется работа по альтернативной энергетике. В основном это геотермальная энергетика и малая гидроэнергетика. Были поручения по поводу ветряных источников со стороны Виктора Зубкова во время его визита в область. Мы сейчас внимательно смотрим: на Южных Курилах и на Средних Курилах геотермальная энергетика и гидроэнергетика практически замещают традиционные дизель-генераторы, и они сейчас в качестве резервных или работают в пиковые нагрузки. По Северным Курилам немного сложнее, но работа идет.

– Как на Сахалине складывается демографическая ситуация?

 

– Она на всем Дальнем Востоке чрезвычайная: отсюда за рыночные годы уехало 2 млн человек! Сахалин покинуло порядка 250 тыс. Люди расстаются с регионом по ряду причин объективного и субъективного характера: дороговизна жизни, социальная неустроенность, решение квартирных проблем. Во многом виновата несовершенная транспортная инфраструктура, граничащая с транспортной изоляцией. Сахалинская схема: железная дорога – паром – островная железная дорога - это некогда смелое инженерное решение 60-х годов прошлого века сейчас абсолютно устарело, поскольку требует сумасшедших накладных расходов, а таких средств у людей нет.

Когда мы говорим о дорогом островном строительстве, это вызывает большое недоумение у людей несведущих: почему, мол, там у вас так дорого - квадратный метр жилья в Южно-Сахалинске стоит порядка 3 - 3,5 тыс. долларов. Как раз одной из причин дороговизны и является транспортная составляющая. На Сахалин практически все завозится, кроме рыбы.

На отток людей также очень влияет опасность островной жизни. Человек, ложась спать, не знает: то ли он проснется утром живым-здоровым, то ли рухнет его дом и он потеряет все. Сейсмические условия на островах просто экстремальные. Сахалинская область – единственный в России островной регион, где 9 - 10-балльные по сейсмичности площадки. Поэтому при строительстве мы должны предусматривать такую “сейсмику”, что существенно удорожает жилищное строительство.

При реализации нацпроекта “Жилье” мы плотно сталкиваемся с этими проблемами, которые сдерживают строительство, но островитяне понимают, что сегодня на Сахалине, как и в других регионах Дальнего Востока, сосредоточен потенциал ресурсный, который надо стране осваивать. А поскольку людей с обжитых мест не переселишь, вахтовым методом нереально работать, поэтому надо всеми силами и средствами внедрять программу сейсмоусиления, развивать строительную индустрию в этом направлении и, конечно, решать вопросы транспортной изоляции.

– На Сахалине ветхое и аварийное жилье - главная причина несчастий?

 

– Сахалин – это, действительно, единственная островная область, которая подвержена природным катаклизмам. Причем каждые 3 - 5 лет на Сахалине происходят землетрясения, которые либо несут большой материальный урон, либо приводят к человеческим жертвам. Если я на память статистику приведу, то 1993 год - Курильское землетрясение на Шикотане, примерно 15 - 20 человек погибло. 1995 год – землетрясение в Нефтегорске, около 2000 погибших. 1996 год – землетрясение, последствие нефтегорского, в Охе и Ногликах большое повреждение жилого фонда. 2001 год – Углезаводск: 6 - 7 баллов, около 100 семей остались без жилья. 2005 год – Углегорск, 2006 год – Горнозаводск, 2007 год – Невельск… Как видите: постоянно происходят такие землетрясения, которые причиняют большой материальный урон либо приводят к человеческим жертвам.

Если говорить о цифрах, то мы прикинули нашу программу сейсмоукрепления и цифры, на которые мы вышли, - порядка 102 млрд рублей необходимо сегодня вложить в жилой фонд и в отдельные социальные структуры, для того, чтобы провести сейсмоукрепление зданий, сооружений, в которых люди проживают, и сооружений, которыми люди пользуются. В ветхом жилом фонде, только в тех регионах, где сейсмика такая серьезная, проживает порядка 100 тыс. человек, и нужно еще примерно 40 млрд рублей, чтобы переселить людей и создать им нормальные условия проживания. Цифры совершенно космические! Примерно в таких же условиях находится Камчатка, там не менее серьезная ситуация. Поэтому программа сейсмоукрепления – это чрезвычайная программа, над которой мы хотим работать совместно с правительством Российской Федерации. Такие поручения премьер и президент дали, такая программа готовится, и, я думаю, что в ближайшее время мы ее увидим. Учтет ли она все наши пожелания, мне сложно сказать, потому что денег нужно очень много.

Домики, которые строятся на сегодняшний день в Невельске, от разных поставщиков. Мы используем вологодские технологии - с Вологды нам материал поставляют. Нам поставляют домики Переяславль-Залесский, Хабаровск. Сейчас эффективно строит и сдает в эксплуатацию наш сахалинский завод, который использует иностранные технологии. Мощность его примерно 60 тыс. кв. метров в год. Но сейчас планирует расширяться. Это наш завод “ПромСтрой”. Он работал для иностранцев, строил “Американские деревни” для консорциума “Сахалин-2”. Это очень качественные, апробированные технологии, которые с удовольствием используют даже иностранные компании.

Репортаж с пресс-конференции подготовлен специально

для “Парламентской газеты на Дальнем Востоке”.

 

 

 



← Назад в раздел