«Вектор ускорения» себя оправдал

Восточная политика России находит все большее понимание и поддержку общества, выражается кратким словом «надежда». Это показывают и социологические опросы. Почти девяносто процентов населения уверены: разворот страны к Тихому океану способствует росту ее могущества, международного авторитета. Дальний Восток – свыше трети российской территории. Второго подобного пространства, несущего такой огромный потенциал для развития, в мире просто нет. Это понимают не только в Азии, но и в Европе.
На фоне кризиса, потерь, которые несет наше государство, Запад в целом, экономика ДФО показывает устойчивый рост. Что послужило его причиной, каковы дальнейшие планы, перспективы? Эти и другие вопросы члены Совета Федерации обсудили на очередной встрече с главой Министерства РФ по развитию Дальнего Востока Александром Галушкой.

Дорогу осилит  идущий

Только за девять месяцев 2015 года, сообщил он, промышленное производство увеличилось на 3,1 процента. Инвестиции в основной капитал – на пять, налоговые, иные поступления – на 31,1, зарплата – на 5,7 процента. Естественный прирост населения составил свыше 5,6 тысячи человек.
Министерство, вместе с федеральным центром, сумело определить вектор ускорения, найти способы «притяжения» капитала. Дан старт механизмам опережающего развития. В их числе ТОРы, свободный порт Владивосток, перспективные инвестиционные проекты, Фонд развития Дальнего Востока. За первое полугодие было создано девять территорий опережающего развития, а к декабрю их стало уже двенадцать. На создание необходимой инфраструктуры выделено 20,5 миллиарда рублей. Приступили к работе «Корпорация развития Дальнего Востока», Агентство по развитию человеческого капитала, по привлечению инвестиций и поддержке экспорта.
Первая заявка от инвесторов на «резидентство» в ТОРах пришла в августе, теперь их насчитывается около девяноста, с объемом средств свыше 283 миллиардов рублей. Подписаны первые шестнадцать соглашений на 164,4 миллиарда рублей.
- Что за этими цифрами? - спрашивали сенаторы.
- Высокотехнологичный завод по производству комплектующих для авиастроения в Хабаровском крае, нефтеперерабатывающий, в Амурской области, строительных материалов – в Якутии. Еще – современные агропромышленные, транспортно-логистические комплексы в Приморье, освоение Беринговского угольного бассейна на Чукотке, создание туристического кластера на Камчатке, многое другое. Жителям ДВО эти объекты дадут не менее 17 тысяч рабочих мест.
Намечено также создание ТОРов под нефтехимический комплекс в Приморском крае, заводы газохимии, газопереработки в Амурской области. Объемы инвестиций – от одного до 1,3 триллиона рублей.
В октябре, сообщил министр, состоялось первое заседание наблюдательного совета свободного порта Владивосток, а к концу 2015 года поступили 29 заявок на участие в развитии этой территории, с инвестициями свыше 74 миллиардов рублей. Под строительство и реконструкцию портовых терминалов, складских и холодильных помещений, гостиничного комплекса, других объектов, где будет свыше десяти тысяч новых рабочих мест.
Одобрены также проекты освоения месторождений золота, алмазов, угля, железной руды, агропромышленного комплекса на Камчатке, терминала в порту Ванино. Они обеспечат не менее 15 тысяч рабочих мест. И в течение десяти лет – свыше 205 миллиардов рублей налогов.
Водопад цифр, адресов строек. Сухая статистика, однако, не утомляла аудиторию. Ибо за нею – промышленные, жилые объекты, преображенные города и поселки. Но, как известно, скоро сказка сказывается. Механизм управления приходится отлаживать постепенно, шаг за шагом. Важная роль в подъеме экономики отводится Фонду развития Дальнего Востока. Он сумел нащупать «точки роста», подкрепить их своими капиталами.
В 2015 году Фонд вложил в производство 9,5 миллиарда рублей, привлек 64 миллиарда рублей частных инвестиций. Среди финансируемых им проектов – строительство моста в Еврейской АО, сухого порта и холодильно – складского комплекса в Приморском крае, освоение золоторудного месторождения на Камчатке, другие.
На один рубль бюджетных средств в ДФО приходится двенадцать рублей частных инвестиций. Мощный рывок экономике региона дал Восточный экономический форум. По его итогам подписаны инвестиционные соглашения на сумму свыше 1,8 триллиона рублей. Важно теперь конвертировать эти акты в конкретные дела что, разумеется, непросто, заметил министр. Нужны соответствующая инфраструктура, кадры, приемлемые условия труда и быта.
Признавая приоритет развития Дальнего Востока, федеральный центр не всегда учитывает это на практике. Например, в финансировании социальной сферы: здравоохранения, образования, обеспечения доступным и комфортным жильем. Так, до 2014 года по разделам «Развитие туризма», «Физическая культура и спорт» ДФО не выделяли ни копейки. На образование, подушевое финансирование – в 10,5 раза меньше, чем в среднем по России. На здравоохранение, соответственно, в 4,9 раза, коммунальное строительство – в 4,7, культуру – в два раза меньше. Минвостокразвития получил полномочия согласовывать эти программы с другими госструктурами. Перекосы постепенно устраняются.

Транспорт –  двигатель прогресса

Отчет министра удовлетворил сенаторов. Но и без вопросов: наводящих, уточняющих, не обошлось.
- Тридцать лет тому назад, будучи депутатом Верховного Совета СССР, - напомнил Николай Рыжков,- я получил наказ избирателей построить железную дорогу от Нерюнгри до Якутска. Было много противников этой идеи. Дескать, не окупится объект, не будет нужного грузооборота. Маловеров разубедили, с большими трудностями построили объект. Но дошла «железка» до Якутска с правой стороны реки, а город – на левой. Грузы приходится переправлять автомобилями, на паромах. Зимой – по льду. Получается: колоссальную работу выполнили, а до конца не довели, мост не построили. Как бы упущение исправить?
- Будем добиваться включения этого объекта в госпрограмму развития транспортной системы, - пообещал министр.
Дальний Восток – это около сорока процентов территории России, дополнила коллегу Светлана Горячева. И только юг имеет более или менее надежное железнодорожное сообщение. Основной завоз, особенно зимой – автомобилями, самолетами. А теперь еще вводятся сборы с дальнобойщиков, за проезд по федеральным трассам. Это приведет к удорожанию и без того не дешевых товаров, особенно на «северах». «Вам не кажется, - спросила она, - что министерство должно выступить с инициативой приостановить действие известного «Платона», чтобы не ухудшить жизнь населения?»
- Разделяю ваши опасения, - ответил А. Галушка. – Вступаем в переговоры с коллегами в министерствах, ведомствах, отстаиваем интересы ДФО. Если подходить к нему с общими мерками, никакого развития не получится.
Президент поручил сделать тарифы на электроэнергию для Дальнего Востока такими же, как в других регионах. Но это лишь частичное решение проблемы. В других странах, в связи с падением нефтяных цен, дешевеет и горючее. У нас наоборот. На автозаправках Магадана стоимость литра бензина от 46 до 50 рублей. Транспортники перекладывают свои потери на клиентов. «Крайними» оказываются покупатели. То же самое и в авиации. После ухода с рынка «Трансаэро» цены на билеты стали еще дороже. Как в таком случае привлекать людей «на стройки века»?
Сенаторов интересовали перспективы использования «владивостокской площадки» для расширения нашего влияния в АТР. А. Галушка напомнил указ Президента о ежегодном проведении Восточного экономического форума. Второй случай в российской практике. До этого был подобный указ о Петербургском международном экономическом форуме. Известна и дата следующего форума во Владивостоке: 2 - 3 сентября.
Мы, конечно, будем активно использовать эту площадку для диалога политического, экономического. Тем более, что всем уже очевидно: без России не может быть успешно разрешен целый ряд проблем Азиатско-Тихоокеанского региона. В частности, совершенствование транспортных, логистических коридоров, межкорейский диалог.
В этой связи возрастает интерес ко второму Восточному форуму. И со стороны лидеров государств АТР, и многих инвесторов. Первый мы готовили спешно, можно сказать, в экстремальных условиях. Отпущено было всего лишь три месяца. Сейчас и времени больше, и опыт накоплен.
Министерство подписало меморандум с Госкомитетом КНР по развитию и реформе. Речь, в частности, идет о создании совместного агропромышленного фонда. На каких принципах будет основываться его работа, какие основные задачи перед ним ставятся?
Принципы следующие, пояснил министр. Земли сельхозназначения могут использоваться только российскими предприятиями. В управляющей компании 51 процент акций принадлежит нам и 49 – Китаю. Председатель совета директоров и генеральный директор назначаются по представлению российской стороны. Решения по инвестиционным проектам принимает совет директоров, большинством голосов. Девяносто процентов финансирования – китайское. Иностранных рабочих на этих объектах должно быть не более двадцати процентов.
С Госкомитетом по развитию и реформе КНР подписан и меморандум о взаимопонимании в укреплении российско-китайского регионального, производственного, инвестиционного сотрудничества. Договоренности связаны также с инициативой китайской стороны по экспорту производственных мощностей в приоритетных отраслях экономики. Это, прежде всего, стройиндустрия, металлургия, энергетика, машиностроение, судостроение, химическая, текстильная, цементная промышленность, сфера коммуникаций. Речь идет о возможном переводе китайских предприятий на территорию Дальнего Востока с учетом обязательного соблюдения установленных в России экологических требований.
Наш агропромышленный комплекс на подъеме, а рынок АТР заинтересован в его продукции. Взять, к примеру, Западную Сибирь, Алтайский край, говорили сенаторы, они могли бы резко увеличить поставки в Юго-Восточную Азию зерна, муки. Население там растет, потребность в продовольствии увеличивается. Но у нас не хватает терминалов для отгрузки, а черноморские порты от Сибири далеко. Какие тут видятся решения?
Транспортные коридоры, ответил министр, конечно же, надо расширять. Вместе с коллегами из Минсельхоза, иностранными партнерами создаем соответствующую инфраструктуру для отправки продукции за рубеж.

 «Пирамиду»  придется перевернуть

Александр Акимов, Юрий Кушнарь, другие, напомнили высокому гостю о необходимости более тесной «стыковки» федеральных и региональных инвестиционных проектов. Взять, к примеру, Южно-Якутский территориально-производственный комплекс. Тут свыше десяти крупных объектов: угледобывающих, металлургических. Утверждены и одобрены центром, властями республики схемы развития, создана корпорация, а серьезных подвижек нет.
Мы обсуждали этот вопрос, пояснил министр. Дело не в «стыковке», а в ресурсах. Надеемся поправить положение с помощью механизма территорий опережающего развития. Такой опыт есть на Чукотке. Пришел резидент, за ним другие инвесторы. Появились и стимулы, возможности осваивать месторождения.
- ТОРы – дело хорошее, - согласился Виктор Озеров, - но нельзя забывать о предприятиях, которые существуют вне этих территорий. Например, судостроительный завод «Аркаим», завод «Амуркабель». Сегодня они или банкроты, или к этому близки. Тут нужна, как говорится, двойная тяга: и федеральных, и региональных властей. 
Отсутствие комплексной стратегии, к сожалению, характерно для всей страны, отмечали, в частности, Анатолий Широков, Дмитрий Азаров, Игорь Чернышёв. Ответственно за это, прежде всего, Министерство экономического развития. Взять хотя бы проблему кадров. Подъем экономики ДФО, к сожалению, не стал делом общероссийским, как в свое время освоение целины. Ни один руководитель края, области, республики не заявил, что готов, скажем, помочь специалистами предприятиям ДФО.
Правительство учредило Агентство развития человеческого капитала на Дальнем Востоке. Поставлены перед ним конкретные цели, задачи, начата работа. Составлена «дорожная карта», обозначено, сколько надо специалистов, каких профессий, с какой зарплатой, во что обойдется строительство жилья для них. Результаты когда еще будут, а одному лишь судостроительному заводу «Звезда» нужно шестьсот сварщиков.
Есть еще госпрограмма добровольного переселения соотечественников, живущих за рубежом. В соответствии с нею, ДФО принял за прошлый год около десяти тысяч человек. Крайне мало, с учетом острой потребности в кадрах. Тем более, что желающих вернуться на историческую родину – миллионы. Министерство заинтересовано в таких переселенцах, среди которых много квалифицированных специалистов различных профессий. Но их привлечение, обустройство – компетенция других ведомств.
Согласно существующему законодательству, предприятия малого и среднего бизнеса раз в два года оплачивают своим сотрудникам расходы на проезд к месту отдыха и обратно. Для многих из них это тяжелая финансовая нагрузка, грозящая разорением. Есть поручение председателя правительства компенсировать такие затраты но, опять же, реальных сдвигов пока не заметно. Получается: с одной стороны, «малышей» поощряем, а с другой – подрываем их финансовое благополучие.
Вячеслав Фетисов поделился впечатлениями от встреч со студентами высших и средних учебных заведений Дальнего Востока. Хорошие вузы, колледжи, немало талантливых, перспективных ребят. Но по окончании учебы многие из них устраиваются на работу за пределами ДФО. Основная причина – трудности с жильем. В. Фетисов предложил Минвостокразвития подготовить, вместе с парламентариями, законопроект об ипотеке для молодых дальневосточников.
- Есть несколько важных направлений для нашей работы с министерством, - заметил Вячеслав Штыров, известный знаток дальневосточных проблем. – Прежде всего, нужно основательно пересмотреть стратегию подъема экономики ДФО, с учетом новых обстоятельств, приоритетов.
Практически готов и механизм ее реализации. Это закон «Об особенностях социально-экономического развития Дальнего Востока». Осталось вместе с другими ведомствами составить его финансово-экономическое обоснование.
Мы также должны подробно изучить, проанализировать закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Дополнить новыми положениями, которые буквально перевернули бы существующую «пирамиду». В чем ее пороки? Центр составляет планы, спускает на «низы». Зачастую без учета конкретных обстоятельств, реальных возможностей исполнителей. 
А надо, чтобы все было наоборот. В нашем случае, территориальное министерство должно выступать инициатором новых проектов. Отраслевые – принимать их, согласовывать со своими программами. Только такой «тандем» позволит обеспечить успешное продвижение вперед.
Подводя итоги обсуждения, председатель палаты Валентина Матвиенко отметила своевременность, целесообразность создания Министерства по развитию Дальнего Востока. За короткий срок министру и его команде удалось не только сформировать правовую базу для ускоренного подъема экономики. Сделаны практические шаги, получены серьезные, обнадеживающие результаты.

Специальный корреспондент
Александр Платошкин, 
Москва




← Назад в раздел