У САМОГО СИНЕГО МОРЯ… О проблемах рыбного промысла, обновлении флота и… браконьерских квотах

Все согласны, что рыбная отрасль обязана быть в числе приоритетных в социально-экономическом развитии Дальнего Востока. Россия здесь владеет 2 миллионами гектаров моря, пригодных для промысла и выращивания аквакультуры. Сегодня на дальневосточном бассейне добывается около 3 миллионов тонн рыбы в год, что составляет от 70 до 82 процентов всех «даров моря», получаемых отраслью.
Но до сего дня управление промыслом было далеко от совершенства. А правила работы рыбаков на Дальнем Востоке менялись столь часто, что в них плохо разбирались, путались и добытчики рыбы, и сами управленцы.
Сегодня ситуация стремительно меняется. Важные решения, касающиеся проблем развития отрасли, были приняты весной на заседании президиума Госсовета РФ. Они серьезно обсуждались на втором Восточном экономическом форуме. На состоявшемся вслед за ним во Владивостоке VIII международном Конгрессе рыбаков.
Но многое в сложной, экспортно-состоятельной, следовательно, и валютоемкой отрасли остается на дискуссионном уровне. Решения власти должны обрести поддержку, стать прозрачными и доступными пониманию самой широкой рыбацкой общественности. Иначе, как в анекдоте, рыба будет плавать и размножаться отдельно, а постановления с тем же успехом – отдельно.
СПОРЫ БЕЗ ССОРЫ?
Чем культурная деловая дискуссия отличается от уличного спора? Тем, что участвующие в ней оппоненты не срываются на крик, а внимательно слушают и слышат доводы друг друга. Если хотят возразить, то серьезно аргументируют свою позицию, убеждают в ее правильности и себя, и окружающих.  
Именно такие дискуссии в последнее время стали правилом на совещаниях разного уровня и ранга, где обсуждаются проблемы рыбной отрасли России. Но известно, что и самые строгие правила не обходятся без исключений. И проявляются они довольно неожиданно. Вот характерный случай.
На крупном совещании бизнесмен и инвестор даже не критиковал, а скорее недоумевал, почему государственные средства и ресурсы пока работают, используются в отрасли недостаточно эффективно. Он говорил, что выделение рыбных квот на строительство новых промысловых судов – это прекрасно. Только сомневался, что в течение нескольких лет отечественная промышленность, которая никогда(!) не строила крупнотоннажные специализированные траулеры, успешно справится с этой задачей. Особенно сложно, практически нельзя будет оснастить новый флот российским современным оборудованием, необходимым для поиска, лова, обработки и хранения морепродуктов. Потому что такого оборудования в России просто не производится.
Обратил он внимание и на то, что в Приморье, например, не состоялось ни одного конкурса на выделение участков акватории под марикультуру. Хотя решение об их проведении было принято год назад. А для того, чтобы «морской огород» дал полноценную отдачу, надо еще 7 лет. При такой «расторопности» потери ресурсов неизбежны.    
В Хабаровском крае участие в конкурсах на выделение прибрежных участков для лова красной рыбы обуславливается тем, что у нерестовой реки не далее чем в 5 километрах обязательно должен быть действующий рыбзавод. Заводов таких мало. Но как же инвестировать в развитие отрасли, если те, кто хочет и способен построить новое предприятие, не допускаются к конкурсу?
Выступающий позволил себе сказать и о том, что необходимо госсредства направлять на восстановление простейших и дешевых портов-убежищ. Вокруг них традиционно возникали рыбацкие поселки, создавались новые рабочие места. Сегодня десятки таких портов заброшены и разрушены.
Казалось бы, ничего сверхреволюционного в речах бизнесмена не прозвучало. Но присутствующий на собрании крупный министерский чиновник оценил их крайне негативно. Он заявил, что выступавший «сказал серьезные вещи, которые не соответствуют действительности».
Первое. Оказывается, для участия в конкурсе по красной рыбе вовсе не обязательно наличие завода непременно в 5 километрах от речки. Если такого предприятия нет, то желающему достаточно заплатить побольше денег и он будет допущен к конкурсу.
Второе. С марикультурой в Приморском крае все обстоит не так плохо. Это местные власти не проявляют инициативы. Чиновники «Росрыболовства» вынуждены были сами договариваться с Минобороны и Минприроды, чтобы получить у них в пользование 11 тысяч га морской акватории для создания 7 участков под разведение марикультуры. Но и эту «благотворительную» акцию приморские специалисты восприняли с недовольством.
Бизнесмен возразить на реплику начальственного чиновника ничего не посмел. Только одна женщина, присутствующая на собрании, высказалась примирительно: «Если оппоненты начали горячиться – значит, проблема есть».
Есть, и на самом деле требует своего разрешения. Ну почему потенциальный инвестор, желающий получить участок по красной рыбе, должен платить дополнительные деньги, чтобы просто быть допущенным к конкурсу? Ведь он заведомо попадает в неравные условия с другими конкурсантами. Потому что завода у него нет, а получит ли он участок под его строительства – это, как говорится, «вилами по воде писано». То есть, бросай деньги на ветер и тебе зачтется. Кем и когда?
По меньшей мере, странные условия для привлечения большего числа инвесторов в рыбную отрасль.
Сомнителен и аргумент, оправдывающий создание 7 участков по марикультуре в Приморском крае. То, что «Росрыболовство» сумело договориться с Минобороны и Минприроды о выделении 11 тысяч га морской акватории – чудесно. Но конкурс-то должны были провести местные власти. А получили взамен практически «навязанную услугу».
Разрешите аналогию. Так сложилось, что мне пришлось много лет жить и работать в одной из прибалтийских республик. Там в конце 80-х годов прошлого века велись горячие споры по «вопросу оккупации». Я тогда не мог понять, какая же оккупация, если Советский Союз строил в Прибалтике заводы и фабрики, города и поселки? Однажды от идеолога национального движения получил любопытный ответ: «Москва навязывает блага, о которых ее никто не просит. По всей стране возвели «Черемушки», иронично воспетые Рязановым в фильме «Ирония судьбы…». Москва не должна и не может за нас решать, где и как сеять кукурузу, где и как строить общественные туалеты. Это и есть оккупация».
Утверждение спорное. Но согласитесь, не считаться с мнением местных специалистов, навязывать им свои решения – это не самый лучший метод социально-экономического развития Дальнего Востока. И решение, что квоты на вылов рыбы щедро будут получать те промысловики, которые станут строить суда только на отечественных верфях, несколько поспешно. Конечно, оно продиктовано верным желанием поскорее покончить с зависимостью от зарубежных корабелов. Но и здесь надо учитывать реально сложившиеся обстоятельства.
Пока российские верфи не могут предложить рыбакам ни одного проекта сайролова или крупнотоннажного морозильного траулера. Но, как заявляет руководитель Объединенной судостроительной компании  Алексей Рахманов, это вопрос решаемый. А вот поставленная задача оснащать новые промысловые суда отечественным оборудованием на 70 и более процентов в ближайшей перспективе просто неисполнима.
Оптимисты – корабелы и рыбаки-практики – считают, что результат в 40 процентов труднодостижим, но возможен. Более осторожные полагают, что самое большее, чего можно ожидать, – это насыщение судов российским оборудованием не более, чем на 20 процентов.
Значит, пока квоты можно и нужно выделять под строительство судов не только на отечественных заводах. Потому что средний возраст промыслового флота Дальневосточного бассейна, насчитывающий около 3,5 тысяч вымпелов, подобрался к своему 30-летию. А большая его половина и того старше. Пока суда проходят регистр, и работа на них достаточно безопасна. Но наступает предел прочности, после преодоления которого любой выход в море для многих рыбаков будет сродни игре в «русскую рулетку».
Начало строительства крупнотоннажных рыбопромысловых судов на российских верфях намечено на 2018 год. Но сегодня не определена даже приблизительная их цена. Из-за полного отсутствия типовых проектов рыбаки считают, что она будет много выше, чем на зарубежных предприятиях. И полагают более правильным и разумным создание люфта во времени в 3-5 лет, когда за счет рыбных квот можно будет обновлять флот и на верфях за пределами страны.
Дискуссии продолжаются…
О КАДРАХ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
На втором Восточном экономическом форуме прошла ключевая сессия «Водные биоресурсы Дальнего Востока в обмен на инвестиции». Выступления участников на ней были интересными, прозвучало много предложений по совершенствованию работы рыбной отрасли. Некоторые уже получили освещение в СМИ. Мы остановимся на одном эпизоде.
Генеральный директор Преображенской базы тралового флота Сергей Еремеев сказал, что сегодня больше, чем обновление флота, его волнует нехватка кадров среднего и младшего звена в экипажах. И учить их негде, потому что советские техникумы и профтехучилища практически разрушены, прекратили свое существование. Как решить вопрос?
На помощь пришел губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко. Он рассказал об опыте подготовки кадров в нефтяной, горнообогатительной и других отраслях хозяйства на Дальнем Востоке. Все они успешно используют возможности частно-государственного партнерства. Компании, бизнес  платит стипендии обучающимся, приобретают для учебных центров необходимые тренажеры. А государство обеспечивает их помещениями, приглашает на работу преподавателей. Таким путем подготовки профессиональных кадров идут многие регионы России. Так же, по мнению губернатора Сахалинской области, надо действовать и дальневосточным рыбакам…
Неожиданно в зале поднялся подтянутый мужчина с выразительными раскосыми глазами, в морском кителе.. Модератор сессии тут же поспешил предоставить слово «китайскому товарищу». Но им ко всеобщему удовольствию (процедура сопровождалась веселым смехом) оказался вполне российский ректор  Дальневосточного государственного рыбохозяйственного университета («Дальрыбвтуз») Георгий Ким. Он сообщил собравшимся, что средние специальные и профессиональные рыболовецкие учебные заведения никуда не делись и вовсе не разрушены. Даже наоборот. В них работают лучшие преподаватели и профессора, они оснащены самыми передовыми тренажерами, ежегодно выпускают сотни высококвалифицированных моряков. При «Дальрыбвтузе» действуют четыре таких колледжа.
— К сожалению, наши выпускники практически не попадают на рыбопромысловые суда, — продолжил ректор. – Сразу по окончании учебы ребят призывают на срочную службу в Армию. После демобилизации они на флот не идут, потому что рыночная экономика предлагает им более спокойную работу на берегу. И вполне достойный, сравнимый с морским, заработок…
По мнению Георгия Кима, решению проблемы дефицита кадров в рыбной отрасли ДВ поможет введение обязательной двухлетней альтернативной службы для выпускников колледжей «Дальрыбвтуза» в экипажах промысловых судов. Такая двухлетка, уверен ректор, многих парней на всю жизнь «привяжет» к морю. Конечно, кто-то после альтернативной службы спишется на берег. Но проблема дефицита кадров все равно будет закрыта.
Участники ключевой сессии ВЭФ встретили выступление ректора с одобрением. Присутствовавшие депутаты Госдумы РФ обещали детально рассмотреть и проработать вопрос…
Прозвучало на сессии еще одно необычное предложение. Депутат Государственной думы России Ирина Яровая заявила, что инвестициями в обновление флота и береговой инфраструктуры рыбной отрасли могут стать «браконьерские квоты».
Несмотря на принятые государством строгие меры, браконьерский лов, контрабандный вывоз рыбы-сырца за рубеж продолжается. Пограничники, отслеживающие все «челночные» передвижения рыбацких судов к берегам Японии, Южной Кореи, Китая нередко упускают (пропускают) заведомых браконьеров.
 Потому что задерживать их хлопотно и почти бесполезно. Надо догнать и остановить судно, сопроводить его в российский порт, привлечь капитана и экипаж к ответственности. А каков результат? Капитан отделывается административным штрафом, судно обычно возвращается владельцу. А дары моря – рыба красная, минтай, сельдь, крабы – весь улов конфисковывается и уничтожается.
Мириться с огромными потерями ценных морских биоресурсов больше нельзя. Поэтому депутаты Госдумы решили разработать проект закона, по которому браконьерская добыча будет передаваться законопослушным рыбопромысловым предприятиям. Она, во-первых, будет на вполне законных основаниях реализовываться внутри страны, поставляться на экспорт. А во-вторых, превратится в те самые квоты, которые можно инвестировать в строительство новых судов, береговых рыбоперерабатывающих предприятий.
Рыбная отрасль Дальнего Востока станет более эффективной. Она вполне способна внести свой весомый вклад в социально-экономическое развитие региона, существенное повышение качества жизни дальневосточников.
Александр ГЕЛЬБАХ


← Назад в раздел